Спасатель. Старый текст. Часть 2

Как только крейсер ушел в прыжок, я попросил всех членов экипажа собраться в кают-компании. Когда все собрались и расселись где кому удобно, я начал разговор

- Я прошу Вашего внимания буквально на пятнадцать-двадцать минут. Дело касается нашего дальнейшего маршрута и рода деятельности. Тонк уже в курсе, он прокладывал курс. Мы летим в систему RJ-45821, где двадцать лет назад дрался флот Империи Аратан с аварцами. Об этой системе мне рассказал Кер, там должно быть много брошенных и полезных для нас вещей. Удаленность от границ Империи позволяет надеяться на их сохранность. С основной работой я планирую справиться сам, но я буду не против, если кто-нибудь из вас освоит дополнительные специальности. Базы по разным направлениям у меня есть, причем серьезных уровней. Медкапсулы для обучения под разгоном – тоже не проблема, как и препараты для разгона. Так что подумайте, кто и что хотел выучить и обращайтесь к Гансу. Он поможет с обучением под разгоном. Да, у нас еще есть комплексы ‘Ратник’, я сегодня их смонтирую. Это если вдруг кто-нибудь захочет поднять базы пилота. Кстати, запас имплантов у нас тоже есть. Так что пока есть свободное время – можно установить. Какие-либо вопросы ко мне есть?

- А какое приоритетное направление обучения? – спросил Иван

- Смотри. Я рассказываю примерный ход работ, а ты думай, что может пригодиться. Хорошо?

- Да.

- Прилетели, начали детально сканировать, чтобы определить какие корабли мертвые, а какие еще кусаются. Там кстати, кроме аратанских кораблей, коды доступа к которым у нас есть, есть еще и аварские, которые могут и в пыль стереть. Дальше, если можем безопасно работать, начинаем стягивать останки в безопасную зону и разбираемся: что еще рабочее можно снять, а что проще оставить. Если из нескольких одинаковых кораблей можно собрать один рабочий – так и делаем. Корабли, даже восстановленные из хлама, стоят больших денег. Попутно собираем у погибших данные ДНК, снимаем нейросети и импланты – как ни кощунственно это звучит, но им оно уже ни к чему, а нам пригодится. Собираем найденные платежные чипы, карты памяти и так далее. Все это и есть работа мусорщика. Мы убираем за военными. Естественно, так как работа опасная, то мы имеем полное право оставить себе или продать все, что было нами собрано.

- Как-то гадко это все… Мародерство какое-то .- подал голос Мет.

- С одной стороны да, мародерство. Но если посмотреть на это все с другой стороны, то сейчас система, в которую мы летим, загажена остатками кораблей и других боевых систем. Тысячи непогребенных покойников, летящих в холоде космической ночи. Их привезли за десятки систем от их домов и оставили, когда они погибли. Я предлагаю оказать им последнюю честь – вернуть родным хоть часть их праха. Так, мне кажется, мы и погибших уважим и спокойно сможем там работать, не опасаясь мук совести.

- А что, по-моему идей неплоха. – сказал Кер. – По крайней мере, если бы я там погиб, то был бы совсем не против, чтобы мой прах вернули моим родным. Вот только как мы это сделаем? У нас ведь нет контейнеров для праха?

- А их мы сможем изготовить из остатков кораблей. Поставим ремонтных дроидов – пусть клепают. Дешево и символично. Кстати, министерство обороны Спасателям за данные ДНК погибших выдают премию. Так что на этом мы еще и заработаем…

- Ладно, мы отклонились от темы. – Подал голос Иван. – Насколько я понял, нам нужны технические специальности, медики и пилоты, если мы восстановим корабли?

- Да, но есть уточнение. Я рекомендую изучать не техника, а спасателя. Базы по объему знаний на порядок больше, структурированы лучше, сертифицируются сразу в нескольких областях: это и техник, и инженер, и медик. Причем техник сразу для всех видов кораблей: от малых до больших.

- С этим понятно. Какой уровень баз ты можешь предоставить и какие требования?

- Желательно иметь хотя бы инженерный минимум в 200 единиц. У меня есть свежие полные базы по всем направлениям, девятый-десятый уровень, в зависимости от направления.

- А сколько экземпляров есть? Они ведь на одну установку?

- Есть достаточное количество, всем хватит. – Не стал я раскрывать свой источник тиражирования баз.

- Тогда я хочу Спасателя и пилота, малых и средних кораблей. Пока этого мне хватит надолго.

- Хорошо, Иван. Подойдешь к Гансу, он прикинет, что из имплантов можно поставить, чтобы ускорить обучение и зальет тебе базы. С ним же обсудите и обучение под разгоном. Порядок изучения баз Спасателя я скину – я в свое время просчитывал, ускоряет изучение процентов на двадцать.

- А я пока пилота подниму. – Сказал Кер. – Мне пока этого хватит, импланты у меня стоят. Разве что на тренажере поработаю, когда ты его подключишь. А потом Диспетчером займусь, но это не к спеху.

- Принято. Дальше, Тонк?

- А я тоже Спасателя возьму – меня всегда к технике тянуло. По крайней мере, когда у меня будет свой корабль, смогу его сам ремонтировать…

- Отлично. Те же рекомендации, что и для Ивана. Кто еще?

- А я медика и пилота возьму, – сказал молчавший до этого Мет. – Попробую не только убивать, но и лечить для разнообразия. Да и зацепили меня твои слова по поводу праха погибших. Никогда об этом не задумывался. Мало того, я, Тонк и Кер, могли в той системе навсегда остаться… Мы же все там были. Так что попробуем, хоть через двадцать лет, похоронить наших ребят…

- Хорошо. Тогда все вроде как расписали. За работу. Ганс, задержись немного…

Когда все вышли, я повернулся к Гансу:

- Ганс, базы откопируешь на отдельные кристаллы каждому. Светить наши возможности пока не стоит…

- Саша, я.. Извини, я говорил о нашем оборудовании при разговоре с Тонком, но он пообещал никому не говорить.

- Ладно, с Тонком я сам поговорю. А ты просто сделай то, что надо – проведи полную диагностику всем без исключения – заодно и здоровье экипажу подправим. Дел у нас намечается много, поэтому в этом плане никаких проблем быть не должно. Сразу подбери каждому комплекс препаратов для разгона, времени мало, учиться будем активно. И по имплантам подбери максимально лучшие возможные конфигурации.

- Хорошо. Я пойду?

- Давай, иди.

***

Пять прыжков, пока мы пересекали империю, прошли штатно, даже как-то скучно. За это время я установил, подключил и настроил тренажерные комплексы ‘Ратник’, поднял общий уровень баз пилота средних кораблей до четвертого уровня и откатал навыки в тренажере. У других тоже обучение продвигалось. По крайней мере, к моменту прибытия у меня будет парочка помощников минимум с третьим уровнем техника, что значительно ускорит нашу работу.

За это время на корабле сложился определенный распорядок: все были или на вахте или на учебе. Но это продолжалось только до момента, пока мы не пересекли границу империи, и вышли в пространство Фронтира, которое занимало от трех до пяти систем от границ империи в сторону свободного космоса.

Если в пределах империи существовал закон, который поддерживался патрульными кораблями Флота империи, то во Фронтире закон был один – право сильного. Других законов здесь не было, патрульные корабли империи сюда не заглядывали.

Наш путь лежал и вовсе в зафронтирное пространство. Я так, кстати, пока и не понял, зачем флоты соседних империй сцепились в той далекой системе – ведь чтобы присоединить к себе системы Фронтира им было нужно как минимум лет пятьдесят.

Так как мы вышли в неспокойный космос, то усилили вахты и перевели все системы вооружения в режим полной готовности. Боцман получил приказ при выходе из гиперпространства всегда поднимать щиты и включать модуль активной маскировки, даже без команды.

Первый прыжок за пределы империи прошел спокойно. Мы вынырнули на краю системы, просканировали пространство и, ничего не обнаружив, снова ушли в прыжок. Когда до выхода из следующего прыжка оставалось еще три расчетных часа, заревела тревога и крейсер, окутавшись защитными полями, вывалился в обычное пространство. Александр влетел в рубку и занял свое место.

- Боцман, что происходит? – спросил он, но Тонк, опередив искин, уже отвечал

- Скорее всего, пираты включили глушилку гипера и перехватывают всех пролетающих мимо. Ну да, вон три фрегата третьего поколения зажали средний транспортник и отжимают к астероидному полю, чтобы добить его там. Он уже почти и не огрызается, полей уже нет, сожгли последнюю турель, полетели на абордаж. Что делаем?

- Как что? Мы Спасатели или кто? Мет, готов?

- Всегда пожалуйста, – ответил Мет. – Тонк, подведи меня поближе, а то далековато слегка, могу невзначай транспортник задеть, если промахнусь…

- Да не вопрос, – ответил Тонк, давая команду на ускорение. Картинка с кораблями стала приближаться.

- Отлично, пока хватит, – сказал Мет и тоннельные орудие выпустили свои заряды по самому близко подобравшемуся к транспортнику фрегату. Пират исчез в облаке взрыва. – Упс, не рассчитал, извините.

- Мет, ты хоть от этих двух оставь что-нибудь для идентификации.

- Постараюсь, – сосредоточенно сказа Мет. Ожившие лазерные турели крейсера выплюнули гигаватты энергии, и оставшиеся фрегаты пиратов полетели дальше по инерции, так как их двигатели превратились в расплавленные брызги металла. Следующим залпом Мет снес их вооружение и удовлетворенно сказал: – Теперь они твои, Иван.

- Спасибо. Капитан, все чисто. Глушилка отключилась, похоже, была на первом фрегате. Сканеры показывают – все чисто.

- Отлично, все молодцы! Боцман, канал связи с транспортником

- Канал готов

- Крейсер ‘Терра’ вызывает транспортник. Назовитесь.

- Здесь я, транспортник ‘Куялхат’, капитан Ики Румаят, с кем я разговариваю?

- Александр Петров, капитан крейсера ‘Терра’.

- Спасибо вам, господин Петров, думал уже все, помирать собрался, а тут вы. Чем могу отплатить за услугу?

-Скажите, Ики, у вас всегда так или мы просто удачно зашли?

- По-разному бывает. Я двадцать лет летаю, но так серьезно попал впервые, в основном ведь как, зажали, получили денег или груз и отпустили, а тут сразу стрелять начали. Хорошо, что вы вмешались, хоть двигатели еще немного живы остались…

- Странно, вроде как обычно стараются двигатели повредить, чтобы жертва не ушла, какие-то странные пираты нынче пошли…

- Так ведь и я не сидел на месте, опыта ведь у меня хватает, за столько лет научился. Да и пиратам корабль к себе на базу еще вести надо, потому, наверное, и старались движки не уничтожать.

- Ладно, Ики. Техническая помощь нужна?

- Спасибо, я сам потихоньку доковыляю, а то мне пока и заплатить нечем. Как-нибудь в другой раз. Тут всего один прыжок остался, а там я уже дома

- Как скажешь. Мы тогда посторожим, пока ты будешь разгоняться.

- А вот за это спасибо. Ладно, удачи и еще раз спасибо. – Капитан транспортника отключился

- Мутный он какой-то, – задумчиво проговорил Александр.

- А здесь большинство такие, – сказал Мет. – Жизнь здесь такой отпечаток накладывает: каждый может попытаться урвать твой кусок, если он слаще покажется…

- Ладно. Тогда давайте пока осмотримся, раз уж пообещали подождать, пока он прыгнет. Тонк, давай поближе к тому астероидному полю, просканируем его. Не нравится мне оно. Был бы я пиратом – сделал бы там засаду.

- А что с фрегатами будем делать?

- Пусть повисят немного, посговорчивей будут. Они никуда не влетят? Ну и ладно, подождут немного. А сдохнут, туда им и дорога, нам все равно за них заплатят.

- Хорошо, капитан. Боцман, сканируем поле по ходу движения.

- Принято, – ответил Боцман. – Масс детектором обнаружено аномальное скопление массы.

- А вот, похоже, и ответы на наши вопросы. Тонк, давай потихоньку туда.

- Есть капитан,- ответил Тонк – Кер, помогай.

Все-таки приятно наблюдать за работой профи: Кер полями мягко раздвигал каменные глыбы, а Тонк легко и грациозно проскальзывал в освободившееся пространство. Через двадцать минут такого неторопливого передвижения (или танца), крейсер вышел на свободное пространство, которое было заполнено десятком кораблей с разной степенью повреждений. Немного в стороне, рядом с огромным астероидом выделялся огромный старый транспортный корабль с развороченными двигателями.

- Боцман, сканер на полную мощность

- Капитан, все корабли, кроме большого транспортника, без энергии и атмосферы. На транспортнике работает реактор и есть атмосфера. Судя по показаниям биосканера, на борту находится пять человек.

- Иван, готов? Твой выход.

- Есть. – Ответил Иван Келлер и от крейсера отчалил штурмбот с штурмовыми дроидами. Иван управлял ими дистанционно, мне не нужны были потери в экипаже.

- Есть касание, прошли шлюз, идем по коридору к трюму, вошли в трюм. Сопротивления нет. Похоже, все пираты были на тех трех фрегатах. Саша, здесь люди в клетках! Что делаем?

- Блин, Ваня! Что значит что делаем? Кер, Мет, смотрите по сторонам. Тонк, стыковка. Ганс, приготовься к осмотру пациентов. Ваня, вооружаешься и присматриваешь за Гансом на месте. Все, пошли, в темпе.

Крейсер плавно пристыковался к транспортнику и Иван с Гансом перешли на него. Оба были одеты в защитные скафандры, Иван вооружен, а Ганс нес в руках мобильный диагностический комплекс, с встроенной аптечкой. По крайней мере, первую помощь сможет оказать прямо на месте.

Корабль производил гнетущее впечатление: видно было, что он запущен и пребывает в таком состоянии уже очень давно. Следуя за штурмовыми дроидами, они быстро прошли в трюм. Как и показывал биосканер, в клетках находилось пять человек, разной степени истощенности.

Пока Ганс проводил первичную диагностику, Иван, вместе с штурмовыми дроидами, прочесывал корабль. Все найденные документы, карты памяти, платежные карты и личные вещи пиратов сваливалось в мешок для последующего разбора и сортировки. Оружие и боеприпасы складывались в другой мешок, а найденная дурь и различные препараты непонятного содержания – в третий мешок, предназначенный для утилизации.

- Боцман, дай информацию о кораблях, – обратился я к искину

- Обнаружено девять кораблей: один буксир, три шахтера, два малых транспортника, два средних, одна яхта. Судя по названиям кораблей и данным из базы ‘Спасатель’, все они пропали за последние пять лет.

- Вот и примерный срок существования банды. Ваня, что у тебя?

- Собрал все, что было можно найти сходу. Наверняка где-то есть тайники, но я пока не нашел.

- Я понял тебя. Давай так, все равно здесь работы даже не на день, пока разберемся, запротоколируем, в железках покопаемся. Ваня, надо брать те фрегаты. Помоги Гансу доставить пациентов в медотсек и грузись сам – полетим, подстрахуем тебя.

- Хорошо, пятнадцать минут.

- Вот и отлично. Ганс, что у тебя?

- У меня пять человек, двое очень тяжелые – сразу в регенератор нужно. Остальным и обычных медкапсул хватит, по крайней мере, могут немного подождать, просто истощение и побои.

- Ясно. Сейчас Иван поможет тебе перевести их на ‘Терру’, через пятнадцать минут вылетаем. Потом будет время более спокойно поговорить.

- Хорошо.

***

Ирта собиралась умереть. После месяца, проведенного в клетке пиратов, в ней трудно было узнать веселую длинноногую девушку с аппетитными формами, которой она была совсем недавно.

Ирта вар Кейн, по ее меркам, выросла в достаточно обеспеченной семье. По меркам мира, в котором она росла, ее семья была просто неприлично богатой. Да и как могла быть необеспеченной семья, которая владела корпорацией ‘Кейндастри’, которой принадлежала почти половина фабрик планете. Ее мир назывался Кейнри, и специализировался на производстве продуктов питания. С планеты экспортировали как натуральные продукты для столов состоятельных людей, так и огромное количество картриджей для пищевых синтезаторов. Корпорация, принадлежащая ее семье, контролировала 40 процентов экспорта всей планеты.

На удивление всем, огромное состояние не сделало ее высокомерной и зацикленной на развлечениях. Конечно, Ирта любила отдохнуть в приятной компании, но при этом она предпочитала видеть около себя умных людей, не обращая внимания на их социальный статус.

Обладая от природы (и папы с мамой) живым пытливым умом и развитым воображением, она с детства тянулась к знаниям, и по окончании школы поступила в университет. Кейнри, в силу своей отсталости, пока не затронула тенденция получать образования при помощи нейросетей и баз знаний – всего приходилось достигать своим умом и личными усилиями.

После окончания университета родители подарили ей небольшую космическую яхту, чтобы она могла слетать в империю Аратан и хорошенько отдохнуть, заодно установив себе нейросеть. Как и большинство состоятельных людей мира Кейнри, ее родители признавали нейросети удобным и полезным изобретением, особенно в области сохранения и поддержания здоровья.

Ирта, взяв с собой несколько самых близких друзей, вылетела на яхте в сторону империи Аратан. Они успели сделать только два прыжка, когда начался кошмар: три пиратских фрегата прижали ее яхту к астероидному полю и взяли штурмом, убив капитана яхты прямо у нее на глазах.

Когда пираты узнали, что из всех захваченных только за нее можно получить выкуп, с остальными церемониться не стали – били и издевались, насколько хватало их фантазии. В клетках, куда их засунули, уже находились какие-то люди, но долго они там не задерживались – умирали от истощения и побоев.

Так прошел месяц с момента пленения. К ее клетке подошел главный пират и сказал, что если за нее в течение трех дней не заплатят выкуп, то она пойдет вслед за своими подругами, вначале развлекать пиратов в постели, а потом, когда они пресытятся, то за борт, без скафандра. Из десяти человек, вылетевших в то злополучное путешествие, осталось в живых только трое. Она и еще два парня. Остальные погибли: кто сопротивлялся, кто сошел с ума от пыток и пираты их пристрелили. Пираты приходили, уходили. Когда надолго, когда нет – Ирта совсем потеряла счет времени.

А потом все изменилось. В трюм вошли вооруженные дроиды и осмотрели все пространство. Через какое-то время появилось пару человек в защитных скафандрах. Один был вооружен, как для ведения небольшой войны, другой был с небольшим прибором в руках.

Пока первый по-хозяйски осматривал помещения и сбрасывал найденные предметы в мешки, второй вытащил ее и друзей по несчастью из клеток и начал проверять всех своим прибором. Когда очередь дошла до нее, прибор поморгал немного, и, неожиданно для нее, сделал несколько уколов. По телу начало разливаться приятное тепло и ее стал клонить в сон.

- Это стимуляторы, которые поддержат вас до медкапсулы. – сказал человек неожиданно приятным голосом – Сейчас переправим вас на корабль и займемся Вашим лечением.

- Молодой совсем, – подумала Ирта, – жаль, через стекло скафандра лица не видно.

Она провалилась в сон. Ирту и ее спутников подхватили дроиды, перенесли на другой корабль и уложили в медкапсулу.

***

-Звери, сволочи, убивать таких надо – шумел Ганс, доставая людей из клеток и укладывая на загаженный пол. Сейчас главное диагностика и поддержание истощенных людей, гигиену придется отложить на потом. Даже без приборов Ганс видел, в каком тяжелом состоянии находятся пленники. Самой последней он вытащил девушку. Она была немного в лучшем состоянии, чем остальные, но держалась явно из последних сил. Когда диагност протестировал ее и сделал пару уколов, Ганс неожиданно для самого себя прокомментировал ситуацию:

- Это стимуляторы, которые поддержат вас до медкапсулы. Сейчас переправим вас на корабль и займемся Вашим лечением.

Глаза девушки благодарно мигнули, ее лицо расслабилось, и она уснула. Ганса поразила ее красота, видная даже через следы, оставленные побоями и усталостью. Пленников перенесли в медотсек и уложили в капсулы. Ганс связался с Александром:

- Саша, пострадавшие в медкапсулах. Какой режим устанавливать?

- Подлатай их немного, а потом будет видно. Да, запусти по каждому полную диагностику, потом будет о чем с ними говорить.

- Хорошо, Саша. А что там с пиратами?

- Сейчас выруливаем из астероидного поля, Иван со своими дроидами уже на низком старте, у Мета руки чешутся распылить кого-нибудь на атомы. Так что с пиратами разговор будет короткий – не сдался, подыхай. Хотя, как по мне, они должны ответить за все. Мы там еще пару дней будем копаться, так что, думаю, еще насмотримся. Ладно, начинается самое интересное. Потом поговорим. – Александр отключился, а Ганс вернулся к медкапсулам и начал проверять показания приборов.

***

К огромному сожалению Мета, пираты сопротивления не оказали, поэтому распылять никого не пришлось. С двух фрегатов сняли четырех пиратов, по два с каждого. Дроиды, управляемые Иваном, их быстро обыскали, связали и закрыли на крейсере в небольшой кладовке.

Вообще, как показали последние события, мы оказались не готовы к принятию заключенных. И если с освобожденными пленниками особых проблем не было – на крейсере было две каюты для размещения десанта, то с запираемыми помещениями для тюрьмы было совсем худо. Но мы выкрутились, приспособив кладовку, кинув туда матрасы и поставив пару дроидов у входа.

Фрегаты, как не представлявшие никакой ценности, отправили в корону местной звезды, немного подправив их траекторию. Мы же вернулись к месту пиратской базы.

Поручив Ивану вопросы, связанные с пленниками – содержание, допрос и все остальное, я решил заняться техникой. Одев технический скафандр, погрузив в штурмбот свой комплекс ремонтных дроидов и дешифратор, я отправился на обследование кораблей.

Начать я решил с буксира, который визуально выглядел рабочим. Подойдя и пристыковавшись к нему, я подключил дешифратор к сервисному разъему и начал взлом искина. Уже через пару минут я имел полный доступ к кораблю. Шлюз открылся, и я вошел внутрь. Как только я оказался в коридоре, включилось местное освещение. Корабль был просто загажен: грязь, обрывки какой-то упаковки, я даже удивился, где в космосе нашли столько мусора.

Я прошел в рубку и осмотрелся. Так как буксир был второго поколения, то подключения для прямого управления через нейросеть не существовало, все управление осуществлялось в ручном режиме. Я включил пульт и, присев в кресло пилота, запустил самодиагностику.

Буксир ATF2689-86, производства империи Авар

Корпус, остаточный ресурс – 58%

Тяговые двигатели MT743, остаточный ресурс – 64% и 66%

маневровые двигатели MMJ45, остаточный ресурс – 55%

реактор тип MR-23, остаточный ресурс – 68%

гиперпривод второго поколения ГП2-13, остаточный ресурс – 35%

гравизахваты 2GP-12-24, остаточный ресурс – 46%

эмиттеры защитные щитов, остаточный ресурс – 56%

топливо – 23% от объема бака

Что ж, пока вроде как должен летать, хотя и требует хорошего ремонта и обслуживания. По крайней мере, все с этой свалки мы сможем вытащить к ближайшей системе, если понадобится. Неплохо для начала.

Скинув содержимое памяти местного искина (даже скорее просто вычислителя, так как до уровня искина он не дотягивал) на встроенную в дешифратор карту памяти, я отключил пульт и вернулся на свой бот и отправился дальше, осматривать такие нежданные трофеи.

Из оставшихся кораблей самой целой оказалась яхта. По крайней мере, по результатам тестирования ее состояние было признано отличным. Мародеры испортили внутреннюю отделку и разворотили сейфы, в поисках драгоценностей и оружия.

Транспортники висели в пустоте безжизненными тушами. При огромном желании и наличии верфи их можно было еще восстановить, так как корпуса оказались достаточно целыми и прочными. В принципе это было характерно для кораблей первых поколений постройки: это уже после третьего поколения перешли к технологии сборки кораблей из стандартных блоков.

Осматривая корабли, я везде, где они были, собирал ремонтных дроидов, как целых, так и поврежденных. Вернувшись на крейсер, дал задание ремонтному комплексу начать сортировку и ремонт дроидов, пополняя свой ремонтный парк. У меня появилась мысль, как можно было использовать такое нежданное богатство.

***

Когда я поднялся в кают-компанию, меня уже с нетерпением ждал весь экипаж. Все текущие работы были завершены и они ждали только меня.

- Ну что могу сказать. Яхта – совершенно рабочая, требует небольшого косметического ремонта внутри. Буксир – рабочий, но без ремонта, больше чем на пять-десять прыжков, никуда не уйдет. Я его могу немного подлатать, но чтобы сделать это капитально и серьезно – нужна верфь.

Транспортники. Корпуса на удивление целые, немного порезаны переборки внутри, но это лечится. Если поставить реакторы, двигатели и искины – получим четыре крепких корабля, которые можно будет неплохо продать. Мало того, у меня есть идеи по их модернизации, так что будут даже лучше, чем были изначально.

По шахтерам – мне кажется, что проще зацепить их буксиром и отогнать к ближайшей системе, где недорого продать – возни с ними может оказаться больше, чем получим прибыли. Вот такой расклад у меня. Ваши мысли?

- В принципе неплохо должно получиться. А ты сможешь восстановить транспортники?

- Да, знаний у меня хватает, нужны только требуемые узлы. И можно еще ремонтных дроидов прикупить, чтобы процесс ускорить. Если будет все необходимое, то за неделю справлюсь.

- Хорошо, тогда будем готовиться. Что нужно делать?

- Нужно готовить буксир к полету. Проведу небольшое техобслуживание, зацеплю шахтеры. Сначала отгоним и продадим шахтеров, яхту, купим реакторы, двигатели и все, что нужно для транспортников, зацепим несколько контейнеров с топливом и с буксиром вернемся обратно. Восстанавливаем транспортники и отгоняем их на продажу. Придется немного полетать туда-сюда, но пока других логичных вариантов я не вижу. Да, надо будет ускорить изучение пилотских баз. Только Тонк и я не справимся, так что Кер, придется поднапрячься. У тебя есть максимум неделя для обучения как минимум до четвертого уровня пилота-универсала.

- Я успею, – ответил Кер. – Как раз за неделю выучу и в тренажёре обкатаю.

- Отлично. Ваня, что наши пленные рассказали?

- Все вполне ожидаемо: банда промышляла около пяти лет. Нападали в основном на транспортники без прикрытия. Старались работать по наводке, было у них пару осведомителей, но все подробности знал их главный, но его распылил Мет вместе с фрегатом. Так что в этом направлении пока ничего не могу сказать. Думаю, у СБ много вопросов к ним будет. Да, яхта принадлежит той девчонке, которая у Ганса в медкапсуле лежит. За нее запросили неслабый выкуп, сейчас его родственники собирают, должны были через пару дней платить. Так что надо бы успокоить родных, что их дочь жива и почти здорова.

- Это обязательно. Ганс, как там твои подопечные?

- С этой девчонкой как раз проще всего – ее, по-видимому, немного щадили, потому она в лучшем состоянии, чем другие пациенты. Думаю, через полчаса выйдет из капсулы практически здоровой, разве что откормить надо будет. Остальных приведу в порядок часов через шесть.

- Значит, делаем так. Я сейчас занимаюсь буксиром. Ориентировочно часа через два выдвигаемся отсюда к ближайшей населённой системе. Боцман, какая здесь есть ближайшая система, с верфью и товарной биржей?

- Система PQ-125376. Две населённые планеты, разрабатываемые астероидные поля, две частные верфи, орбитальная станция…

- Достаточно, Боцман. Основное я услышал. Во-первых, там есть шахтеры, которые заберут кораблики. Во-вторых, там есть верфь, где можно купить или заказать то, что нам нужно. В-третьих, там наверняка должны быть службы, которые занимаются пиратами – вот им их и сдадим. Кстати, надо подготовить копию данных с искинов фрегатов для СБ и просмотреть, вдруг там найдется что-нибудь интересное и для нас. Кто этим может заняться?

- Давай я сделаю, – сказал Иван. – Тем более, что я уже общался с этими уродами и знаю где примерно нужно копать. Что именно нас может заинтересовать?

- Ищи места по типу этого: места баз, где скидывали корабли и какие, где хранили платежные карты, драгоценности. В общем, все, что нам может пригодиться. Эту информацию СБ передавать не обязательно, сам понимаешь.

- Я понял, пошел заниматься.

- Тогда пока все. Я готовить буксир. Если что – я на связи.

***

Ирта открыла глаза в незнакомой комнате. Смутно знакомый голос сказал:

- Можете встать и одеться. Одежда лежит на стульчике возле капсулы. Я отвернусь.

‘Он видел меня голой’, промелькнула мысль, которая окрасила ее щеки в пунцовый цвет.

Она села в капсуле, прикрыв грудь рукой, и осмотрелась по сторонам. Она находилась в помещении, уставленном аппаратами, похожими на тот, в котором она сидела. Некоторые были открыты, некоторые закрыты. Вся обстановка вокруг резко отличалась от того, с чем она сталкивалась раньше. Немного в стороне, отвернувшись, за столом сидел молодой мужчина. Никого другого в помещении не было.

Ирта грациозно выскользнула из капсулы и, схватив лежащую на стуле одежду, зашла за капсулу, чтобы одеться. Ее самочувствие было великолепным: нигде ничего не болело, энергия ее просто переполняла. Насколько она себя видела, не было никаких синяков и других ‘подарков’ пиратов.

Парень почувствовал ее движение и, не поворачиваясь, сказал:

- Вам не нужно меня бояться, одевайтесь спокойно, не надо прятаться. К тому же, сейчас сюда никто не зайдет.

- Это почему? – спросила Ирта. – И сколько я здесь у Вас? И где это у Вас?

- Давайте одевайтесь, и я отвечу на все Ваши вопросы. Вы хотите есть? После медкапсулы обычно всегда тянет перекусить.

Ирта прислушалась к своим ощущениям – ей действительно захотелось поесть, причем чего-нибудь калорийного и много

- Да, кажется, Вы правы. Я только сейчас поняла, насколько я голодна.

- Вот и отлично. Как только Вы оденетесь, мы тут же отправимся обедать. – Ирта вдруг поняла, что все это время она стояла голая, держа в руках комбинезон. Хорошо хоть парень так и не повернулся к ней, а то она сгорела бы от стыда. А еще она была удивлена тем фактом, что общение с этим молодым человеком доставляло ей удовольствие. Общаться было легко, как будто они были знакомы много лет. Быстро одев комбинезон, она сказала:

- Я готова.

Парень встал, повернулся к ней, посмотрел на нее и сказал:

- Давайте знакомиться. Меня зовут Ганс Шнитке, я медик этого корабля.

- Ирта вар Кейн, студентка, точнее, была студенткой, закончила университет. Родом из мира Кейнри. Мы с друзьями летели на яхте в империю Аратан, когда на нас напали.

- Хорошо, Ирта. Идите со мной, я покажу, где можно пообедать.

Ганс с девушкой вышли из медотсека, и он повел ее в кают-компанию. По дороге Ганс знакомил ее с кораблем и рассказывал о последних событиях.

- Мы находимся на крейсере ‘Терра’, который принадлежит нашему капитану Александру Петрову. Сейчас он обследует найденные нами корабли. Насколько я понял, мы нашли Вас совершенно случайно. Мы пролетали мимо, когда увидели трех пиратов, которые напали на транспортный корабль. Капитан принял решение вмешаться. Транспортник мы отбили, и он улетел, а мы остались в системе подождать его отлета. Пока ждали, капитан начал сканировать астероидное поле и обнаружил пиратскую базу, на которой и нашли Вас. Теперь Вы знаете почти все. Кстати, мы уже пришли, – сказал Ганс, вводя девушку в кают-компанию.

Они подошли к пищевому синтезатору и Ганс предложил девушке выбрать блюда. Сделав заказ и получив тарелки с едой, они уселись за стол и продолжили разговор, точнее говорила девушка.

- Понимаете, Ганс. Дело в том, что мой мир находится в Фронтире и считается отсталым. Мы не имеем доступа к современным технологиям, нам не продают космические корабли, нейросети и так далее. Это путешествие было подарком моих родителей по случаю окончания университета. Я с друзьями летела в империю, чтобы поставить нейросеть. Если бы это все было у нас, не было бы этой жуткой трагедии, не погибли хорошие люди, защищая меня…

- Ирта, успокойтесь, я могу понять ваши чувства. Поверьте, не все в империи разделяют ее взгляды и законы. Кстати, наш капитан родом с планеты, которая считается ‘дикой’ даже по сравнению с Вашей планетой. Он только пару месяцев как попал в империю, но уже смог много добиться. Я думаю, если поговорить с ним, то он сможет что-нибудь придумать. Уж очень у него нестандартный подход к разным вещам, я даже по-доброму завидую ему, как у него все получается…

- Хорошо, буду на это надеяться. Кстати, Ганс, Вы обещали рассказать, где все остальные члены экипажа

- Да, капитан готовит к транспортировке часть найденных здесь кораблей. Иван, это наш специалист по абордажным действиям, допрашивает пленных пиратов. Да-да, мы уничтожили один фрегат полностью, а два повредили и захватили четырех пиратов живыми. Сейчас идет допрос, а потом мы передадим их службе безопасности ближайшей системы для суда.

- Давайте я …

- Нет, Ирта. Не нужно Вам это. Их будет судить суд по всей строгости закона, каким бы он не был. Мы уже сейчас доказательств насобирали лет на пятьсот рудников каждому.

В этот момент в кают-компании начали собираться другие члены экипажа, и Гансу пришлось знакомить их с девушкой, потому разговор сам собой свернулся.

***

Следующие два часа пролетели для меня очень быстро и были заполнены скорее нудной, чем трудной работой: я на буксире летал и захватывал гравизахватами шахтерские кораблики и яхту, а потом их еще и скрепил между собой. Все техническое обслуживание буксира пока свелось к уборке силами дроидов и детальному тестированию реактора и двигателей. На более масштабные работы времени уже не оставалось.

Попробовав немного разогнаться с закрепленным грузом и убедившись, что все в порядке, я вернулся на крейсер, чтобы согласовать последние детали.

В кают-компании, кроме свободных от вахты членов своего экипажа, я встретил спасенную девушку, одетую в технический комбинезон из корабельных запасов. Она сидела за столом с кружкой в руках и о чем-то оживленно разговаривала с Гансом. При моем появлении в кают-компании, разговор стих.

- Привет, – поздоровался я. – меня зовут Александр и я капитан этого корабля. Могу я узнать ваше имя и откуда вы?

- Здравствуйте, меня зовут Ирта вар Кейн, из клана Кейн мира Кейнри. – здесь она замолчала

- К сожалению, до сегодняшнего дня я никогда не слышал о мире Кейнри и твоем клане. Мы летели через эту систему и наткнулись на пиратов, атаковавших транспортник. Мы вмешались в драку, а потом нашли спрятанный корабль, на котором вас держали.

- Я знаю, мне уже Ганс все рассказал. Что дальше будет со мной? – в ее глазах я увидел беспокойство, так как во Фронтире местами процветало рабство.

- Скоро мы выйдем из астероидного поля и свяжемся с ближайшей системой. Вы сможете передать информацию своим родным. Насколько я знаю, они сейчас должны готовить выкуп? Так что сможете их убедить в том, что это уже не нужно. Кстати, здесь же была найдена яхта ‘Принцесса’ – ваша? Вы сможете ее забрать, она в достаточно целом состоянии, но придется делать внутренний ремонт, так как пираты основательно там похозяйничали. Кстати, насколько я понял из медицинского отчета, у Вас не установлена нейросеть, как Вы управляли яхтой?

- Я не управляла. На ней был экипаж, два человека. Мы с друзьями летели в Империю Аратан, чтобы как раз там установить нейросети и купить базы знаний. Мы только кончили университет…

- Понятно, можете дальше не продолжать. Кстати, Навигатор, а где находится мир Кейн?

- Два прыжка из этой системы. В системе десять планет, населена одна, четвертая от солнца. Астероидный пояс пока никем не разрабатывается. Сельскохозяйственный мир, основной экспорт – продукты питания и картриджи для пищевых синтезаторов. Своего военно-космического, как и торгового флота нет. Тяжелой промышленности нет. На орбите есть небольшая торговая станция…

- Интересно. Ирта, Вы говорили, что окончили университет. Если не секрет, то по какому направлению?

- Управление, юрист, коммерция. Мой отец настоял, чтобы я развивала сразу несколько направлений. Он говорил, что это полезно для развития семейного бизнеса.

- Умный у Вас отец. Мне даже стало интересно с ним встретиться, может, найдем точки соприкосновения. А каким бизнесом занимается Ваша семья?

- Пищевое производство. Нам принадлежит корпорация ‘Кейндастри’.

- Ладно. Давайте поговорим об этом позже и в другой обстановке, тем более что, если ваш отец собрал весь затребованный выкуп, то ситуация уже наверняка изменилась. Тонк, Кер, выводите нас отсюда. Кер, я иду следом за вами, прикрой меня своими щитами, а то у меня не будет времени на них отвлекаться, а нормального искина там нет.

- Александр, – вступил в разговор Тонк. – Давай я поведу буксир.

- Нет, Тонк. Там ручное управление, так что в этом деле опыт у нас одинаковый, у меня даже чуть больше – я сегодня уже на нем летал. Да и потом, если что, буксир и бросить не жалко, а наш корабль нам всем очень нужен, так что не поцарапай на нем краску, договорились? – улыбнулся я

Тонк заулыбался:

- Все будет в порядке, капитан.

- Ну с богом, полетели. – Сказал я и возвратился на буксир.

***

Кион вар Кейн был счастливым человеком. Глава мощного клана, имевший голос в Совете Кланов планеты, владелец корпорации, любящий и любимый муж, и, наконец, отец замечательной девушки, в которой он души не чаял.

Все изменилось в тот момент, когда он получил известие, что яхта его дочери пропала по пути в Империю Аратан. В неведении о судьбе дочери прошло два дня, а потом ему поступило требование с суммой выкупа, который надо заплатить за здоровье и свободу его дочери.

Сумма выкупа была огромной даже для него. Ему пришлось срочно закладывать и продавать часть имущества корпорации, чтобы собрать запрошенную сумму. Его финансовой империи был нанесен очень серьезный удар, но это не шло ни в какое сравнение с чувством осознания своего бессилия. Его мир не имел своего космического флота, поэтому он не мог никак повлиять на пиратов и тех, кто стоял за ними. А то, что пираты действовали по чьей-то наводке и это не простое стечение обстоятельств, он прекрасно понимал.

Месяц, отведенный пиратами, уже заканчивался, и он вместе с собранным выкупом отправился в соседнюю систему. Когда он, выполняя инструкции пиратов, прибыл на космическую станцию, пираты вдруг перестали выходить с ним на связь. Это сильно его обеспокоило, и он начал предполагать самое худшее. Кион перестал находить себе место, он метался по своей каюте и был готов на все, только чтобы освободить свою дочь. Именно в этот момент с ним связались представители Службы Безопасности станции, которые сообщили, что его дочь освободили из плена, и она скоро сюда прибудет, вместе со своими спасителями. От этих известий огромный камень валился с его души, так как во всем произошедшем он винил самого себя, ведь это он предложил дочке это путешествие.

***

Путь из астероидного поля занял где-то час. Потом разгон до нужной скорости и уход в прыжок. Это еще два часа в моем случае. Учитывая, что система назначения находилась совсем рядом, то прыжок занял для меня три часа. Когда я вынырнул в обычный космос, ‘Терра’ находилась уже там. Они успели связаться с отцом Ирты и местной службой безопасности. И те, и другие уже ждали нас на станции. Остальные пациенты Ганса тоже вышли из медкапсул и сейчас общались с Иваном, дополняя картину преступления пиратов.

Не теряя времени, мы полетели к станции. Так как до станции надо было лететь еще примерно с час, я попросил Ивана переслать мне протоколы допроса пиратов и разговора с бывшими пленниками. Так что у меня было чем развлечься. Из допроса стало известно, что как минимум нападение на яхту не было случайным и пираты имели сообщников, как на приближающейся станции, так и на соседних мирах. На Кейнри они уж точно были.

Обсудив сложившуюся ситуацию с Иваном, мы решили усилить меры безопасности при стоянке на станции. По нашей просьбе диспетчерская службы выделила нам два соседних шлюза. После стыковки, первыми на станцию вышли абордажные дроиды и замерли с двух сторон от переходного шлюза. Потом вышел Иван в легкой броне и, обнаружив встречавших нас сотрудников СБ, дал команду на вывод пиратов под охраной дроидов. Сдав пиратов и сопутствующие материалы (протоколы допросов, обыска базы, свидетельства уцелевших свидетелей) часть дроидов вернулась на крейсер, а часть осталась на постах в охранении шлюзов. Только после этого Иван вернулся на корабль и разрешил Ирте выйти к ожидавшему ее отцу.

***

С Кионом связались представители местной службы безопасности и сообщили, что корабль с его дочкой прибудет через час. Он больше не мог сидеть в номере и, узнав нужный сектор базы, помчался туда, прекрасно понимая при этом, что ему еще придется долго ждать на месте. Прибыв на место гораздо раньше намеченного срока, он имел возможность наблюдать в огромный обзорный экран подлет корабля. Точнее, кораблей было два: немного впереди двигался крейсер. Даже на далекого от кораблей Киона он произвел впечатление своей мощью и стремительными обводами. Сразу было видно, что это сильный противник. Из обрывков фраз стоявших рядом военных, которые тоже встречали прибывающий корабль, он понял что он наблюдает крейсер седьмого поколения, которые очень редко залетают в эти места.

Немного правее и сзади от крейсера двигался еще один корабль – космический буксир, который тащил что-то в коконе своих силовых захватов, которые не позволяли рассмотреть его груз.

Наконец корабли состыковались со станцией и шлюзы открылись. Вдруг из шлюза, который вел к крейсеру, появилась пара боевых дроидов и замерла с двух сторон. Чуть позже вышел человек, закованный в броню и осмотревшись дал какую-то команду. Тут же из шлюза появились еще четыре дроида, которые конвоировали четверых человек. Судя по оживившемуся поведению встречавших военных, именно их они и ждали. Человек в броне подошел к ним и передал несколько кристаллов памяти и какой-то мешок. После чего дроиды повернулись и отправились на корабль, а заключенных погнали перед собой военные. Человек в броне тоже вернулся на крейсер. Кион начал уже было беспокоиться, как вдруг из шлюза выбежала Ирта и бросилась ему на шею.

Кион крепко прижал к себе дочку, целуя ее сквозь слезы радости, потом посмотрел на нее:

- Как ты, дочь?

- Со мной уже все хорошо, папочка. Мне было так страшно, они убивали просто так, на моих глазах. Они мучили нас всех. Жаль только, что эти люди появились так поздно и смогли спасти не всех. – Ирта расплакалась.

- Прости меня дочка, это я во всем виноват..

- Не вини себя, папочка, это была случайность. Теперь все будет хорошо, я в этом уверена. Я разговаривала с капитаном этого корабля. Он сказал, что хочет поговорить с тобой.

- Я и сам хотел поговорить с капитаном, выразить свою благодарность ему и его людям. Идем на корабль, познакомишь нас.

Кион с Иртой пошли к шлюзу. Ирта спокойно прошла на корабль, а его остановил один из дроидов, протянув манипулятор поперек прохода, повернул голову и сказал:

- Охраняемая зона. У Вас нет допуска для прохождения дальше.

- Как мне поговорить с капитаном? Меня зовут Кион вар Кейн, я отец этой девушки.

- Ожидайте,- сказал дроид и замер.

Через минуту дроид убрал манипулятор и сказал:

- Капитан Вас ждет. Вас проводят, ожидайте.

Из шлюза вышел тот самый человек в броне:

- Здравствуйте. Вы Кион вар Кейн? Идите за мной.

- Здравствуйте. Да, это я. Строго тут у Вас, – говорил Кион, идя следом за провожатым.

- Конечно, военный корабль, незнакомая станция, Фронтир. По-другому нельзя. Мы пришли. – Они остановились перед закрытой дверью. Провожатый нажал кнопку открытия двери – Вам сюда, входите.

***

Мы пристыковались к станции, где передали уцелевших пиратов местной Службе Безопасности. Также мы предоставили протоколы уничтожения пиратов, обследования их базы и допроса, копию данных пиратских искинов и барахло, которое не имело для нас ценности. Сотрудники местной Службы Безопасности даже впали в ступор от такого изобилия. Радостно уцепившись в неожиданное приобретение, они умчались к себе в офис, пообещав чуть позже поделиться своими изысканиями по данному поводу.

Сбросив с себя эту ношу и, немного переведя дух, я перешел на крейсер и вышел на местную биржу, чтобы прицениться. Как я себе и представлял, товары были самые разные, но в основе своей сильно устаревшие. Самым свежим кораблем оказался найденный малый транспортник пятого поколения. Запчасти были тоже соответствующими. Шансов найти на бирже все нужное для починки транспортников оказалось не очень много. Ну что ж, придется заказывать их в другой системе. Кстати, а чего это я парюсь? Совсем плохой стал. У меня же есть персональный искин, а я тут фигней страдаю. Надо отвыкать заниматься самому всеми мелочами, так никакой жизни не хватит…

- Ник, есть дело. Надо найти следующие узлы: двигатели, реакторы, искины вот по этому списку. Отсортируй по остаточному ресурсу, цене и времени доставки.

- Есть. Ориентировочное время выполнения – три часа

Вот, совсем другое дело. И процесс идет, и я свободен.

- Капитан, – вышел Боцман на связь – К тебе рвется отец спасенной нами девушки, Кион вар Кейн.

- Иду. Попроси Ивана проводить его в кают-компанию.

- Есть.

***

В каюту вошел энергичный подтянутый мужчина, ориентировочно лет около шестидесяти. Сразу было видно, что это сильный, волевой, привыкший к власти человек, но события последнего времени не прошли для него бесследно. Так как я все равно планировал оказывать свои услуги в области медицины, мне было совершенно все равно, в каком из миров я начну это делать. Тем более, здесь были люди, которые мне были обязаны и могли помочь. На эту тему я и хотел поговорить с отцом Ирты. Я встал ему навстречу:

- Добрый день, меня зовут Александр Петров, я капитан этого корабля.

- Здравствуйте, меня зовут Кион вар Кейн, я отец Ирты. Я хотел бы выразить Вам свою благодарность за ее спасение. Как я могу Вас отблагодарить?

- Поверьте, Кион, это была просто случайность, что мы ее нашли. Но если вы уж так настаиваете, то Вы можете помочь мне советом. Присаживайтесь, – показал я на кресло

- Я готов внимательно Вас выслушать и если смогу, то, конечно же, помогу Вам. – Сказал, усаживаясь Кион.

Я прошел к бару и налил в бокалы вина. Дав бокал гостю, я снова уселся в кресло.

- Кион, я здесь человек новый. Мало того, еще месяца два тому назад я был жителем еще более дикого мира, чем Ваш. Так уж получилось, что я попал в Империю Аратан и смог немного там подзаработать. Сейчас я ищу пути применения своих возможностей и средств. Как мне кажется, наиболее востребованы они будут именно здесь, в пространстве Фронтира. Поэтому я и хочу обсудить с Вами возможные варианты.

- Можно ли мне узнать, о каких возможностях идет речь? Это нужно для более правильного понимания ситуации. Просто вложить деньги здесь не получится – рынки давно уже все поделены, а торговые войны и передел рынков никому не выгодны.

- Нет, Кион, я не собираюсь становиться еще одним производителем сельхозпродукции. Этого и так здесь хватает. Я обладаю определенным набором медицинского оборудования, нейросетей, имплантов и баз знаний по многим направлениям. Немного устаревших, но буквально на одно поколение, если считать от самых актуальных баз империи. Есть еще регенерационные камеры, которые позволяют не только немного подправить здоровье, но и вырастить потерянную ногу, руку или любой другой поврежденный орган. Удовольствие, конечно, не из дешевых, но гораздо надежней и эффективней, чем хирургическая операция.

Кион задумался на несколько минут.

- Да, озадачили Вы меня. Это ведь то, чего у нас как раз нет. Чтобы воспользоваться такими услугами, нам приходится отправляться в империю, со всеми возможными рисками. Нам же, такое оборудование не продают, говорят запрещено к вывозу из империи. Возможности просто отличные, но и опасность нешуточная. Надо иметь зубы, чтобы сохранить свою собственность.

- Что-то подобное я и предполагал. Кион, давайте говорить откровенно. Насколько я понял из протокола допросов пиратов, захват Вашей дочери был по наводке Ваших, мягко скажем, противников. Скорее всего, собирая выкуп, Вы потеряли достаточно много: где-то продав за бесценок, где-то заложив под проценты. Я прав?

- Да, но откуда вы узнали?

- Кион, я уже не мальчик, да и у себя на Родине я много повидал, а насколько я понял, люди везде одинаковы. Так что, насколько я понимаю, даже не отдав выкуп пиратам, восстановить Вашу корпорацию в первоначальном виде уже не удастся…

- Да, к сожалению Вы правы в своих оценках .

- Тогда у меня будет к Вам несколько деловых предложений. Скажите, Кион, как Вы отнесетесь к мысли о создании совместной медицинской клиники? Ваша доля для начала составит десять процентов: Вы предоставляете помещения, охрану, людей для обучения. Мало того, скоро я смогу продать Вам некоторое количество медицинских капсул, устаревших лет на двадцать, но полностью работоспособных. Так что будет возможно открытие новых медицинских клиник или расширение существующей.

- Это было бы великолепно, но позвольте вопрос: зачем это нужно лично Вам? Вы ведь и так неплохо на ногах стоите?

- Хорошо, откровенность за откровенность, – отец Ирты мне все больше нравился. – Я расскажу Вам свои причины, но это должно остаться между нами. Договорились?

- Да, я даю Вам свое слово.

- Хорошо. Как я уже говорил, я сам родом из дикого мира. Возвращаться на Родину у меня не получится: во-первых, я не знаю координат своей планеты, меня похитили работорговцы. Во-вторых, меня там никто не ждет, совсем. В-третьих, боюсь, что мое появление там, ничем хорошим для меня лично не закончится. Моя планета пока разделена на страны, и за технологиями, принесенными мною, начнется самая настоящая охота.

Так уж получилось, что, заработав состояние в империи, я перешел дорогу некоторым влиятельным лицам. По моим расчетам, у меня есть максимум год, чтобы где-нибудь найти свое место в обществе и укрепиться. Ваш мир ничем не хуже остальных миров и вполне для этих целей подходит. Я достаточно подробно ответил?

- Да, спасибо за откровенность. Я думаю, мы обязательно достигнем соглашения. Нам очень не хватает таких технологий для развития нашей планеты. Сейчас, например, мы очень зависим от торговцев-посредников, так как у нашей планеты нет своего космического флота, а это уже угроза всей планете.

- Да, как говорят у меня на Родине: кто не хочет кормить свою армию – будет кормить чужую…

- Вот именно, но, к сожалению, таких технологий у нас нет…

-А вот по этому поводу у меня есть второе предложение. В ходе последних приключений, мне досталось несколько кораблей, которые я планирую восстановить и продать. Там есть, кроме вашей яхты (которую, кстати, можете забрать, она уже здесь), еще четыре транспортных (два малых и два средних), три шахтерских корабля и буксир. Буксир и шахтеры рабочие, требуют небольшого обслуживания. А с транспортниками нужно будет повозиться, но я уже придумал, как их можно улучшить. Я восстанавливаю корабли, а Вы выкупаете их. Мы создаем транспортную корпорацию. Здесь я буду иметь долю в тридцять процентов, а остальное Ваше.

- Отличное предложение, я готов прямо сейчас оплатить Вам стоимость кораблей наперед. Вот только пока есть проблема с пилотами. Корабли я куплю, но летать пока на них некому.

- Как я уже говорил, я могу полностью решить этот вопрос. У меня есть и нейросети, и импланты, и базы знаний. Также, мы можем обучить Ваших людей под медикаментозным разгоном, что значительно ускорит обучение. Главное, чтобы люди подошли по требованиям к уровню интеллекта.

- Когда Вы готовы начать работу?

- Сейчас я позову нашего штатного медика, с ним мы и продолжим обсуждение клиники. По кораблям я отвечу чуть позже, когда у меня будет вся информация по необходимым запасным частям.

Я позвал Ганса, усадил его за стол и поставил перед ним задачу:

- Ганс, познакомься, это Кион вар Кейн, наш будущий партнер и отец Ирты. Совместно с ними мы открываем клинику на планете Кейн. Специфика – медицинский центр, что-то среднее между корпорацией ‘Нейросеть’ и клиникой твоего отца. В клинике ты главный, тебе и карты в руки. Я даю тебе медицинские капсулы, один операционный комплекс и одну регенерационную капсулу, ну и расходники для всего этого. Твоя задача – раскрутить это дело, найти и обучить себе помощников и подготовить свою смену из местных. Сейчас мы открываем один центр. С этого проекта ты лично будешь иметь 10 процентов прибыли, это помимо условий основного контракта. Вопросы есть?

- Да, Саша, неожиданно это как-то. А нейросети, импланты, базы? Где мы будем запасы брать?

- Я передам тебе почти все запасы, которые есть у нас, этого пока хватит. Базы – сам знаешь, где и какие есть. Нужно будет сделать много разных копий. Карты и считыватели для этого я тебе тоже передам, будешь продавать в комплексе с остальными услугами. Чуть позже пойдут бывшие в употреблении нейросети и импланты. Снимать и готовить их для хранения я и сам могу. Сам понимаешь, на эти экземпляры цена может быть пониже, так как мы их не покупаем. В общем, большой уже мальчик, сам разберешься. Остальные вопросы вы можете и без меня решить. Да, сейчас с Кионом обсудите вопрос по его людям – Кион покупает найденные нами транспортные корабли, поэтому ему нужны будут пилоты, техники и так далее. Протестируешь его людей, поставишь нейросети, обучишь под разгоном. Через неделю пилоты должны быть уже готовы. Все, работайте, если что, я здесь.

***

Вызов Александра и последовавший за ним разговор меня поверг в шок. Я улетал из дома в надежде посмотреть другие миры, что-то новое узнать, а тут меня снова запихивают на планету. Потом, немного подумав, я нашел в этом предложении много плюсов:

Во-первых, я буду на одной планете с Иртой (все-таки запала она мне в сердце) и вести дела с ее отцом. Значит, видеться будем часто. Однозначно плюс

Во-вторых, я всегда мечтал о своей клинике. Не получить в наследство, не работать по найму – именно создать самому, с нуля, своим трудом. Однозначно пишем плюс

В-третьих, судя по всему, заработок будет очень даже неплохим и, даже при самом плохом раскладе, я через годик-два смогу и сам построить клинику моей мечты. А пока поднаберусь опыта в организации этого вида бизнеса. Огромный плюс.

А пока надо решать вопросы с помещением и его ремонтом, доставкой и установкой оборудования. Хоть это и заботы Киона, но проконтролировать все это лучше самому.

***

Кион тоже был поражен развитием событий. Еще час назад он был человеком, потерявшим большую часть своей корпорации. А теперь он участвовал в создании суперсовременной по меркам его родного мира медицинской клиники и имел неплохой процент от прибыли. А прибыль должна быть просто невероятной – конкурентов нет, и не предвидится. Поэтому десять процентов выглядели очень солидно. И это только по одному предложение. А возможность создать свой торговый космический флот сразу выводила его на необычайно высокий уровень в его мире. Да, такого подарка судьбы он никак не ожидал после всего пережитого.

Вместе с Гансом они вошли в медотсек. Кион с интересом разглядывал стоявшие там капсулы, стараясь внимательно слушать объяснения специалиста. Сначала переживания, потом радость от встречи живой и здоровой дочери, ему вдруг стало не хватать воздуха и он привалился к стенке капсулы, пытаясь отдышаться.

Видя, что будущий партнер находится в каком-то странном состоянии, Ганс быстро его раздел, положил в медкапсулу и запустил диагностику. Последние события явно подкосили крепкого с виду мужика. Предынфарктное состояние, вовремя заметил, мог и не пережить. Теперь дело техники. Запустив восстановительные процедуры, Ганс связался с Александром, доложил о сложившейся ситуации и отправился в кают-компанию за Иртой.

***

После ухода Ганса с Кионом, Александр посидел немного в кресле и набрал Ивана:

- Ваня, освободился? Зайди ко мне в кают-компанию.

Через пару минут, когда Иван зашел в кают-компанию сказал:

- Присаживайся, в ногах правды нет. Что там наши спасенные?

- Тебе полностью или вкратце? – спросил, усаживаясь в кресло, Иван.

- Давай пока коротко, если что – дополнишь.

- Хорошо. Значит так, помимо девчонки, с которой ты уже знаком, мы вытащили еще четверых. Двое из них – летели вместе с Иртой на яхте. Также планировали устанавливать себе нейросети и импланты. Заар Кирос и Ингар Корт. Обоим сильно досталось в плену, от последних событий они просто в шоке. Теперь они хотят домой, подальше от космоса с его пиратами.

Еще два человека были захвачены пиратами в другой системе, их думали продать аварцам в рабство, но что-то не сложилось. Это два брата, оба техники, третий уровень: Рант и Вард Корса, летали на малом ремонтнике. Их корабля здесь нет, скорее всего, пираты его продали, так как повредили его не сильно. Оба очень интересуются, что мы намерены с ними дальше делать?

- А что, в этом есть какая-то проблема?

- Понимаешь, Саша, здесь Фронтир. Просто так никто ничего не делает. Ты сейчас волен с ними делать все, что захочешь, просто по праву сильного. В общем, полный беспредел, как у нас в средние века какие-нибудь. По сути, они остались без каких-либо средств, так что скоро вполне могут попасть в неприятности. С другой стороны – ты же сам говорил, что нам нужны техники.

- Да, техники нам очень нужны. Ладно, я поговорю с ними, а там будет видно.

Наш разговор неожиданно был прерван входящим звонком от Ганса:

- Саша, тут у Киона проблемы с сердцем нарисовались, так я его в капсулу положил. Хорошо хоть мы как раз с медотсеке были, далеко тащить не пришлось.

- Хорошо, Ганс. Вот что, раз он уже в капсуле, запусти углубленную диагностику и подлечи, что заметишь. Нам нужны здоровые партнеры. Да, еще. Найди Ирту и приходите сюда ко мне, разговор есть.

- Хорошо, Саша. Сейчас придем.- Ганс отключился.

- Вот так вот, Ваня. У тебя пока все?

- Да. А что за партнер?

- Да, появилась парочка идей. Сегодня вечером на общем собрании расскажу. Договорились? Вот и славно. Я сейчас поговорю с Гансом и Иртой, а ты минут через тридцать приводи братьев для разговора по душам.

- Хорошо, – сказал Иван и вышел. Через пару минут в кают-компанию вошли Ганс с Иртой.

Усадив их в кресла, я начал разговор.

- Ирта, я хотел бы с Вами обсудить несколько вопросов. Как мне стало известно из протокола допроса пиратов, нападение на Вас было спланировано противниками Вашего отца, с целью получения контроля над Вашей корпорацией. Всех подробностей я сейчас Вам открыть не смогу, так как расследование еще не закончено,. Могу сказать одно: сейчас работают специалисты, чтобы определить, кто именно был причастен к покушению на Вас.

Ирта сидела ошарашенная услышанными от меня новостями. Еще бы, не каждый день узнаешь о том, что у тебя есть враги…

- Так вот, я продолжу. Последние события немного пошатнули здоровье вашего отца, но к счастью, он в этот момент находился у нас на корабле и Ганс вовремя обратил внимание на его состояние. Сейчас Ваш отец находится в медкапсуле и ближайшие часа три он проведет там. За это время мы подправим его нынешнее состояние и заодно проведем углубленную диагностику, чтобы найти более застарелые проблемы со здоровьем и исправить их

- Спасибо большое. И тебе спасибо, Ганс. – На лице девушки легко читалось облегчение от новой информации, Ганс смущенно заулыбался.

- Не за что. Я привык заботиться о своих партнерах. В разговоре, который состоялся не более чем час назад, мы обсудили с Вашим отцом парочку соглашений. Подробности Вы узнаете от него, а сейчас я хотел бы узнать, какую нейросеть и базы вы планировали себе установить?

- Вы знаете, я не могу ответить конкретно по модели нейросети, скорее всего что-нибудь универсальное. По базам, скорее всего: юридические базы, торговля, экономика, производство. Может быть еще медицина. Еще я хотела бы уметь управлять своей яхтой.

- Тогда давайте сделаем так. Вы сейчас отправитесь с Гансом и он протестирует Ваш уровень интеллекта. После этого мы сможем подобрать Вам наилучшую конфигурацию нейросети и имплантов. А потом поговорим и о базах данных. Хорошо? Тогда жду Вас после тестирования.

- Спасибо. А это правда, что вы сможете поставить мне нейросеть прямо здесь?

- Да, прямо здесь на корабле у меня есть все для этого необходимое. Всё. Все дальнейшие разговоры только после тестирования.

Ганс с Иртой вышли. В этот момент раздался сигнал входящего сообщения: “Задача выполнена. Загрузить информпакет с результатами поиска? Да/нет”. Да

Я получил пакет от Ника и начал его просматривать. Да? Совсем негусто. Получается, что если реакторы и двигатели еще можно было найти, то по искинам совсем беда получается. А их надо было достаточно много: штук двадцать, примерно по пять на корабль. Это если модернизировать по уму. Ладно, мы пойдем другим путем. Продаем пока шахтеров. Они нам не нужны, а в модернизацию придется вложиться. Буксир приводим в порядок и пока оставляем себе, пригодится. Его модернизируем, но чуть позже, когда будет доступ к запчастям в достаточном количестве.

В каюту заглянул Иван:

- Саша, мы здесь. Можно заходить?

- Да, Ваня, заходите.

Вслед за Иваном в кают-компанию вошли два человека. То, что они братья было видно невооруженным взглядом.

- Добрый день, меня зовут Александр Петров. Я капитан этого корабля. Иван сказал, что вы хотели со мной поговорить.

- Да, господин капитан, хотели. Меня зовут Вард Корса, а это мой брат, Рант. Мы техники. До того как попали к пиратам мы работали на себя. Заработок был пусть и не очень большой, но стабильный. Уровень хоть у нас и невысокий, но нам хватало. А теперь у нас ничего не осталось. Может быть, вы сможете взять нас на работу?

- Хорошо, я подумаю над этим. Расскажите, чем именно Вы занимались, и какие базы у Вас выучены.

- У нас был малый корабль, мы его приспособили как ремонтный корабль. У нас выучены все базы техника и пилота малого корабля до третьего уровня. У нас установлены нейросети ‘Техник-2У’, можем управлять ремонтными дроидами до третьего уровня. На большее пока денег не хватило.

- Какой у Вас индекс интеллекта?

- У меня 138 единиц был, а у брата 126. Это уже после установки нейросети.

- Хорошо. Я возьму Вас на работу. Условия следующие: мы заключаем контракт на три года, потом, если не будет возражений, мы его продлеваем. Я меняю ваши нейросети на более новые, например ‘Техник-5УМ’, и ставлю импланты на интеллект и память. Также, я дам Вам базы техника-спасателя по пятый уровень и помогу с обучением под разгоном. Ваша задача – быстро учиться и добросовестно работать. Если все сделаете как надо – к окончанию контракта будете богатыми людьми со своими хорошими кораблями и счетом в банке. Вопросы по условиям договора есть?

- А чем придется заниматься? А то все слишком заманчиво выглядит?

- Работа будет все та же – ремонт кораблей, но на гораздо более высоком уровне. Мало того, кроме всего прочего станете универсалами, которые могут починить все, что угодно. По оплате. Учитывая стоимость новых нейросетей, имплантов и баз, в месяц будете получать по тысяче кредитов на руки. С меня обеспечение спецодеждой, питание, проживание и так далее. Отработаете срок контракта, будем считать, что нейросети и базы вы отработали. Если будем контракт продлевать, оплата будет пересмотрена. Вы согласны на мои условия?

- Да, господин капитан.

- Тогда подписывайте контракты и отправляйтесь в медотсек. Иван проводит, – сказал я, отправляя им стандартные договора

- Подождите меня в коридоре, – сказал Иван братьям и, когда они вышли, закрыл за ними дверь. – А не слишком для них шикарные условия, Саша?

- Ваня, если все пойдет так, как я планирую, то они вернут потраченные на них средства в несколько десятков раз больше. Так что все будет нормально.

- Ну ладно. Тогда я пошел. – И Иван вышел из кают-компании

Я сразу же связался с Гансом.

- Ганс, я направил к тебе Ивана с братьями, проверь их детально. Они подписали контракт, поставь им ‘Техника-5УМ’ плюс ‘Память-50′ и ‘Интеллект-50′. Из баз залей им сразу Спасателя по пятый уровень и обсуди график обучения под разгоном. Кстати, что там с Иртой?

- Все отлично, диагностика показала уровень интеллекта в 187 единиц, так что возможны разные варианты нейросетей и имплантов.

- Хорошо. Тогда, тогда займись пока нашими техниками, а когда Кион и Ирта освободятся, приходите ко мне.

- Это будет примерно через час

- Ну и отлично. Жду.

Александр встал и только решил немного перекусить, как потупил вызов от Боцмана:

- Капитан, здесь представитель местной службы безопасности хочет Вас видеть.

- Попроси Ивана провести его ко мне.

- Есть.

***

Через несколько минут в кают-компанию вошли Иван и СБ-шник

- Добрый день, меня зовут Эрл Янг, я капитан службы безопасности станции.

- Добрый день, Алекандр Петров, капитан крейсера ‘Терра’, а это Иван Келлер, майор мобильной пехоты в отставке. Присаживайтесь. – Я показал на кресла вокруг стола. – Кстати, я как раз хотел перекусить, не составите мне компанию?

- Ну, разве что, чашечку куафе.

- Хорошо, – я прошел к синтезатору и сделал заказ: по чашке куафе, который был очень похож на наш кофе и по паре булочек. Ваня заказал себе какой-то травяной чай

Поставив поднос на стол, я сказал:

- Угощайтесь. Вы хотели меня видеть?

- Да, господин Петров. Я хотел Вам выразить огромное спасибо за переданных пиратов и сопутствующие данные. Мы их уже давно разыскивали, но без всяких результатов: у нас здесь, к сожалению, нет ресурсов и возможностей для эффективной борьбы с пиратами. Но я отвлекся. Из протоколов допросов пиратов мы выяснили, что здесь, у нас на станции, есть их сообщники. Мы их уже, конечно же, арестовали и успели допросить. Судя по их показаниям, заказчиком похищения яхты являлся человек с планеты Кейнри. Кион вар Кейн прошел на борт Вашего корабля и до сих пор не отсюда не выходил. Я могу его увидеть?

- Да, конечно же. Где-то примерно через час он вместе со своей дочерью Иртой будет здесь. К сожалению, последние события пагубно отразились на его здоровье, и он сейчас находится в медкапсуле, где ему убирают последствия предынфарктного состояния.

- Вот даже как, – задумчиво протянул капитан. – А что, Вы так запросто можете оказать такие услуги? Ведь это, насколько я понимаю, весьма дорогая процедура?

- Ну что Вы, я всегда готов помочь достойным людям. Особенно тем, кто впоследствии сможет помочь и мне. Как говорят у меня на Родине, делай добрые дела и они вернутся к тебе сторицей.

- Хорошо, а позвольте полюбопытствовать, какие дела привели Вас в нашу систему?

- А вот тут можете сказать спасибо пиратам. Я совсем не планировал здесь оказаться и летел мимо, пока глушилка пиратов не выдернула нас в обычное пространство. А там три вооруженных корабля нападают на транспортник. Пришлось вмешаться – с детства не люблю, когда драка неравная. Так что, в своих проблемах пираты виноваты сами.

- Ики Румаят уже подтвердил Ваш рассказ. Уж простите, я должен был проверить, работа такая.

- Да, я понимаю.

- А какие планы у Вас на дальнейшее? Уж простите за нескромность, но, своим появлением, Вы пошатнули некое установившееся здесь равновесие: мы не можем достать пиратов, пираты не лезут к нам на станцию.

- Я еще раз повторяю – мы летели совсем в другую систему и наше появление здесь было совершенно случайным. Но теперь у нас появились здесь друзья и бросать их я не буду. Поэтому, мы сначала уладим возникшие вопросы здесь, а потом отправимся дальше. Сколько это займет времени, я спрогнозировать не могу. А насчет пиратов… Если у Вас есть желание, то мы можем немного поспособствовать с решением этого вопроса, не просто так, разумеется. Подождите, дайте договорить. Я понимаю, что у службы безопасности денег нет и, скорее всего, не предвидится. Поэтому меня вполне устроят трофеи, которые я потом смогу или продать или использовать сам.

- Интересная идея, надо будет подумать над вашим предложением. Кстати, а воспользоваться Вашим медицинским оборудованием можно будет? Не бесплатно, разумеется.

- Наше медицинское оборудование интересует вас лично или ваше руководство?

Капитан замялся, было видно , что он хочет о чем-то попросить, но не решается. Я решил его подбодрить:

- Смелее капитан, я тоже человек и понимаю, что у всех есть проблемы. Я же вижу, что Вы за последние пятнадцать минут второй раз поднимаете эту тему. У вас кто-то болеет в семье? Жена? Дети?

Капитан поднял на Александра глаза:

- Жена. Рак. Наши врачи говорят, что остался максимум год.

- Жена здесь, на станции?

- Да.

- Тогда приводите ее сюда, сколько Вам времени для этого нужно?

- Двадцать минут.

- Отлично, через двадцать минут жду Вас здесь, как раз пока будет идти процедура диагностики, сможете спокойно с Кионом поговорить – он как раз выйдет из камеры к этому времени. Да постойте, куафе свой допейте, мы не улетаем пока. А, ладно, бегите. Ваня, проводи гостя. А то там дроиды…

- Спасибо, – я услышал уже из коридора

- Боцман, я на ближайшие двадцать минут недоступен. Хоть поем нормально.

- Есть капитан.

***

Следующие минут двадцать я просто отдыхал, не забывая активно работать ложкой. Наконец чувство голода отступило и я разложив кресло полулежа уютно устроился в нем. У меня еще оставалось минут семь до момента, когда я опять кому-нибудь активно понадоблюсь.

- Интересно, – появилась мысль, – а я ведь так и не отучился от привычки быстро есть. Как обычно, схватил что-то на бегу и дальше побежал. Как дома вечно куда-то торопился, так и здесь постоянно времени не хватает: так много надо успеть, много узнать. Интересно, я когда-нибудь успокоюсь? Или так и буду вечно куда-то мчаться?

Ответа на этот вопрос я от себя так и не дождался, так как отмеренное время на отдых истекло. Надо было опять включаться в работу.

Александр встал, привел кресло в нормальное положение и быстро сделал пару упражнений для разминки.

- Боцман, есть что-то срочное?

- Пока нет. Ганс в медотсеке, Иван вышел из шлюза, Кер в рубке на вахте, остальные, кроме Вас, в своих каютах.

- Хорошо. Сообщишь, когда придет капитан и попроси Ивана проводить его с женой в медотсек. Я как раз туда прогуляюсь.

- Есть, капитан.

Александр вышел из кают-компании и направился в медотсек. Там он обнаружил, сидящих на кушетке и о чем-то разговаривающих, Ганса с Иртой.

- Привет, молодежь! Не помешаю?

Ирта смутилась, а Ганс даже вскочил:

- Ну что Вы такое говорите, господин капитан?

- Да шучу я, шучу. Ганс, что у нас?

- Кион: через пять минут заканчивается последняя диагностика после восстановительных процедур. Техники в капсулах, извлекаются старые нейросети. Все идет штатно, без сбоев. Ориентировочно, операции завершатся через восемь часов двадцать минут.

- Молодец. Значит так, Ганс. Сейчас сюда придет капитан из местной СБ со своей женой. Надо разобраться в чем дело и вылечить: если мы планируем вести дела в соседней с этой системе, то и здесь надо завязывать полезные знакомства. Понял?

- Да.

- Ладно. Я тогда подойду через полчасика, а ты пока тут справляйся. Кстати, Ирта, Вы уже подобрали нейросеть с имплантами?

- Пока нет, я жду отца, чтобы с ним посоветоваться и окончательно определиться.

- Тогда потом это обсудим.

Александр вышел из медотсека и отправился в рубку.

- Привет, Кер. Как дела?

- Привет, Саша. Да вот, дежурю здесь на всякий случай.

- Хорошо. Вообще-то это необязательно. Щит и Меч с Боцманом во главе и так присматривают за всем, так что можешь идти отдыхать – устал ведь уже, наверное.

- Да ничего, я и тут могу полежать-отдохнуть. Ты мне лучше скажи, мы здесь надолго? Вроде как в другое место собирались?

- Все расскажу, Кер. Вечером, когда все соберутся. Есть несколько идей, только нужно их еще до ума довести. Но могу заверить – в конечном итоге, все наши будут довольны. Кстати, я нанял освобожденных нами техников. Ты бы лучше придумал, где мы их разместим. Сейчас они у Ганса в медотсеке и пробудут там еще часов восемь, а вот потом куда их?

- А чего тут думать? Они же были в каюте десантников, вот там пусть и будут. Правда, там каюта человек на тридцать… Надо подумать.

- Вот и подумай пока. Вечером сбор в кают-компании, а потом отдых, минимум шесть часов сна. Это приказ, на всякий случай. Мне надо, чтобы экипаж был отдохнувшим в полете. На стоянке и искины за всем присмотрят. Договорились?

- Есть, капитан.

***

Кер вышел, а я занял свое кресло и задумался. Придуманная мной комбинация была на грани нарушения законов Империи Аратан. Причем серьезных законов, за нарушение которых по голове не погладят. Не зря существовал запрет на продажу новых технологий в миры, не входящие в Содружество. Были уже такие прецеденты раньше и заканчивались они плохо как для этих миров, так и для Содружества. Правда там речь шла об оружии, а не о медицинских технологиях. Что говорить, если даже Империя Аратан, которая была членом Содружества, была ограничена в доступе к новым разработкам. А уж миры, которые туда не входили…

Конечно, с одной стороны, продаваться будет брошенное оборудование, которое принадлежит тому, кто его найдет. Но здесь была одна тонкость: использовать такое оборудование мог персонал, который имел нейросети и базы знаний по использованию этого оборудования. То есть, должны были совпасть все три части головоломки: корабли, нейросети и базы знаний. И даже если корабли можно найти на местах боев и как-то восстановить, то сами нейросети и базы можно взять только в Содружестве. Как это сделать и не погореть на этом? Это стоило обдумать серьезно.

Из раздумий меня вывел голос Боцмана:

- Капитан, Эрл Янг с женой на борту, направляются в медотсек.

- Спасибо, Боцман. Я сейчас тоже туда подойду, – сказал я вставая из кресла.

В итоге в медотсек я вошел через минуту после Эрла и успел как раз к знакомству с Гансом и Кионом. Познакомился и я, жену Эрла звали Клари. Это была высокая симпатичная женщина, на лице которой оставила свой след сильная боль. Она старалась держаться уверенно и спокойно, но у нее не очень хорошо это получалось. На ее месте я бы тоже нервничал, прекрасно понимая, что, по сути, это ее последняя надежда.

- Эрл, я тоже медик. Поэтому давайте я сам займусь Вашей женой. Ганс, проводи Ирту и Киона в кают-компанию и предложи чего-нибудь выпить. Хорошо?

Когда они вышли я сказал:

- Клари, не нужно нервничать. Мы сделаем все, что возможно, а можем мы много, поверьте. Проходите к той капсуле, – я указал на серебристую капсулу регенератора. – Полностью раздевайтесь, одежду сложите в шкафчик. Сбоку, видите? Да, мы отвернемся. Когда будете готовы, ложитесь в капсулу и ничего не бойтесь. Все, я отворачиваюсь.

Мы с Эрлом отвернулись и буквально через минуты две я услышал:

- Я готова

- Отлично, – сказал я, отдавая мысленную команду. Крышка реаниматора плавно закрылась, начался процесс диагностики. – Идем, подойдем поближе, Эрл. Я Вам все расскажу.

Мы подошли к капсуле и я начал комментировать диагностические сообщение, появляющиеся на встроенном экране.

- Смотрите, сейчас идет процесс сканирования и диагностики. На этом этапе берутся образцы клеток, делаются анализы крови, плазмы, ДНК. Это делается для того, чтобы в дальнейшем, когда будет установлен диагноз, правильно подобрать медицинские препараты. А то неправильные препараты не только могут замедлить выздоровление, но и нанести вред другим органам. В это же время диагностический блок проводит сравнение текущего состояния организма с моделью, построенной на основании информации из ДНК. Все расхождения отмечаются и в дальнейшем оператор может принять решение, какие изменения считать “неправильными” и подлежащими исправлению. К тому же, проверяется и сама структура ДНК, так как, к сожалению, еще встречаются генетические заболевания или повреждение ДНК, например, от радиации.

- Вы, наверное, должны чувствовать себя богом, при таких возможностях?

- Что Вы, мы все дети бога, по крайней мере, так утверждает религия моей планеты. Но давайте не будем отвлекаться, как раз процесс первичной диагностики завершен. Смотрите, Ваши врачи были правы в одном: процесс метастаз уже начался, но начался недавно, пока непоправимого вреда нет. Так что через восемь часов получите обратно Вашу жену полностью здоровой.

- А сколько это будет стоить? Поймите меня правильно, я не богатый человек.

- Эрл, я же говорил, что мы договоримся. Боцман, рассчитай стоимость лечения на основании первичной диагностики

- Стоимость потраченных расходных материалов для медкапсулы ориентировочно составит 18 кредитов, энергия пол кредита, амортизационный износ капсулы 5 кредитов. Итого 23 целые 5 десятых кредита

- Всего? – Эрл был потрясен.

- Да, это не самый сложный случай. Вот если бы органы были сильно повреждены, то тогда пришлось бы их выращивать. А это могло бы потребовать применения регенерона, который стоит тысячу кредитов за килограмм. Его расход примерно пол кило регенерона на килограмм выращенного органа. Вот там сумма была бы другой на порядок

- Я просто поражен. Я знал, что это в мирах империи и Содружества это все легко лечится, но здесь таких технологий нет и люди продолжают умирать. Даже если найти деньги и как-то добраться в ближайший мир империи, цены, которые запрашивают за такие операции с не граждан Аратана просто запредельны.

- А вот об этом давайте поговорим в моей каюте. – Я дал команду и капсула начала лечение, а мы вышли из медотсека и направились в мою каюту.

***

Пропустив Эрла вперед в каюту, я предложил ему присесть в кресло, а сам прошел к бару и достал пару стаканов и бутылку с “планетаркой” – 50% смесь спирта и воды. Плеснув в оба стакана грамм по пятьдесят, я присел в кресло напротив капитана и протянул один стакан ему.

- Давай, за здоровье твоей жены. Чтобы все у вас было хорошо.

Эрл посмотрел на меня, потом на стакан и залпом выпил. Я последовал его примеру.

- Поговорим? Время у нас есть, – спросил я. – Можешь меня Сашей называть

- Да, Саша, поговорим. Ты что-то хотел рассказать по поводу лечения в империи

- Да, Эрл. Ты сам видишь, насколько лечение может быть недорогим. Я планирую открыть клинику на Кейнри, вместе с Кионом. Мы уже с ним договорились, осталось решить юридические тонкости. Это, как ты понимаешь, соседняя система, то есть совсем рядом, даже по меркам Фронтира.

- Это будет выгодное дело, но зачем ты мне это рассказываешь?

- Понимаешь, Эрл. Имея интересы на Кейнри, я просто обязан знать, что происходит рядом. И в этом как раз ты и твои коллеги могут мне помочь.

- Ты предлагаешь мне взятку? – Эрл начал было возмущаться.

- Зачем же так резко? Я предлагаю Сделку. Я предлагаю тебе, твоим друзьям, сослуживцам и их родственникам медицинское обслуживание по себестоимости, без накручивания цен. А Вы просто смотрите, чтобы со стороны Вашей системы моим предприятиям ничего не угрожало. Ничего такого, что может быть трактовано как нарушение присяги и закона. Просто немного внимания и все. Я заявляю под протокол, что ничего противозаконного не будет. Кстати, я могу помочь и с нейросетями и всем остальным. Цены правда будут подороже, но не дороже, чем в империи. Остальным местным жителям я тоже буду предоставлять медицинские услуги, но там уже будет коммерческая цена. Все-таки это бизнес, а не благотворительность.

Я встал, взял бутылку и разлил еще грамм по пятьдесят

- Ну, что ты надумал? Поговоришь со своими?

- Конечно, поговорю.

- Ну, давай еще по чуть-чуть.

- А скажи мне, Саша, – спросил Эрл. – А зачем тебе это все надо? Я так понимаю, денег у тебя хватает и без этого геморроя с клиникой. Мог бы жить себе в империи припеваючи. Или я чего-то не понимаю?

- Понимаешь, Эрл. Не все можно деньгами измерить. Ты вот сейчас был на здоровье жены зациклен. И это правильно, потому что неправильно, если тебе пофиг, когда твои близкие страдают. И тебе было не до денег, не до карьеры. Правильно? Да сиди, сиди. Я и сам могу ответить – по тебе видно. Вот и я. Не привык я просто сидеть и ничего не делать, понимаешь? Еще два месяца назад я был диким гораздо больше, чем все Вы здесь. Меня тупо, банально украли работорговцы, но мне повезло не просто выскользнуть, но и заработать при этом. Вот оттуда и все это богатство. – Александр обвел рукой вокруг. – Я и подумал. В империи и Содружестве все и так хорошо. Полечу ка я во Фронтир, поработаю Спасателем. Может и я кого спасу. И вот он я здесь.

- Да, а по тебе не скажешь, что ты из диких.

- Так это я для вас дикий. Наша планета сама в космос вышла, правда совсем рядом и совсем скромно, но сама. Да, у нас еще есть войны и голодающие бедные люди, но как я посмотрел, здесь этого добра тоже навалом. Так что не слишком вы все от нас отличаетесь. Мало того, если у Содружества забрать технологическое преимущество, так мы еще посмотрим, кому хуже придется. – От выпитого Александра немного понесло. – Ладно, давай еще по чуть-чуть и пока все.

Александр разлил по третьей, они выпили и Александр сказал:

- В принципе, тебе сейчас здесь делать нечего, Жена завтра выйдет из капсулы, так что часов семь у тебя точно есть. С Кионом тоже завтра поговоришь, договорились? Вот и ладно. Ты до дома доберешься сам? Ну и хорошо. Боцман, Иван не занят? Попроси его проводить гостя до станции и вызови такси

- Есть капитан.

В каюту заглянул Иван, оценил ситуацию и повел Эрла на выход. Через пару минут он вернулся:

- Ну, ты блин и даешь, командир. Споить СБ-шника…

- Да ладно, грамм по сто пятьдесят всего выпили. Без закуски, правда. Ничего, ему надо было расслабиться, переживал за жену сильно, до утра проспится и все нормально будет. Хочешь? – я показал на бутылку с ‘планетаркой’.

- Да не, я как-то в другой раз

- Тоже правильно, – сказал я, убирая бутылку в бар. – Идем лучше пожуем чего-нибудь, да и с Кионом поговорить надо.

***

Войдя в кают-компанию, я застал там весь свой экипаж (кроме техников) и Киона с Иртой. Все сидели за столом и негромко разговаривали. Как только я вошел, все посмотрели на меня и разговоры стихли. Кер, как старший в команде, обратился ко мне:

- Капитан, все в сборе. Что ты хотел нам всем рассказать?

- Сейчас, я тоже возьму себе поесть, тогда и поговорим.

Я прошел к синтезатору и сделал заказ. Пока прибор готовил блюдо, я прикидывал, как бы сообщить свои планы. На самом деле, пока ничего не решено, кроме предварительной договоренности с Кионом. Наконец синтезатор подал сигнал и я забрал свою тарелку. Пройдя к свободному месту за столом, я сел и сказал:

- Значит так. Не буду ходить вокруг да около. Я думаю, все уже познакомились с присутствующим здесь Кионом вар Кейн. Мы с ним заключили предварительное соглашение о создании парочки совместных предприятий здесь, в соседней системе. Теперь нам осталось решить вопрос оформления этого юридически, чтобы к нам не было претензий, как со стороны империи, так и со стороны Содружества.

- А они каким боком здесь? – спросил недоумевающий Мет.

- Дело в том, что одно предприятие – это медицинская клиника, оснащенная медицинскими капсулами и лечащая людей здесь, куда сами капсулы не продаются. Второе предприятие – торговый коммерческий флот. Первыми кораблями в нем станут восстановленные нами транспортники, найденные возле пиратской базы. Так как это Фронтир, то многие юридические вопросы решаются совсем по другому, чем в империи. Я не хочу, чтобы из-за моих идей вы имели потом проблемы и не могли вернуться назад в империю. Вот вкратце вся информация. Более подробно я Вам расскажу после того, как мы уладим все формальности и начнем работать.

- Папа, это правда? – повернулась Ирта к своему отцу. – И мы теперь действительно сможем лечить людей? И торговать сами, без посредников?

- Да, дочка. Сможем. Вот только, действительно, надо обсудить все юридические вопросы, а то мы, и в самом деле, многое упустили из виду

- Ну, Кион, это ведь было только предварительное соглашение, а теперь будем решать оставшиеся вопросы. Вот только я поем и сразу же пойдем в мою каюту. Ирта, ты идешь с нами. Кер и Ганс, не уходите далеко, Вы тоже будете нужны, но чуть позже. Остальные могут прогуляться на станцию. Только просьба далеко и надолго не уходить и не забывайте оружие. Фронтир все-таки…

Народ начал разбредаться и вскоре в кают-компании остались только те, кто должен был принять участие в разговоре. Я быстро проглотил свое блюдо, встал из-за стола и направился к выходу. Кион с Иртой шли за мной. Дойдя до моей каюты, я открыл дверь и пригласил гостей пройти.

- Кион, я пока выпить не предлагаю, голова нам понадобится свежей. А вот потом – отметим, как следует. Договорились?

- Конечно же, договорились. С чего начнем?

- С знакомства. Боцман, организуй шифрованный канал гиперсвязи с представительством “ЮрКонс”. Мне нужен Юджин. Желательно видеосвязь, если есть возможность..

- Есть капитан. – ответил Боцман. – уже занимаюсь.

- Это мой юрист. – пояснил я Киону. – Я хочу, чтобы все было чисто и красиво, чтобы потом никаких вопросов даже не возникало. Поэтому я и плачу лучшим, а они действительно лучшие.

- Разумно, – сказал Кион. Ирта сидела и внимательно слушала.

- Канал готов, капитан, – сказал Боцман. Большой экран на стене засветился и там появилось изображение Юджина. Он сидел за столом в своем кабинете.

- Привет, Юджин!

- Здравствуй, Саша. Как у тебя дела?

- Да ты знаешь, все пока неплохо. Юджин, я к тебе по делу

- Кто б сомневался, – улыбнулся мой собеседник – Рассказывай.

- Для начала познакомься. Это Кион вар Кейн, глава корпорации “Кейндастри”, мой будущий партнер. А это Ирта вар Кейн, его дочь. Ну а это Юджин Лир, мой юрист. Теперь вы немного знакомы.

- Очень приятно, друзья Александра – мои друзья. – сказал Юджин

- Нам тоже очень приятно, – сказал Кион.

- Юджин. Дело в следующем. Я хочу открыть здесь, в мире Кейнри, медицинскую клинику. Спектр услуг: от лечения до установки нейросетей/имплантов. Мои 90 процентов, 10 процентов – доля Киона. Я предоставляю медтехнику и обучение, Кион организует помещения, охрану и людей для обучения. Это первое предприятие.

Второе. Кион организует свой торговый космический флот, а я ему продаю корабли. Мои 30 процентов, его все остальное. Скорее всего, под это дело ему будут нужны и военные корабли. Я знаю, где их взять, но как это провернуть так, чтобы с юридической точки зрения ни я, ни мой экипаж, ни сам Кион не имели проблем со стороны империи и Содружества? Насколько я наслышан, есть некое эмбарго на поставку технологий мирам Фронтира?

- Да, Саша. Вечно ты задачки задаешь. Значит так. Если ты сам оказываешь медицинские услуги там, на месте – то нет никаких проблем. А вот если продашь технологичное оборудование в миры Фронтира – получишь проблем по полной. Если бы Кион был гражданином империи – то совсем другое дело. Поэтому рекомендую принять Киону гражданство империи и зарегистрировать корпорации у нас. Тогда вообще никаких вопросов не будет. А если нужны будут вооруженные корабли – получаешь лицензию наемника. Да ты и сам это знаешь. Еще есть какие-то вопросы?

- А для получения гражданства надо лететь в империю?

- Совсем не обязательно. Я могу этот вопрос решить: под протокол новый гражданин приносит присягу, я принимаю ее и регистрирую. Правда без физического присутствия кредит в банке не получите, но это уже мелочи. Корпорацию я и так зарегистрирую.

- Спасибо, Юджин. Мы минут пять посовещаемся и выйдем на связь. Хорошо?

- Хорошо. – Юджин отключился.

- Кион, вы все слышали. Что будем решать?

- А что решать-то? Ирта примет гражданство империи, на нее мою долю и оформим. Официально она будет управлять – пора девочке расти и опыта набираться.

- Папа! Но я не знаю как?

- Ничего страшного, – решил я вмешаться. – На первых порах в клинике тебе поможет Ганс. Я его отправляю с вами, чтобы все развернуть и организовать. Потом, когда появится свой обученный персонал, тогда будем решать с Гансом. Это по клинике. По флоту. Я не зря попросил Кера подождать – я думаю, он поможет нам найти человека, имеющего опыт управления торговым, а может и боевым флотом. Я думаю, имеет сразу же создавать и подразделение наемников. Кстати, я могу боевые корабли приписать и к своему отряду, но с этим чуть позже разберемся. Ладно, вы готовы? Боцман, давай связь с Юджином.

Оформление нового гражданства Ирты заняло минут пятнадцать. Потом еще минут тридцать обсуждение условий договора. После чего Юджин отключился и отправился готовить необходимые документы, а я позвал Кера и Ганса.

- Ну что, Ганс. Познакомься с Иртой вар Кейн, новой подданной Империи Аратан и счастливой владелице десятипроцентной доли в медицинской клинике “Здоровье” и семидесятипроцентной в будущем торговом флоте “Кейн”. Дальше ты будешь работать в основном с Иртой, так как Кион будет решать вопросы по их корпорации и флоту. С этим вопросом разобрались. Кер, нам нужен надежный человек, который займет место управляющего торговым флотом. Если еще и с военным опытом – вообще великолепно. Людей, кстати, может быть и больше – планы большие, своих специалистов пока нет, будем рады всем.

- Мне надо подумать и кое с кем переговорить. Завтра дам ответ

- Отлично. Ну что, вот теперь можно и обмыть договор.

И все переместились в кают-компанию, где помимо бара был еще и пищевой синтезатор для закуски…

***

Утро началось с шелеста поднимающейся крышки медкапсулы. Пьянка-пьянкой, но учиться было нужно и поэтому, как только мы закончили отмечать договор, я сразу же отправился в медотсек.

Чувствовал я себя просто отлично. Выбравшись из капсулы и одевшись, я подошел к регенератору, в котором лежала Клари, и посмотрел на показания. Все шло отлично, процесс должен был завершиться минут через пятьдесят.

Я вышел из медотсека и направился в рубку.

- Боцман, утро доброе, что слышно в мире?

- Доброе утро, капитан. Все идет по расписанию, экипаж на борту и отдыхает, шлюз задраен.

- Где наши гости?

- Техники в каюте десанта, отдыхают после установки нейросетей. Кион вар Кейн – в кают-компании, Ирта вар Кейн – в выделенной ей каюте.

- Боцман, напомни Керу, что надо что-то решать с постоянным местом жительства для техников. Теперь они наши сотрудники и должны быть обеспечены удобствами наравне с остальными.

- Есть, капитан.

Я направился в кают-компанию. Там я увидел Киона, который что-то заказывал себе в пищевом синтезаторе.

- Доброе утро, Кион. Как самочувствие?

- Доброе утро, Саша. Да что-то вчера немного много выпил, так что пока не очень.

- Ну, здесь есть только два варианта: или выпить того, на чем вчера остановились или же на пятнадцать минут в медкапсулу – будете как новенький…

- Тогда я бы выбрал второй вариант: что-то пить уже не хочется.

- Хорошо. Тогда минут через двадцать пойдем. Мне как раз надо будет там быть. Кстати, пока ты вчера был в капсуле, приходил сотрудник местной СБ, хотел с тобой что-то обсудить. Он скоро здесь будет – я решил завязать полезные нам знакомства, а у него жена болела. Вот я и предложил воспользоваться медкапсулой.

- Разумно, теперь он будет тебе должен.

- Да ладно, я ему сумму по себестоимости расходников назвал – он и выпал в осадок. Кстати, я через него предложил свою помощь его сослуживцам и родственникам. Они оплачивают только прямые затраты: расходники, энергию, зарплату и получают услугу. А мы в ответ получаем повышенное внимание к вопросам нашей безопасности. Так что более менее равноценный обмен. Они оплачивают наши расходы, а вместо прибыли мы получаем дружбу с СБ. Вот такой расклад.

- Ты знаешь, в этом что-то есть. Эта дружба может помочь, если не принести денег, то, по крайней мере, их не потерять…

- Вот и я так подумал.

В каюту вошел Тонк:

- Не помешаю, капитан?

- Нет, Тонк, заходи. Кстати, я как раз думал поговорить с тобой. Я запланировал, что ближайшие три дня мы будем здесь – надо кое-что перед дальнейшей работой подготовить. Так что сегодня мы тебе поменяем сетку, а когда она активируется, точнее функция мыслесвязи – то займемся твоими ногами. По предварительным расчетам, процесс выращивания новых ног займет около трех месяцев, а потом с месяц будешь заниматься на тренажерах – мышцы тренировать и учиться ходить. Так что готовься, через часик Ганс займется тобой. Подумай, может еще какие импланты хочешь, пока есть. Перед отлетом мы большинство оборудования и имплантов передадим Гансу для организации клиники. Так что этот опрос надо решить сейчас.

- Спасибо, капитан. Я подумаю.

- Подумай. Полный список имплантов есть у Ганса.

- Кстати, – обратился ко мне Кион, – Ирта говорила, что вы с ней обсуждали установку нейросети.

- Да, я спрашивал, но она сказала, что должна посоветоваться с Вами. В ее случае вариантов достаточно много – у нее 187 единиц, поверьте это много. Так что ей открыты любые нейросети.

- А что бы Вы посоветовали, исходя из наших договоренностей?

- Я конечно же еще посоветуюсь с Гансом, он несколько лет работал в корпорации “Нейросеть”, но я предложил бы поставить ей например “Управленец-7РУ”, что даст ей прирост в 28 процентов после установки и еще 3 процента после вызода на рабочий уровень. Итого у нее в итоге будет 246 единиц. И это без имплантов. Также я поставил один “Интеллект-50″ и два “Память-50″. Плюс, возможно, имплант на реакцию и устойчивость организма к перегрузкам – это пилотские импланты.

- По-моему отличный выбор. А что по базам порекомендуете?

- А вот здесь я буду даже не рекомендовать, а настаивать: во-первых медицина, потом пилот, а только потом уже управление и так далее.

- А почему такая последовательность?

- Кион, я поставлю на вашу яхту капсулу, и Ирта, выучив здесь у меня медицину до третьего уровня под разгоном, дальше сможет учиться под разгоном сама. Потом, она сама сможет проводить тестирование и отбор людей для пилотов и техников, подлечить кого. В общем, самый настоящий медик, по крайней мере, поможет Гансу. Я ведь не навсегда его отдаю, он мне и на корабле не лишний.

- А базы какого уровня ты ей дашь? И сколько это будет стоить?

- Кион, давай так: мы партнеры и давай хоть между собой не мелочиться. Я дам полные базы, но для начала достаточно и третьего уровня, хотя желательно четвертый, но это уже сама будет себя вести. Как ты уже слышал, мы через три дня улетаем. Вернемся месяца через два, надеюсь с капсулами. У вас будет это время, чтобы найти людей, поставить им нейросети и обучить. Кроме того, строй для клиники самое современное здание на планете, исходи из того, что там будет стоять 100 капсул

- Сколько? – у Киона округлились глаза

- Сто капсул. Пусть не сразу, но первые штук двадцать я планирую привезти. Не забывай, что в эту клиника будут хотеть попасть не только с планеты, но и из ближайших систем. Поэтому, кроме архитектора нанимаешь самого лучшего спеца по безопасности. Извини, что так детально расписываю, но мне так спокойней – так я точно ничего не забуду. Так вот. Если спец скажет поставить плазменные излучатели вокруг клиники – ставь. На эту тему мы еще и с нашим знакомым из СБ пообщаемся, может он кого порекомендует.

- К шлюзу подошел вчерашний капитан СБ. С ним еще два человека: один в форме полковника СБ и штатский – сообщил Боцман.

- О, а вот и Эрл. Боцман, я сейчас подойду к шлюзу, сам их встречу. Кион, посидишь немного сам?

- Да, конечно, конечно. Я пока подумаю, Саша.

- Вот и отлично.

***

Александр вышел, а Кион сидел, пораженный размахом описываемой клиник. До сих пор он думал, что в клинике будет максимум десять-двадцать капсул. Это и так было небывалым размахом для их мира, а здесь… Киону на какой-то момент даже стало страшно. То, что клиникой заинтересуются разные проходимцы и попробуют отобрать – это и так понятно. Да, правильно говорит Александр. О системе безопасности надо думать и думать крепко.

В этот момент в кают-компанию вошел Иван. Кион увидев его, сразу подумал: вот у кого надо спросить:

- Иван, а можно у Вас проконсультироваться?

- Конечно, а на какую тему?

- Иван, Александр мне задачку загадал…

- И вам тоже? Не удивляйтесь Кион. Это нормальное явление. Я сам до сих пор бываю озадачен после общения с ним. Так чем именно он Вас нагрузил?

- Понимаете, Иван. Мы обсуждали нашу будущую клинику и он поднял вопрос безопасности. Тем более, когда я узнал планируемый размер клиники – я действительно немного испугался. Поймите, я не военный, я простой бизнесмен и раньше с такими вещами не сталкивался. У меня, конечно, есть служба безопасности корпорации, но она просто не потянет такой размах проекта.

- И что он сказал по поводу размера? Чем он вас напугал?

- Сто медицинских капсул. СТО! У нас до сих пор если и есть парочка, то о них никто не знает. А здесь такое! Тем более, как он говорил при первом разговоре, капсулы не старше лет двадцати пяти!!!

- Так я не совсем понял, что именно Вас интересует?

- Иван, мне нужны специалисты по безопасности, начальник охраны, охранники, в конце концов. Может, вы знаете таких людей?

- Я понял суть вопроса. Я подумаю немного, поговорю со знакомыми и сообщу Вам. Договорились?

- Да, конечно. спасибо большое. Пойду пока с Иртой поговорю.

- Вас проводить?

- Нет, спасибо. Я вроде как сам дорогу помню, не отвлекайтесь.

***

Я подошел к шлюзу, который открылся передо мной, и вышел из корабля. Дроиды так и стояли все это время, охраняя нашу территорию. Мне навстречу прошел Эрл, в его глазах был вопрос.

- Доброе утро, Эрл. Все идет отлично, минут через десять будешь встречать свою Клари. Ты представишь меня своим друзьям?

- Доброе утро, Александр. Это начальник Службы Безопасности станции Ард Кром, а это наш врач – Ник Керт.

- Александр Петров, капитан “Терры”. Давайте пройдем на борт, там нам будет удобнее поговорить.

Мы прошли в крейсер и я повел гостей в свою каюту: было как раз время завтрака и я не хотел отвлекать свой экипаж. Разместившись в каюте (я вновь порадовался, что каюта такая просторная), предложил начать разговор:

- Я так понимаю, Эрл передал Вам мое предложение?

- Да, – вступил в разговор полковник. – Я выслушал Ваше предложение, но мне все-таки хотелось бы самому разобраться со всеми нюансами. То, что получаем мы – я прекрасно понимаю. А вот в чем лично Ваша выгода?

- Господин полковник, я конечно же понимаю, что подозрительность стала благоприобретенной на службе частью Вашего характера. И, поверьте, это нормально. Мы все ищем подвох, если все совершенно гладко и сказочно. Так вот, в нашем соглашении есть только наше соглашение и не более того. А моя выгода, например, в том, что мне в ближайшее время будет нужен специалист по безопасности, который сможет организовать достаточную охрану, можно даже сказать оборону, моей клиники. У меня таких людей нет. У моего компаньона – тоже. Зато они есть у Вас. И я надеюсь, в рамках нашей дружбы, получить хорошо оплачиваемого консультанта по безопасности. А может быть и не только консультанта. Я буду только рад, если высококлассные специалисты будут работать со мной.

- Хм. Пока звучит привлекательно. Нам надо подумать над Вашим предложением.

- Никаких проблем. Думайте, но не долго. Через три дня мы улетаем, поэтому я хотел бы знать о Вашем решении еще до отлета. А пока извините, но мне пора в медотсек. Лечение Клари подходит к завершению и мне нужно там присутствовать. Вы пока можете посидеть здесь, – я особо не переживал, так как все помещения корабля были под наблюдением и контролем у Боцмана. – Если вы чего-нибудь желаете, то пищевой синтезатор к Вашим услугам. Эрл, ты со мной?

- А можно? – глядя, не столько на меня, как на свое начальство спросил Эрл.

- Не можно, а нужно. Кто ж еще должен встречать жену из капсулы… – решил я взять ситуацию в свои руки.

- А можно мне поприсутствовать? – робко спросил медик, который все время нашего разговора сидел как мышь, по-моему, боясь даже дышать

- Я не против, но это уже как Эрл захочет. Все-таки его жена. В капсуле находятся в обнаженном виде, – пояснил я немного недоумевающему медику.

- Я не против. – сказал Эрл. Но потом добавил: – если отвернетесь, конечно.

- Конечно-конечно, – радостно закивал медик. Еще бы, работа с таким оборудованием для него пока было несбыточной мечтой.

- Господин полковник, я надеюсь, Вам не будет скучно? Может, желаете что-нибудь посмотреть? Если что, позовите Боцмана, это искусственный интеллект корабля – он Вам поможет. Боцман, господин полковник наш гость, так что ты понял.

- Есть капитан, – раздался голос искина, полковник даже немного вздрогнул.

Мы вышли из каюты и уже через пару минут были в медотсеке. Дав медику несколько минут для осмотра жадным взглядом заставленного капсулами помещения, я посмотрел на показания монитора и сказал:

- А теперь отворачиваемся, пора нашу спящую красавицу вызволять… – и глядя на недоумевающие взгляды спутников, пояснил. – Сказка у меня на Родине была такая. Там красавица много лет спала, пока принц не пришел и не разбудил поцелуем. Так что, Эрл, быть тебе сегодня принцем.

Я дал команду на открытие капсулы и услышав звук поднимающейся крышки сказал:

- Доброе утро, Клари. Как спалось, как себя чувствуете? – и повернувшись к Эрлу шепотом сказал: – Ну что принц, сам пойдешь принцессу будить или подтолкнуть?

Эрл посмотрел на меня каким-то странным взглядом и пошел к капсуле, откуда донесся радостный голос Клари:

- Доброе утро! Отлично себя чувствую! ничего не болит, как много лет назад! Эрл, стой, задушишь! – жизнерадостный голос перешел в писк. Я посчитал нужным вмешаться:

- Эрл, в сказке будили поцелуем, а не удушением! – с улыбкой сказал я. – Ладно, одежда Ваша там же, где вы ее оставили, ждем Вас.

Наконец мы услышали:

- Я готова, поворачивайтесь.

Мы с доктором повернулись. Перед нами была все та же Клари, но только жизнерадостно улыбавшаяся.

- Вот, другое дело. Рад Вас видеть здоровой и радостной.

- А уж я как рада…

Тут медик, про которого все немного забыли, решил о себе напомнить:

- Скажите, Александр. Я просто знаю, какой был диагноз у Клари, скажите, сколько стоит такое лечение? Я так понимаю, здесь не идет речь о химио- или лучевой терапии?

- По стоимости такое лечение может стоить совершенно по-разному. В данном случае стоимость расходников медкапсулы, энергия и амортизация капсулы составила 23 целых 50 сотых кредита. А работа ведется на клеточном уровне, когда сравнивается модель, построенная при анализе молекул ДНК, с реальным состоянием организма и устраняются несоответствия. Это если в двух словах.

- А насколько сложно работать с таким оборудованием? – не унимался медик

- А давайте, на эти и другие вопросы мы поговорим в более удобной обстановке? – вопросом на вопрос ответил я. – Тем более полковник уже наверное заждался.

Я повернулся к Эрлу и, немного понизив голос, сказал:

- Эрл, я бы на вашем месте, взял пару дней отпуска…

- Я подумаю над этим, – под тихий смешок Клари ответил Эрл

- Тогда пошли к полковнику – с улыбкой ответил я и мы вышли из медотсека.

***

По дороге к моей каюте мы заглянули в кают-компанию. Заметив там Ивана, я попросил его развлечь и угостить чем-нибудь Клари с медиком, а мы с Эрлом двинулись дальше.

Войдя в каюту, где сидел полковник, я спросил:

- Ну что, господин полковник, Вы приняли решение?

- Господин Петров, я признаю разумность Ваших доводов, но все-равно, что-то не сходится, как-то странно это все выглядит.

Я повернулся к Эрлу:

- Эрл, ты, кажется, хотел поговорить с Кионом вар Кейном? Боцман проводи Эрла.

- Есть, капитан. Следуйте за указателями, капитан Янг.

Немного удивленный, Эрл вышел из каюты. Я сел в кресло напротив полковника.

- Раз Вы так настаиваете, я увеличу стоимость медицинских услуг в десять раз. И, поверьте, это все еще будет недорого.

- Нет, ну зачем же так сразу, – даже несколько изменился в лице полковник.

- Полковник, я специально попросил выйти Вашего подчиненного, теперь мы можем разговаривать откровенно. Поймите, я могу ВООБЩЕ НЕ ПРЕДОСТАВЛЯТЬ такого рода услуги вашим людям. И я совершенно не пострадаю от этого. Я достаточно обеспеченный человек и могу себе позволить вообще ничем не заниматься. То, что я сделал по отношению к Эрлу, это было простое искреннее желание помочь с виду неплохому человеку. Я могу с него вообще не брать те жалкие копейки, которые потратились на его жену. Но он гордый человек и не хочет быть мне обязанным, прекрасно понимая, что уплаченная стоимость не идет ни в какое сравнение с результатом. Причина, по которой я беру у него деньги, заключается в том, чтобы он не чувствовал, что его таким образом покупают. Он, также как и Вы, преданный службе человек и не хочет, чтобы потом даже такая малость, была поставлена ему в вину. Я ведь не предлагаю Вам вылечить ваших людей бесплатно, хотя еще раз напомню, мне вполне по силам это сделать. Я предложил Вам вносить деньги за лечение практически по себестоимости, прекрасно понимая, что настоящие сотрудники службы безопасности работают больше за идею, чем из-за денег, и лишних денег у них нет.

Полковник сидел в кресле, не шелохнувшись. Когда я закончил говорить, он поднял голову и направил на меня тяжелый взгляд. Я встретил его взгляд не отводя глаза. Где-то с минуту мы смотрели друг на друга, потом полковник сказал:

- Постарайтесь и меня понять. До сих пор, все встреченные нами инопланетники только и делали, что старались на нас нажиться. А тут Вы, со своим предложением. Что я должен думать? Вот я и ищу подвох во всем. И пока я не пойму причин, которые побуждают Вас так поступать, не смогу принять Ваше предложение. А вопросов, на которые нет ответов, у меня множество: почему вы выбрали для своей клиники, не нашу систему, а Кейнри? Чем Вам будут платить эти дикари? Зачем Вам их кейнары? Что Вы будете с ними делать? Каюту свою обклеите?

- А Вы мне нравитесь, полковник, стараетесь докопаться до сути. Хорошо, мы пойдем по длинному пути. Что будете? Сок, куафе, вино? Крепкие напитки не предлагаю, утро все-таки…

- Сок, пожалуйста.

Я прошел к синтезатору и заказал сок полковнику, а себе куафе. Когда напитки были готовы, я поставил чашки на стол перед нами, сел в кресло и сказал:

- Полковник, для понимания моих поступков попрошу ответить на несколько вопросов. Представьте, у Вас есть что-то, что способно Вам принести значительный доход, но, к сожалению, Вы понимаете, что это что-то у Вас можно относительно легко отобрать. Какое первое желание у Вас возникнет?

- Конечно же, сохранить это что-то.

- Хорошо. А теперь такой вопрос: Вы находитесь в комнате и ждете нападения. Когда Вам проще будет защищаться: когда в комнату ведет один вход или четыре, с разных сторон?

- Конечно же, когда один вход

- Вот мы и подошли к главному. Как Вы знаете, в космосе системы, да и вообще любая материя, распределены неравномерно. Есть места, где системы расположены буквально вплотную друг к другу, а есть огромные пустые пространства. Давайте посмотрим на карту этого сектора космоса. Навигатор, выведи карту, – на панели засветилась звездная карта. – Смотрите: Ваша система расположена как бы на космическом перекрестке – с ней граничат, как минимум, четыре заселенных мира и еще две необжитые системы. Один из этих миров – Кейнри. У него же, совсем другая ситуация. Со всех сторон, кроме одной, эту систему окружают пустые системы, в которых делать совершенно нечего. Огромное пустое пространство: полезных ископаемых нет, планет для колонизации нет. Ничего нет! К тому же, их размеры таковы, что малым кораблям там делать нечего. Они рассчитаны на короткие путешествия, иначе просто не хватит топлива. Пираты, в большинстве своем, летают на малых и средних кораблях, к тому же старых модификаций, где расход топлива просто огромный и баки невелики. Поэтому, угроза нападения из этих секторов минимальна. Остается только одна система, откуда может прийти угроза. Ваша система. Я хочу заручиться Вашей поддержкой, чтобы, в случае чего, быть вовремя предупрежденным и иметь время для подготовки встречи. Это то, что касается причин размещения именно на Кейнри.

Я немного помолчал, молчал и полковник.

- Знаете, я до очень недавнего времени жил на планете, дикой даже по меркам Кейнри. Мы только-только начали выходить в ближний космос. Поэтому у меня нет такого снобизма, как у коренных жителей империи, которые считают всех, живущих за ее пределами, дикарями по умолчанию. Я просто не понимаю, почему люди должны быть лишены возможности быть вылеченными просто потому, что они находятся за пределами империи. Тем более, если они могут за это заплатить. Это же относится и к нейросетям. Если человек может оплатить установку нейросети и всего остального – то я не вижу никаких препятствий для этого. Я достаточно полно ответил на Ваши вопросы?

- Да. Теперь, по крайней мере, я понимаю причины Вашей позиции. Так какие будут окончательные условия для нас и наших семей?

- Давайте договоримся следующим образом. С нашей стороны я обещаю полное медицинское обслуживание вашим сотрудникам и членам их семей по льготным ценам. Льготная цена включает стоимость расходных материалов для работы капсулы, затраченной энергии, амортизация капсулы и зарплату наемного персонала, возможно аренды помещения. Для того, чтобы избежать махинаций с составом семей ваших сотрудников, льготная цена будет предоставлена только после согласования с Вами или Эрлом. Все остальные будут обслуживаться по общему тарифу, который будет выше льготного примерно раз в пять-десять, этот вопрос я буду решать вместе с партнерами. Это то, что я обещаю со своей стороны.

Что касается ответных услуг с Вашей стороны, то мне не нужны никакие тайны или клятвопреступления. Я надеюсь, что Вы поможете правильно и надежно организовать охрану клиники и будете самым внимательным образом отслеживать возможные угрозы. Все консультации по вопросам безопасности будут надлежащим образом оплачены или засчитаны в счет медицинских услуг. Это уже как договоримся.

- А не покажется вашим партнерам наша договоренность неравноценной?

- С этой стороны можете не волноваться. У меня доля в 90 процентов и я могу диктовать условия. С другой стороны, мы, совместно с партнерами, скоро будем создавать свой торговый флот. Там тоже возможно взаимовыгодное сотрудничество, но это вопрос немного более отдаленного времени, уже после того, как я вернусь.

- А не повлияет ваш отлет на нашу договоренность? Я так понимаю, Вы улетаете не на один день?

- Не переживайте. На время моего отсутствия я оставлю некоторое количество капсул и специалиста, чтобы их обслуживать. Так что все остается в силе.

- Я смотрю, Вы все уже продумали?

- К сожалению, у меня действительно очень мало времени, я и так здесь задержался. Поэтому приходится строить планы достаточно далеко и детально, чтобы не было потом недоговоренностей и недопонимания.

- Хорошо. Тогда с чего начнем?

- Мы – с отмечания наших договоренностей, а Эрл с моим медиком – с составления списка первоочередных пациентов. Предлагаю переместиться в кают-компанию, в том в синтезаторе выбор блюд будет более обширным.

- Ведите, – сказал полковник, и мы вышли из каюты.

***

Дак Шедв был рад. Наконец-то его комбинация, длиной в тридцать лет, подходит к завершению. Целых тридцать долгих лет он лелеял свою месть, смаковал мельчайшие детали и представлял все в подробностях. Наконец-то этот выскочка Кион ответит за все.

Все началось давно. Они с Кионом вместе учились и были приятелями. А потом они познакомились с Алисией, в которую влюбились оба. Но она выбрала Киона. И плевать, что Алисия вышла за Киона по большой любви. Для Дака это не имело никакого значения: семья Киона была гораздо богаче его семьи, значит все дело в деньгах.

Долгих тридцать лет Дак готовился к этому моменту: он построил свою финансовую империю, нанял пиратов, зная, что Кион все отдаст ради спасения любимой дочери. Через подставных лиц он скупил по бросовым ценам все, что Кион выставил на продажу или заложил. Теперь он, Дак, был гораздо богаче Киона. Остались последние штрихи: после получения выкупа пираты должны взять Киона в плен и сделать рабом. После этого он, Дак, превратит Алисию и, так похожую на нее, Ирту в своих секс-рабынь и будет с ними развлекаться прямо на глазах у Киона. Это будет гораздо приятнее, чем просто убийство противника и позволит растянуть удовольствие надолго. А может он еще что-нибудь придумает… фантазия у него богатая.

Ну почему же пираты не выходят на связь с такой приятной новостью? Ведь уже пора, Кион уже день как улетел на встречу… Что ж они не выходят на связь? Ну, ничего, тридцать лет ждал, еще потерплю пару часов…

***

Выйдя в коридор, Эрл остановился.

- Следуйте за световыми указателями, – раздался голос искина их динамиков и светильники в коридоре начали по очереди загораться и гаснуть, создавая световую волну. Эрл пошел вслед за ней. Пройдя мимо нескольких зарытых дверей, он дошел до места, за которым светильники горели уже постоянно.

- Вам нужна дверь слева, – опять раздался голос Боцмана.

Эрл подошел к двери и постучал. Через некоторое время дверь открылась, и Эрл увидел перед собой представительного мужчину.

- Кион вар Кейн? – спросил Эрл.

- Да

- Меня зовут Эрл Янг, я капитан службы безопасности станции. Могу я войти? Нам нужно поговорить.

- Проходите, – и мужчина прошел в глубины каюты. Каюта была меньше, чем у Александра, но тоже достаточно просторная. Кроме Киона в ней была еще девушка, Ирта вар Кейн, как помнил из материалов дела Эрл. Эрл присел в предложенное кресло.

- Так о чем вы хотели со мной поговорить? – спросил Кион у капитана

- Скажите, Кион, Вы знаете человека по имени Дак Шедв?

- Конечно, знаю. Это мой давний приятель, мало того, когда мне пришлось собирать деньги на выкуп, он помогал мне реализовывать имущество? А почему Вы им интересуетесь?

- После допроса пиратов мы задержали их сообщников здесь, на базе. Так вот, по их показаниям, заказчиком покушения на Вашу дочь был именно Дак Шедв. И еще открылись некоторые обстоятельства: после того, как Вы должны были передать выкуп, пираты должны были захватить Вас и передать Вас и Вашу дочь ему в рабство. За это он пообещал им заплатить еще десять тысяч кредитов отдельно.

- Какой бред… Я знаю его достаточно давно, лет тридцать пять уже…

- И у Вас никогда не было с ним конфликтов? Разногласий?

- Ну, господин капитан, я не святой, нельзя прожить всю жизнь и не иметь ни с кем конфликтов, но так чтобы… Хотя постойте. Тридцать лет назад, мы ухаживали за одной девушкой, твоей матерью, Ирта. И она предпочла меня, Кион тогда был в ярости. Но ведь это было так давно.

- Вы знаете, мне по роду службы приходилось видеть и не такие проявления подлости… Другое дело, что я даже не знаю, как Вам помочь – Ваша система находится за пределами сферы влияния нашей службы безопасности. Так что я могу только Вас предупредить и порекомендовать быть осторожным.

- Да-да, – сказал задумавшийся Кион. – Скажите, капитан, а у Вас есть на примете сотрудники, лучше даже, если в отставке, которые согласились бы поработать над организацией эффективной службы безопасности? А то у нас много дел намечается, а с безопасностью, как оказалось, большие проблемы…

- Я подумаю надо этим. Есть несколько кандидатур. Я предварительно переговорю с ними, а дальше будете сами договариваться.

- В любом случае спасибо Вам, капитан.

- Тогда я пойду, а то меня жена ждет в кают-компании. – Капитан встал из кресла

- Подождите минутку, я с вами, – Кион тоже поднялся из кресла и вышел вслед за ним.

***

Когда мы полковником вошли в кают-компанию, все уже были в сборе. Посмотрев на радостного Эрла, который стоял рядом со своей женой и держал ее за руку, я повернулся к полковнику и сказал:

- По-моему, с Эрла сегодня работник никакой, мысли не туда направлены.

- Я тоже так думаю, – согласился со мной полковник. – Эрл, на сегодня ты свободен. Но завтра жду тебя на службе.

- Спасибо, господин полковник, – ответил просиявший капитан. – Господа, разрешите Вас покинуть?

- Лети, капитан – сказал я под улыбки окружающих и Янг с женой вышли.

- Итак, раз все в сборе, могу сообщить, что мы с полковником Ардом Кромом достигли соглашения, по которому мы оказываем медицинские услуги его людям и членам их семей по льготной цене. За это полковник и его друзья будут заботиться о нашей безопасности. Поэтому, предлагаю выпить за это, только чего-нибудь не крепкого, утро все-таки.

Все выпили кто по соку, кто по куафе и я продолжил:

- Я так понимаю, у присутствующего здесь доктора, Ника Керта, есть множество вопросов?

- Да, я провел осмотр Клари после вашего лечения. Это просто невероятно.

Мне вдруг пришла в голову мысль: а мы ведь можем открыть небольшую, капсул на пять, клинику здесь, на станции, которая будет уже сейчас работать. А потом еще и здание большой клиники построим на планете.

- Уважаемый Ник. Дело в том, что вскоре нам понадобится большое количество медицинского персонала, который сможет работать с таким оборудованием. Планы у нас большие. Как вы смотрите на то, чтобы немного сменить место службы?

- Но-но, – сказал полковник – Вы еще и людей у меня будете сманивать?

- Подождите, полковник, не делайте преждевременных выводов, дайте мне закончить мысль. Для того, чтобы работать с нашими медкапсулами, нужно выполнить ряд важных условий. Специалист должен иметь нейросеть и выученные базы знаний. А вот здесь начинается самое интересное:

Второй уровень знаний дает возможность использовать капсулу на самом простом уровне, но не дает доступа к тонким настройкам.

Третий уровень знаний дает возможность лечить по стандартным схемам простые болезни, менять некоторые настройки капсулы, проводить обучение под стандартным разгоном.

Четвертый уровень, как у Ганса сейчас, позволяет проводить операции по установке нейросетей и имплантов, подбирать персональный состав разгона.

Пятый уровень – это уровень серьезных, нестандартных операций

и так дальше, чем выше уровень, тем больше возможностей. Сами понимаете, что даже если у Вас и получится купить саму капсулу, то стоимость подготовки специалиста будет как очень высокой, так и длительной. Я предлагаю Вам следующий вариант.

У меня сейчас есть десять медкапсул. Три уже установлены на крейсере, и пока они мне нужны именно там. Мы открываем здесь филиал нашей клиники, и устанавливаем четыре простые капсулы и одну серьезную операционную. Ваш специалист заключает контракт на пять лет, согласно которого клиника берет на себя расходы по подготовке, например, Ника, к работе. А это установка нейросети, закачка баз знаний и помощь в обучении. После этого Ник будет работать здесь на станции, выполняя работы, как по нашему договору, так и в интересах клиники. Как вам такой вариант?

- Интересно, Вы всегда так на ходу принимаете решения? – спросил полковник

- А что в этом плохого? Возражений нет? Тогда я попрошу Вас, Кион, вместе с Гансом подобрать подходящее помещение на станции и оформить длительную аренду, минимум на один год. Оформляйте документы сразу как филиал корпорации “Здоровье”. Я сейчас выставлю в продажу три шахтерских корабля, которые мы привезли. Деньги поступят в распоряжение клиники. Думаю, этого хватит и на аренду помещения в престижном секторе станции, и на качественный ремонт. Полковник, я попрошу Вас помочь Киону с подбором помещения, сразу учитывая необходимый уровень безопасности. Сразу наймите организацию, которая проведет необходимые коммуникации и сделает ремонт помещений.

После этого, Ганс, проведешь тестирование доктора и установишь ему медицинскую нейросеть и все остальное, что понадобиться. По этому вопросу пока все.

- А мне что делать? – спросила Ирта.

- Вы, как владелица доли в корпорации, сейчас пойдете с Вашим отцом, а нейросеть Вам поставит Ганс, как только вы вернетесь. А я пока займусь кораблями. Работы хватает.

- А что мы будем делать? – спросил Мет. – А то все вроде как заняты, а мы гуляем.

- Мет. Вы на каком уровне изучения баз по медицине остановились?

- Третий уровень пока.

- Вот и займитесь практикой – вы вами можете управлять капсулой для обучения под разгоном. Учитесь дальше и помогите остальным с обучением.

- Ясно. Тогда пойдем учиться, Кер, Иван, вы идете?

- Да, – и они втроем вышли из кают-компании.

- У вас постоянно такое происходит? – спросил, наблюдавший за происходящим, полковник.

- Как Вы могли заметить, экипаж у нас небольшой, поэтому приходится осваивать и другие специальности, чтобы могли друг друга заменять. Так что это временное явление. Процесс роста, дальше будет проще.

- Ладно, давайте делать то, что запланировали, так как у меня еще есть другие дела. – С этими словами полковник встал и пошел к выходу. – Я жду возле шлюза.

- Кион, задержитесь на минутку, – подождав, когда Ирта с Гансом выйдут, я сказал. – Кион, ни Ирта, ни Ганс еще не имеют навыков ведения дел, поэтому присмотрите за ними. Я не хочу этого говорить при них – они, как все молодые люди, обидчивы и ранимы.

- Да, конечно, я прекрасно понимаю, о чем Вы говорите. Я прослежу, чтобы все было так, как надо.

- Вот и отлично. Тогда и я пока займусь своими делами.

***

Убедившись, что все заняты делом, я прошел в рубку и вышел на связь с диспетчером станции:

- Диспетчер, ответьте ‘Терре’

- Слушаю, ‘Терра’

- Диспетчер, планирую проводить маневровые работы, прошу выделить коридор безопасности.

- Лови пакет с данными

- Принял. Кстати, есть на продажу три шахтерских корабля: одна ‘Малютка’ и два ‘Сверчка’. Дорого не возьму, продаю как есть. Не в курсе, есть желающие? Если нет, то буду выставлять на биржу.

- В каком состоянии?

- Полностью рабочие, может совсем немного почистить, не хочу сам возиться.

- Я узнаю, а сколько за них хочешь?

- За ‘Малютку’ прошу 10 тысяч, ‘Сверчки’ отдам по девять. На биржу выставлю дороже, – цены были нормальными, даже процента на 3 ниже, чем на бирже.

- Давай за двадцать пять я сам у тебя заберу?

- Двадцать семь

- Двадцать шесть

- Двадцать шесть с половиной и по рукам.

- Договорились. Когда забирать? Я сменяюсь через час.

- Вот и подходи, когда освободишься. Я пока их от буксира отцеплю.

- Так если ты на буксире, может, сразу в ангар загонишь? Ангар 127-С.

- Деньги переводи и загоняю.

- Лови.

- Вижу, до встречи.

- До встречи. – Диспетчер отключился. Красавец, поднимет тысяч шесть, продав корабли по отдельности. Ну да ладно, это его бизнес. Я тоже в накладе не остался, тем более что у меня не было времени этим заниматься.

Перебравшись на буксир, я отцепил яхту и отогнал проданные кораблики к указанному ангару. Как раз в час и уложился. Передав при личной встрече коды доступа к шахтерам и пожав друг другу руки, я вернулся на буксире обратно и пристыковался к станции

Вернувшись на крейсер, я прошел в трюм и проверил результат работы ремонтных дроидов: очень даже неплохо. Из найденных частей и остатков было восстановлено 15 работоспособных дроидов, а не подлежащие ремонту были разобраны на детали и разложены на складе по полкам. Мне осталось только прописать коды этих дроидов в управляющий ремонтный искин, что я и сделал. Теперь у меня было маленькая армия железных работников. Вот такой я Урфин Джюс, улыбнулся я и погнал своих ‘солдат’ на буксир.

До отлета я решил успеть сделать сразу несколько дел: во-первых, мне надо было подготовить буксир к интенсивной работе, а во-вторых, сделать яхту более защищенной. Необходимыми запасными частями я озаботился еще перед отлетом, загрузив в трюм самое необходимое: эмиттеры силовых щитов, парочку небольших реакторных модулей, энергошины, запасные части к лазерным и плазменным излучателям. Я просто не знал, с чем мне придется столкнуться в районе Фронтира, поэтому постарался быть готовым ко всему. Даже парочка небольших искинов была, правда пятого поколения, но на безрыбье тоже неплохо…

На буксире я планировал установить дополнительный реактор, заменить энергошины на более мощные, поставить несколько силовых щитов и, самое главное, установить искин для облегчения себе жизни. Загнав дроидов на буксир, я поставил передними задачу по разборке всего, что планировал поменять. Сам я в это время прикидывал, как и куда лучше подключить искин. По сути, даже простая установка искина сразу поднимала буксир на пару поколений выше.

С разборкой дроиды справились где-то за час. Ломать – не строить, не я первым это придумал. Все снятые детали были отсортированы, проверены на наличие повреждений и уложены на складе. Начинался следующий этап. Скинув управляющему искину ремонтного комплекса план необходимых работ, и указав склад, где искать требуемые детали, я удобно устроился в кресле и начал составлять план переделки яхты.

Через час план переделки яхты был готов, осталось дождаться, когда дроиды освободятся. Хотя, такими темпами они закончат уже к вечеру. Пока я занимался творчеством, они проложили мощные энергошины и шины управления от искина, установили модуль-реактор и перебрали двигатели. Тестирование всего этого добра показывало 100% работоспособность. Из основного оставалось установить и подключить эмиттеры силовых полей и переделать пилотский ложемент, приспособив его к управлению посредством нейросетей. Программный апгрейд и тонкие настройки оставались уже на моей совести.

Еще когда я обдумывал модернизацию буксира, я решил двигатели только перебрать, рассудив, что смогу найти на свалке запасные части гораздо лучше, чем мне могут предложить на бирже. Все-таки, двигатели военных кораблей были гораздо лучше своих гражданских собратьев.

Работы дроидам оставалось еще часа на два, поэтому я вернулся на крейсер, принял душ и переоделся в свежий комбинезон.

***

Когда я зашел в кают-компанию, там как раз собралась пообедать вернувшаяся со станции компания.

- Как успехи? Чем порадуете? – спросил я, усаживаясь за стол

- Все хорошо, – ответил Кион. – Помещение нашли отличное: центральный сектор станции, практически рядом со Службой Безопасности станции. Помещение нам на вырост, со временем можно будет капсул десять поставить. договор аренды роком на год заключили, оплачивать можно помесячно.

- Я думаю, лучше оплатить на год вперед, тем более, что возможность есть. Вот реквизиты счета с деньгами от продажи шахтеров. Что с ремонтом помещений?

- Наняли лучшую компанию, до завтра все закончат

- Сегодня вечером у техников заработают нейросети, так что завтра они смогут установить и подключить медкапсулы. Пока идем по графику. Хорошо, тогда работаем, как наметили: устанавливаем Ирте и медику нейросети, и учиться-учиться-учиться….

- А ты, капитан?

- А я учиться больше всех, только пока надо закончить с переделкой буксира. Кстати, Кион, я тут запланировал на завтра немного с яхтой поработать, а то уж больно она беззащитная какая-то…

- А что думаешь делать?

- Поставлю щиты нормальные, добавлю немного вооружения и так, по мелочи. Теперь хоть защититься сможет.

- Хорошо, – было видно, что у Киона было еще много вопросов, но он не стал задерживать меня, видя, что я уже закончил обед и нахожусь на низком старте.

- Тогда вечером поговорим – сказал я и вышел

***

Когда Александр вышел, Кион повернулся к Гансу:

- А он всегда такой?

- В каком смысле ‘такой’?

- Ну, постоянно в движении, озадачил на бегу и побежал дальше

- В последнее время да. Как он сам говорит, времени очень мало, поэтому он и сам спешит и нас подгоняет. А вообще с ним интересно – заскучать не успеваешь. – Со стороны было видно, что Александр Гансу нравится

- Это точно, не заскучаешь. Только как-то не всегда понятно, что и зачем нужно выполнять.

- А, это? У него просто максимально разогнан уровень интеллекта: он и без нейросети был 202, а теперь, после установки нейросети и имплантов, вообще зашкаливает. Он просто не весь ход своих рассуждений озвучивает, только выводы. Вот и выглядит странно.

- Наверное, ты прав. Ладно, давайте работать. Успеть действительно надо много.

***

Когда я вернулся на буксир, то понял, что забыл предусмотреть очень важную вещь. Основной проблемой современных флотов была невозможность согласовать скорость совместного прохождения гиперпространства. Разные корабли проводили в одинаковом прыжке совершенно разное время. Поэтому, чтобы все корабли военного флота прибыли в точку назначения одновременно, строили громадные даже не корабли, а станции, которые, приняв их себе на борт, прыгали сами. Другим способом переместить большое количество кораблей одновременно было невозможно.

Собственно, я и сам столкнулся с этим явлением, когда летел на буксире и прыгнул раньше крейсера, а прибыл позже. Причем я затратил на прыжок три часа, а крейсер всего час.

Чтобы избежать такого в будущем, я решил добавить систему жесткой связки, чтобы, по крайней мере по дороге на свалку, мне не надо было управлять буксиром. Он спокойно будет ‘лететь’ на крейсере, а по прибытии на место – работать самостоятельно.

Сказано – сделано. Смоделировав виртуальную модель и протестировав ее на предмет различных нагрузок – передал данные на ремонтный искин. Искин немного для приличия подумал и выдал информацию, что время переделки увеличится на два часа.

Подтвердив, что согласен с этим, я занялся тестированием уже выполненной работы и установкой и настройкой программного обеспечения, а ремонтный искин погнал своих железных молодцев вперед, к трудовым свершениям.

С настройкой программного обеспечения я провозился на удивление долго, часов пять. Причем для меня это время пролетело очень быстро, гораздо быстрее, чем для моей спины, которая основательно затекла. До сих пор я почему-то ошибочно думал, что четвертый уровень программирования это круто. Я ошибался, пятый был гораздо круче. Прикинув, что для изучения пятого мне надо будет лечь в капсулу дней на пятнадцать, я решил отложить это знаменательное событие и воспользоваться тем, что есть.

***

Юзан Геш пребывал в раздражении уже вторую неделю. Подумать только, его самые лучшие специалисты клялись, что найти и обезвредить все маячки, установленные на крейсер Петрова невозможно. А теперь что? Крейсер как в воздухе растворился. После отбытия с военной базы он просто исчез.

В дверь постучали и, после разрешения, в кабинет вошел Арк Трой, помощник Юзана Геша.

- Господин полковник, сегодня был зафиксирован шифрованный сеанс гиперсвязи из Фронтира. Разговаривал Юджин Лир, юридический поверенный Александра Петрова. После разговора, корпорация ‘ЮрКонс’ провела оформление двух корпораций: медицинская корпорация ‘Здоровье’ и торговый флот ‘Кейн’. В первой корпорации владельцем 90% акций является наш подопечный, а во второй – только 30% принадлежат ему.

- Хм. Странно это как-то, не находишь? То срывается с места и исчезает, а то словно кидает нам маяк: я здесь, я на месте, жду Вас… Не похоже это на него как-то. Обычно он просчитывает свои действия на несколько ходов вперед, а здесь… что же ты задумал, Александр Петров? – Юзан Геш встал из-за стола, подошел к окну и стал всматриваться вдаль, словно пытаясь увидеть там своего оппонента…

***

Утро началось как обычно: c шелеста поднимающейся крышки медкапсулы. Вчера я неплохо поработал и успел закончить все, что запланировал. Буксир был готов полностью к работе.

На сегодняшний день у меня была запланирована модернизация яхты, к которой я после завтрака и приступил, скинув перечень работ управляющему искину ремонтного комплекса. Убедившись, что процесс идет как надо, я вернулся на крейсер и собрал свой первоначальный экипаж в кают-компании.

- Последние несколько дней выдались достаточно суетными и, хоть мы и видимся каждый день, наверняка появились вопросы: что мы здесь делаем и почему не летим дальше?

- Есть такое. Не логично, как-то. То мы летим мусорщиками работать, то здесь с местными прохлаждаемся, – сказал Мэт.

- Как раз для того, чтобы ответить на этот и другие вопросы, я и собрал Вас здесь. Начну с конца: завтра мы отправляемся дальше по маршруту. А теперь я все объясню, во избежание разных недомолвок и недоверия.

Как Вы знаете, мы с местными партнерами создали две совместные корпорации: это медицинская клиника и торговый флот. Сейчас я расскажу зачем я в это ввязался и почему я не делал подобного в империи.

Как все здесь присутствующие знают, жизнь ‘мусорщика’ может быть как длинной и обеспеченной, так и бедной и короткой. Хоть я и уверен в том, что нам уготован первый вариант, стоит подстраховаться на случай второго варианта. И надо сделать это именно сейчас, когда у нас есть для этого все возможности, партнеры и желание.

- А почему нельзя было сделать клинику в империи? Чем смогут платить эти дикари? И почему не на этой станции, а именно на Крейне? – посыпались вопросы со всех сторон.

- Давайте по порядку. Почему не в империи? Ганс, сколько подобных клиник например на Ахте? Что там с пациентами?

- Я точно не знаю, но только в нашем городе было три большие медицинские клиники плюс ‘Нейросеть’ и еще парочка их конкурентов. Насколько я помню, пациентов всегда было немного. Я слышал разговор менеджеров, что если бы государство не дотировало установку базовых нейросетей, то ‘Нейросеть’ была бы разорена уже давно..

- Это и есть ответ на первый вопрос. Здесь у нас конкуренции нет и еще долго не появится. Теперь давайте поговорим о том, что здесь можно взять. Кейнри – сельскохозяйственная планета, точнее она такая, какой ее сделали. Основным экспортом планеты являются экологически чистые продукты питания. К этому мы еще вернемся, но я хочу поговорить о другом. Я просмотрел информацию о планете и выяснил, что здесь есть огромный потенциал для всяких оздоровительных процедур и организации курортов: лечебная вода, грязи и так далее. Да, с одной стороны медкапсулы прекрасно лечат все и быстро, но!. Есть очень много состоятельных людей, которые готовы заплатить за качественный отдых с лечением такими процедурами. Пока это область Фронтира и клиентов с деньгами сюда не заманить, но скорее рано, чем поздно, граница империи подвинется в эту сторону и планета войдет в состав империи. Тот, кто будет здесь первым, причем не на уровне прибежать, пограбить аборигенов, убежать, а как нормальный, серьезный партнер – тот и будет иметь самый вкусный кусок пирога. Но это в будущем. Сейчас мы сможем зарабатывать на торговле, просто предоставляя услуги по перевозке грузов местным корпорациям. На данный момент у них такой возможности нет: имперские торговцы скупают их продукцию оптом за копейки и наваривают на этом огромные деньги. Мы сможем получать плату в кредитах, когда местные корпорации сами будут продавать свои товары за валюту Содружества или, например, товаром и реализовывать его самим. Это уже несущественные детали.

И третий вопрос: почему именно Кейнри, а не станция? Это связано с ее расположением. Посмотрите на карту сектора и сами ответьте мне, в чем ее уникальность?

- С ней граничит одна заселенная система, остальные пустые.

- Правильно, поэтому шансы, что оттуда пожалуют ‘гости’ – минимальны.Эта система – естественная крепость или ее можно сделать крепостью. Достаточно иметь здесь или мощный флот или диспетчерскую станцию. А нам, скорее всего, надо будет защищать свои инвестиции.

Все задумались. Дав минуту на осмысление информации я продолжил:

- Теперь я хотел упомянуть еще один аспект, о котором в империи предпочитают не говорить.

- Это какой же? – спросил Кер.

- Это уровень интеллекта.

- И как он относится в нашему пребыванию здесь?

- Самым прямым образом. Послушайте, это действительно очень важно. Не важно, будем мы строить свой торговый флот, развивать свою организацию наемников или еще что – нам будут нужны люди. Да, какое-то количество мы найдем среди ваших знакомых, кто-то присоединится по дороге, но все равно это очень мало, если мы хотим достичь больших целей. Как я уже говорил, в империи и в Содружестве эта тема является табу и на нее нигде, кроме очень узкого круга, не говорят. Проблема в том, что цивилизации, привыкшие получать знания через базы для нейросетей сами себе подложили огромную свинью. Они до восемнадцати лет практически не развивают своих детей и сейчас имеют подавляющее большинство граждан у которых уровень до установки нейросети не превышает 80-90 единиц. Причем, в Содружестве это уже большая проблема, в империи пока это не так явно, но ситуация уже заставляет серьезно задуматься.

- Откуда у тебя эта информация?

- Я получил ее из нескольких не связанных между собой источников, так что информация точная. Проблема, как я ее вижу, связана с отсутствием системы образования, которая развивала бы детей до 18 лет. Скажу по себе. Как Вы знаете, я родом из дикого мира, где до семнадцати лет дети учатся, как минимум, в школе, которая дает знания примерно как второй уровень баз. Но! Постоянная нагрузка на развивающийся мозг его укрепляет и заставляет учиться думать. Отсюда высокий уровень интеллекта. В основном от 110-115 и выше. Эта информация тоже точная.

Так вот, на Кейнри довольно неплохая система образования, которая также развивает своих граждан. Например у Ирты, которую вы все знаете, уровень интеллекта 187 единиц. Я более чем уверен, что такой показатель совершенно нетипичен, но свои 110-130 имеет большинство народа. Это я к вопросу о будущем персонале наших компаний, который мы можем нанимать сразу здесь. Еще вопросы есть?

- Да, у меня есть вопрос – спросил Кер.

- Слушаю

- Александр, я не совсем понимаю, зачем ты все это нам рассказываешь? Ты, как капитан корабля, имеешь право отдавать приказы и все они будут исполнены. Ты же, предпочитаешь рассказывать нам не только о своих решениях, но и о причинах. Я все не могу понять зачем ты это делаешь?

- Это личное мнение Кера или еще кто-то так думает?

- Да, просто непривычно это, вот и спрашиваем что это значит, – сказал Тонк.

- Ну хорошо, раз это интересует всех, то я отвечу. Сейчас, как минимум на ближайший год, пока действуют контракты, мы одна команда, которая делает общее дело. Все мы зависим друг от друга и успех, которого мы достигнем – это общий успех. С этим все согласны?

- Да, – послышался нестройный ответ.

- Хорошо, давайте рассуждать дальше. Будет разница в результате если исполнитель имеет приказ, но не знает, у чему должны привести его действия, или наоборот, он знает конечную цель, все основные исходные предпосылки и возможные пути решения?

- Конечно, разница будет и большой.

- Так вот, учитывая, что по многим вопросам вы имеет гораздо больший опыт чем я, то, объясняя почему и как все происходит, я даю Вам возможность найти наилучшее решение возникшей задачи, исходя из Вашего опыта. Кроме того, я даю Вам факты, которые в империи замалчиваются, как в случае с общим уровнем образования и интеллекта. Это важно знать, чтобы понимать куда и как двигаться дальше. Так что не удивляйтесь, тем более что я предупреждал – я всегда готов выслушать совет, но потом буду требовать исполнения принятого решения. Еще вопросы есть, нет?

Тогда у нас есть еще один не решенный вопрос.Очень скоро у нас будет свой торговый флот. В связи с этим, у нас появляется много свободных вакансий, начиная от пилотов и командующего флота, заканчивая охраной. Какое-то количество сможет подготовить остающийся здесь Ганс, который установит небольшое количество имеющихся у нас нейросетей и поможет с изучением баз знаний. Но дефицит кадров все равно будет. У меня к Вам будет просьба: свяжитесь со своими знакомыми, может кто-то захочет присоединиться к нашей компании. Кроме торговых будут, конечно же, и военные корабли, так что скучно не будет. Это нужно решить за сегодня.

- Хорошо, сделаем.

- Отлично. Тогда за работу. Боцман, пригласи сюда техников.

Через десять минут в каюте появились братья-техники

- Присаживайтесь. – Дождавшись, когда они усядутся, я продолжил. – У меня к Вам есть парочка заданий, которые надо выполнить уже сегодня. Ваши новые нейросети должны будут активироваться примерно через час, поэтому уже через три часа, Вам нужно будет установить медицинские капсулы на станции, Ганс покажет где взять капсулы и где установить. Все необходимые коммуникации уже должны будут подвести к месту установки. Техническую информацию по установке и подключению капсул – также получите у Ганса. Это задача номер один.

Задача номер два.Три капсулы установите на яхте.

Задача номер три, нужно будет выгрузить с корабля запакованные тренировочные капсулы. Нам в полете они будут не нужны, а место в трюме занимают. Куда их ставить – я решу и скину информацию чуть позже.

Пока все. Вопросы есть?

- Да, господин капитан. Чем мы можем работать?

- Когда ваши сети станут активными, я закреплю за вами малый ремонтный “Техник ВПШ19ГМ”: восемь внутренних дроидов и пять для наружного ремонта.

- Спасибо капитан, это будет замечательно.

- Если вопросов пока нет, то идите пока отдыхайте.

Отпустив техников я попросил Боцмана связаться с полковником. Когда связь появилась я сказал:

- Добрый день, Ард. Мне нужно с Вами поговорить, не могли бы вы зайти ко мне?

- Добрый день, Александр. Я как раз планировал Вас посетить, у меня тоже есть к Вам дело. Буду через двадцать минут .

- Вот и отлично, тогда я Вас жду.

Двадцать минут такой срок, что, вроде, и не мало времени, а ничем серьезным не займешься. Сидеть просто так не хотелось, поэтому я решил пока просмотреть опись имеющихся нейросетей, чтобы лучше представлять наши возможности. Итак, у нас были следующие нейросети:

пилотские: ‘Пилот-4М+’ – 35, ‘Пилот-5РК’ – 20 и ‘Пилот-7МРУ’ – 2

шахтерские: ‘Шахтер-4М’ – 40

медицинские: ‘Медик-4′ – 20

технические: ‘Техник-4К’ – 15, ‘Техник-5УМ’ – 5, ‘Инженер-4 – 5 и ‘Инженер-5МР’ – 5

боевые: ‘Штурмовик-5′ – 15, ‘Пехотинец-6′ – 20, ‘Опер-4′ – 5 и ‘Сканер-5МЕ’ – 5

гражданские: ‘Управленец-7РУ’ – 2, ‘Торговец-4′ – 10

Всего 204 нейросети. Правда четыре мы уже использовали: установили Ирте и заменили техникам и Тонку. Значит осталось 203 нейросети и импланты к ним.

- Прибыл полковник Ард Кром, – доложил Боцман.

- Отлично, проведи его ко мне, – сказал я, отвлекаясь от размышлений о том, как наилучшим способом распорядиться сетями и имплантами.

- Добрый день, полковник. Присаживайтесь. Давайте сначала Вы рассказывайте, что Вас привело, а потом я расскажу, что я хотел бы…

- Добрый день, Александр. Как Вы понимаете, вчера я имел разговор со своим начальством по поводу Вас и Вашей деятельности. Потом я имел разговор с начальством начальства. В общем, не буду перечислять всю цепочку, но я дошел до самого верха.

- Поздравляю Вас, полковник, – я улыбнулся. – Не часто за один вечер добираются до самой вершины.

- Спасибо, – улыбнулся в ответ полковник, показав, что шутку оценил.- В общем, я получил указание всемерно способствовать Вашей работе и оказывать любую помощь. Также мне было приказано вернуть Вам уплаченные за аренду деньги.

- А вот это уже перебор. Мы и так договорились о взаимовыгодном сотрудничестве. И другое отношение я буду расценивать как неуважение. Мы не бедные родственники, вы предоставляете услугу, за которую мы платим. Соответственно, и вы покрываете все наши расходы, связанные с выполнением наших договоренностей.Чем смогу – тем помогу, за остальное Вы заплатите, как и мы. Все честно и прозрачно, так что давайте не будем больше возвращаться к этой теме.

- Хорошо. Александр, так как у нас не слишком распространены нейросети и другие ваши технологии – они стали здесь появляться лет десять назад и только у тех, кто работает на инопланетников, Вы не могли бы мне популярно рассказать, что это такое. А то я пятьдесят два года как-то прожил без нейросети, а теперь о них только и разговоров.

- Ну, с Вашей-то работой, мне все понятно: работаете головой. В этом случае если есть мозги, то все и так отлично, если нет, то никакая нейросеть не поможет.

- Это точно

- А управление техникой? Космическими кораблями, например?

- Вот так и справляемся. Оборудование большей частью старое, кораблям больше пары сотен лет. Но работает и поддерживает ручное управление.

- А где местные устанавливают нейросети?

- Как я уже и говорил, нейросети имеют только те, кто работает на инопланетников. Причем для установки их куда-то возили, может даже и в империю Аратан. У нас данных по этому поводу нет.

- Понятно. Тогда устраивайтесь поудобнее, разговор будет длинным. Чай, кауфе, соки? Впрочем, синтезатор перед Вами – заказывайте, не стесняйтесь. Только я сразу предупреждаю: я буду излагать всю правду, а она местами отличается от общепринятого мнения. Я Вам потом расскажу, откуда у меня такие сведения. Не боитесь? Тогда начнем.

Нейросети. Самое лучшее изобретение людей и самое страшное проклятие Содружества. Я начну с общего описания и того хорошего, что они дают.

Нейросеть – это био-электронное устройство, которое состоит из ядра, функции которого сходны у всех нейросетей, и периферийных модулей, которые отличаются в зависимости от выбранной профессии. Например, пилоту необходимы скорость реакции и высокая скорость работы с большими объемами информации, полицейскому – защита от парализатора и, например, выносливость при преследовании преступника, для пехотинца, штурмовика – сила, реакция, крепость организма и так далее. Для каждой профессии есть какие-то достаточно уникальные требования. Кроме деления по профессиям, нейросети отличаются еще и по поколениям. Чем новее разработка, тем больше прирост интеллекта она дает и тем больше имплантов можно установить.

Помимо тех улучшений, что дает профессиональная направленность самой нейросети, необходимые характеристики можно улучшить за счет имплантов, которые, как и нейросети, являются носителями колоний наноботов, которые, попадая в организм, выращивают дополнительные структуры, в соответствии с заданной программой: имплант на интеллект улучшает связи между различными отделами мозга, имплант на силу и выносливость – укрепляет костную структуру и мышцы, имплант на скорость реакции – увеличивает проводимость нервной системы и так далее.

Учитывая, что сами нейросети и импланты, в процессе своей работы, могут создавать нужных для своей работы наноботов, их можно устанавливать и переустанавливать до четырех раз точно, это официальная информация. Просто активация самой нейросети после повторной установки занимает немного больше времени: пока вырастет необходимое количество наноботов. Вполне возможно и большее количество установок, но это уже никто не проверял.

Сейчас у меня есть порядка двух сотен первичных нейросетей, правда в основном четвертого-пятого поколения, но разных направлений

- А что значит первичная сеть? – спросил полковник, который до этого очень внимательно слушал мою лекцию.

- Первичная сеть – это новая, ни разу до этого не устанавливавшаяся нейросеть.

- А вторичная – это установленная второй раз?

- Да. Так вот, если говорить о хорошем, что дают нейросети, то список будет большим: это идентификация человека, электронный кошелек, ведение протокола, увеличение и улучшение памяти, увеличение скорости вычисления, опять же, нейросеть следит за здоровьем хозяина.

Отдельным пунктом нужно отметить такое понятие как базы знаний. Это ключевая технология, на которой держится все Содружество. В двух словах можно описать это так: Вы создали, например, космический корабль, которого еще ни у кого не было и никто не умеет на таком летать. Потом вы научились им управлять. Оборудование снимает ваши знания, навыки, отбирает только то, что относится к управлению. этим кораблем, и записывает в отдельную базу знаний. Пилот, который хочет научиться летать на нем, получает эту базу, записывает себе на нейросеть и для усвоения надо только один раз ее осмыслить – как бы прочитать, вникнуть в нее. Все, у него уже есть эти навыки. Только надо их закрепить практикой, чтобы мышечная память выработалась. Это можно сделать как на тренажере, так и просто при выполнении полета. Экономится огромное количество времени на обучение, можно быстро готовить нужных специалистов – казалось бы красота, да и только? Но не все оказалось так просто.

Мозг, это по сути немного странная, но мышца. А мышцы развиваются только когда их тренируешь. Точно также и с мозгом.

Сейчас Содружество пришло к тому, что до восемнадцати лет (когда официально разрешена установка нейросети) никто детей не учит и не развивает. Поэтому общий базовый уровень интеллекта упал до 80-90 единиц. Для сравнения, минимальный уровень для пилота малого корабля – 110 единиц, для шахтера – 120 единиц, для инженера – 200 единиц. Да, что-то можно добавить имплантами, но импланты денег стоят и не все могут себе это позволить. Вот и получается, что жители Содружества потихоньку и все дальше ‘тупеют’. На ‘диких’, с их точки зрения, планетах, люди вынуждены учиться с детства, причем самым естественным путем, напрягая свои извилины, тренируя свою память, развивая способность логически мыслить. Все вместе это развивает мозг и повышает уровень интеллекта в разы. Поэтому у нас есть шансы здесь взять самое лучшее из того, что предлагают нейросети и стараться не забывать уроков, которые мы видим на примере Содружества.

- А откуда у Вас эта информация?

- Ну, во-первых я общался со специалистом-медиком, который вот уже последние тридцать лет занимается медицинской практикой в империи. Во-вторых, я случайно слышал разговор двух достаточно информированных людей, которые обсуждали этот вопрос. Доходит до абсурда: Содружество переманивает умных перспективных ученых в центральные миры, так как количество своих с каждым годом неуклонно уменьшается. Соответственно, окраинные члены Содружества чуть-ли не поощряют работорговцев, чтобы они воровали людей с диких миров и доставляли их в Содружество. К сожалению, сами понимаете, доказать это сложно, но именно так и происходит.

- Да, задали Вы задачку. Значит не все так хорошо в Содружестве?

- Увы, идеала нет нигде, уверяю я Вас. Можно только стремиться к нему.

- Хорошо. Вы говорили, что у Вас есть первичные нейросети. Сколько может стоить такая нейросеть, при условии покупки и установки у Вас?

- Какое направление Вас интересует?

- Все зависит от цены. Как минимум, я хотел бы установить нейросеть сыну – ему как раз исполнилось восемнадцать лет и он бредит кораблями, ну а себе, это только если останутся деньги. Я так понимаю, к нейросетям еще и базы нужны? Они тоже, наверное, денег стоят?

- Все гораздо проще. У меня есть возможность предложить Вам базы за очень символическую плату. С нейросетями посложнее. Эти нейросети я покупал, правда очень недорого – в среднем каждая сеть со стандартным набором имплантов обошлась мне по семь с половиной тысяч кредитов, хотя цена базовой нейросети в империи составляет 22 тысячи кредитов.

- И откуда ж у Вас такие цены?

- А то вы не знаете? Да здравствует коррупция и желание заработать. Нейросети предыдущих поколений, по документам списаны и уничтожены. Взял бы больше, но больше не было – выгреб все. Так что пока есть двести три штуки. Для Вашего сына я бы порекомендовал ‘Пилот-7МРУ’ – это седьмое поколение, последняя разработка, которую можно ставить гражданским пилотам. У меня осталась одна такая нейросеть – их было всего две. первую я поставил своему пилоту. Она одна, без имплантов, стоит 85 тысяч кредитов! Есть и другие пилотские, но они четвертого и пятого поколения. Так, а для Вас, я бы посоветовал или профессиональную ‘Опер-4′ или ‘Пехотинец-6′. Опер добавит 18% к интеллекту, а Пехотинец – 23%, плюс 2-3%, когда сеть полностью заработает. Еще будет увеличена сила, выносливость и реакция. Так что смотрите, полковник, только Вам я предлагаю поставить две нейросети всего за пятнадцать тысяч кредитов.

Полковник основательно задумался, а потом сказал:

- Сыну я точно ставлю, а себе пока кредитов не хватает.- И видя недоумение на моем лице, добавил. – Кредиты у нас практически не ходят, поэтому курс обмена, просто грабительский.

- В принципе, я могу поставить в долг, потом сочтемся.

- Не хочу в долг, и так Вы на мне ничего не зарабатываете

- Хорошо, уговаривать не буду, это Ваше решение. Тогда мы продолжим эту тему когда я вернусь, ориентировочно через пару месяцев. А сына присылайте, завтра Ганс будет работать уже на станции, я его предупрежу.

- Договорились. А у Вас какое было ко мне дело?

- Мне надо выгрузить на хорошо охраняемый склад некоторое оборудование. Мне оно пока будет не нужно, только трюм занимает, а потом пригодится здесь.

- Что за оборудование? Мне просто нужно знать по службе.

- Учебно-тренировочные капсулы, для тренировки пехотинцев, десантников и остальных желающих рукопашному и специализированному бою. То, о чем я рассказывал. Основные навыки дают базы знаний, а вот мышечную память, гибкость суставов, растяжку надо нарабатывать самому. Можно учиться, тренируясь в спарринге, но в капсуле быстрее и безопаснее, хотя и больно. Очень.

- А Вы сами тоже тренируетесь?

- Обязательно, пока, правда, только второй уровень ‘Специализированного боя’ освоил, но уже сделаю любого Вашего подготовленного человека. Если он без аналогичной базы, конечно.

- А не боитесь? Любого?

- Поймите, Ард, у меня ведь не только нейросеть стоит, у меня еще и импланты на скорость, реакцию и силу. Плюс поставлена техника блоков, ударов, захватов и так далее. Сейчас, здесь, на станции, меня отделать может только Иван, потому что у него прокачанный пятый уровень, а у меня только второй. Так что, Ард, оборудование немного полежит и подождет меня на складе, а Вот, когда я прилечу, тогда и поговорим

На этой мажорной ноте мы и расстались: полковник пошел радовать сына и готовить деньги на нейросеть, а я отправился проверять работу своей ‘железной армии’.

***

Выйдя из кают-компании, я остановился:

- Блин, ну почему я такой тупой? Боцман, полковник далеко ушел?

- Только подходит к переходному шлюзу

- Попроси его подождать меня, – сказал я ускоряя шаг.

- Спасибо, что задержались, господин полковник. Я кажется придумал, как я могу помочь решить Ваш вопрос с нейросетями.

- Хм, интересно будет послушать.

- Ваш сын хочет стать пилотом? А где он планирует работать? Я могу предложить ему контракт на три года с установкой нейросети, имплантов и баз. Сейчас он будет получать минимальную оплату, так как на нем будет висеть долг за нейросеть. А через три года, когда закончится время найма, он сможет перезаключить контракт на новых условиях или же искать другие варианты. К тому же, я не исключаю такого варианта, что он обзаведется своим кораблем. Это то, что я могу предложить Вашему сыну. А на освободившиеся кредиты – Вы можете установить нейросеть себе. Поверьте, она действительно поможет в Вашей работе. Кстати, тогда и в тренировочной капсуле сможете заниматься, я вам подберу такие базы – будете довольны.

- А Вы искуситель, Александр. Я, наверное, должен был бы сказать, что подумаю, но я согласен.

- В таком случае жду Вас с сыном уже сегодня. И чем скорее, тем лучше. Да, Ваш сын летит с нами – я могу гарантировать ему очень богатую практику по специальности.

- Тогда после обеда мы у Вас.

- Жду, до встречи

Попав на борт яхты я сразу запросил у искина ремонтного комплекса данные о текущем состоянии работ. Оказалось, что, пока я отсутствовал, дроиды выполнили около девяноста процентов запланированной работы и должны были завершить все минут через тридцать. После этого начиналась моя работа по тестированию и настройке системы управления щитами и вооружением. Решив, что бегать с корабля на корабль смысла нет, я сделал запрос Боцману, благо корабли стояли рядом и дальность мыслесвязи это позволяла.

- Боцман, мне нужна информация о данной системе. А то мы здесь уже два дня, а я так до сих пор не знаю: кто, что, где…

- Что именно Вас интересует?

- А давай все подряд: описание, история, политическое и финансовое положение…

- Странно, что Вас это только сейчас заинтересовало, а не до начала переговоров с местными, – подколол меня Боцман и начал рассказывать:

Система RD-451897, восемь планет, заселены две (четвертая и пятая), экономика замкнутого типа (завязана внутри системы), экспорта за пределы системы практически нет. Два астероидных пояса – между шестой – седьмой планетами и уже после восьмой. Поля разрабатываются, но слабо, станций переработки руды в концентрат нет. Станция, на которой мы находимся построена двести пятьдесят лет назад, стройка заняла тридцать лет. В системе также есть орбитальная верфь и сталеплавильный завод.

Краткая история в изложении Боцмана звучала так:

Самоназвание четвертой планеты – Торвен, пятой – Торкан

Цивилизация на Торвене возникла пять тысяч лет назад, а может быть и раньше, просто не было более ранних археологических находок. История этого мира чем-то похожа на историю Земли, кроме одного: на Торвене не было разделения людей по расовым и религиозным признакам. Поэтому и не было таких больших, сокрушительных войн. Из-за этого цивилизация развивалась гораздо быстрее, чем на Земле. После того, как развитие местных технологий позволило полностью победить такие понятия как голод, нужда, нищета, торвенцы обратили свое внимание на космос.

В космос они вышли триста пятьдесят лет назад и после первых полетов вокруг планеты начали строить космическую станцию. Для этого они построили плавильный завод на орбите и начали разрабатывать ближний астероидный пояс, добывая там металл и воду. Металл плавили, а воду разлагали на кислород и водород и использовали как топливо для завода и станции. Тогда же построили орбитальную верфь, рассудив, что строить космические корабли удобнее в космосе.

После завершения строительства космической станции, началась колонизация Торкана – пятой планеты, которая не заняла много времени, так как условия жизни там изначально были похожи на климат Торвена, только более холодный.

Примерно в это же время была разработана теория антигравитации. На смену химическим двигателям пришли гравитационные, что намного удешевило перемещение грузов между планетами. Цивилизация вышла на новый уровень развития и ей уже тесновато становилось в рамках одной системы. Перед учеными поставили задачу: построить двигатель, который позволил бы достичь других звезд. Для этого для ученых построили еще одну станцию на орбите, научную, где они могли проводить эксперименты в идеальных условиях. Все шло к успешному завершению этого проекта, но примерно семьдесят лет назад, произошла первая встреча с представителями другой цивилизации. Это были аварские пираты-работорговцы из клана ‘Бешеные Псы’.

В свое время, на заре освоения космоса, торвенцы отправили несколько космических аппаратов за пределы своей системы. Эти аппараты были предназначены как для сбора информации так и для установления контакта с инопланетным разумом, для чего аппарат содержал данные о их системе, относительно других звездных систем. С сожалению, аппарат перехватили ‘Бешенные Псы’ и, узнав о неизвестном мире, отправили за рабами два средних транспорта и три крейсера.

Прибыв в систему, пираты не стали церемониться и сразу направились к научной станции, которая оказалась ближе к точке выхода из гипера, постаравшись с ходу захватить ее. Торвенцы, на планете которых практически не было войн, а все разногласия, по традиции, решали в схватках без оружия, не смогли ничего противопоставить врагу. Оружия у них не было, а гравитационные поля, которые постарались использовать как щиты, долго не продержались, хотя и удалось уничтожить один транспорт, смяв его, как консервную банку. Разозлившиеся пираты расстреляли научную станцию и все ученые, находившиеся там погибли. Расправившись с научной станцией, пираты захватили весь немаленький персонал орбитальной станции и завода и убрались обратно. Высаживаться в этот раз на планете они не рискнули.

Это был тяжелый удар для цивилизации Торвен. Потеряв весь цвет науки, они также лишились своих иллюзий о мыслящем, а значит, пусть не добром, но и не враждебном, инопланетном разуме. Началась гонка вооружений, когда все вдруг задумались о защите своей системы. Оставшиеся ученые и инженеры превращали мирные технологии в боевые. Так, работая в авральном режиме, за три месяца, они смогли восстановить станцию, но уже в более ‘зубастом’ виде. Когда пираты вернулись большими силами, то их встретила уже совсем не мирная станция, которая теперь огрызалась гигаваттами лазерного излучения, захватывала гравиполями корабли и удерживала их на месте, фаршируя металлическими болванками, разогнанными до огромной скорости магнитными полями. Потеряв часть флота, пираты попробовали устроить налет на планету, но и здесь они столкнулись с огромным сопротивлением и были вынуждены убраться из системы. Потери были большими: в среднем на одного убитого пирата приходилось десятеро погибших торвенцев – цена, заплаченная за победу была просто огромной.

Так уж совпало, но практически сразу после этих событий пиратский клан ‘Бешенных Псов’ был уничтожен и его остатки убрались в другой сектор. И на долгие пятьдесят лет в системе установился мир, хотя люди помнили о происшедшем и старались не допустить повторения, выделяя часть своего бюджета на военные нужды. Гипердвигатель так и не был открыт, силы ученых и инженеров были направлены на создание вооруженных сил.

Потом в системе появился корабль торговцев из Фронтира Империи Аратан. Много сил пришлось положить на то, чтобы доказать , что не все инопланетники враги. Потихоньку дело пошл на лад и лет десять назад появились первые местные жители, которые заключили контракты с инопланетниками и начали работать на них. Так здесь узнали о существовании нейросетей, так появились первые счастливые обладатели, но тенденцией это не стало, так как даже старые нейросети стоили в условиях фронтира дорого, а для установки нужно было вообще лететь далеко, что было еще и очень опасно.

Основным заработком станции стало обслуживание пролетающих мимо кораблей, которые, после установления нормальных взаимоотношений с местными, начали летать в систему Кейнри, закупая там экологически чистые продукты и картриджы для пищевых синтезаторов, производство которых быстро развернули местные корпорации. У местных торговцы покупали только воду, добываемую в астероидном поясе и некоторые виды металлов на орбитальном металлоплавильном заводе. Этобыли единственные источники кредитов Содружества.

Для поддержания порядка и отслеживания перемещения инопланетников, на станции была создана Служба Безопасности, в которой и служил полковник Ард Кром. Служба была создана десять лет назад и работала по старинке, как и на Земле. Голова, бумага, руки, ноги – вот их основные инструменты. О нейросетях сотрудники Службы даже не мечтали, так как даже наличие денег еще не гарантировало возможность ее установки. Естественно, что когда появился я, такой весь из себя, перед полковником появился вполне реальный шанс ее заполучить. Желание еще и усилилось после того как я четко и ясно изложил все плюсы и минусы данного приобретения.

В этот момент мои размышления по мотивам лекции Боцмана прервал искин ремонтного комплекса, сообщив что весь указанный объем работ выполнен. Проверив принятый пакет информации я быстро его поверил и отправил своих железных работников обратно на крейсер, а сам занялся настройками, потратив на это минут сорок. Ну что ж, яхта стала теперь пусть и не совсем неприступным, но достаточно крепким орешком.

С чувством выполненного долга я связался с Тонком и попросил его прийти на яхту.

Когда Тонк пришел, я скинул ему на нейросеть данные по модернизации яхты и попросил ‘обкатать’ ее и проверить управление щитами и систему наведения оружия. Я специально выделил под это дело один из имевшихся у меня искинов, зато теперь яхтой и вооружением мог управлять один человек, причем он мог выбирать – он ведет яхту, а защищается искин или наоборот – ведет искин, а стреляет человек.

Тонк обрадовался такой постановке вопроса и спросил, может ли он взять с собой Кера и Мета? Я дал согласие и получив под протокол обещание, что они согласуют свою небольшую войнушку с диспетчером и постараются не разнести в пыль всю систему, ушел на крейсер, а компания моих великовозрастных мальчишек вырулила на веселую прогулку.

Спокойно пообедав, я вызвал к себе Ганса и техников. Когда все собрались и расселись за столом, я начал разговор:

- Ганс, сейчас заказываете транспорт и грузите одну операционную, четыре медкапсулы и одну тренировочную. Едете устанавливать их в клинике на станции. Потом, когда закончите там, установите одну операционную и три капсулы на яхте. После этого надо будет оставшийся груз выгрузить с корабля на охраняемый склад. Скорее всего это будет склад СБ, полковник сейчас решает этот вопрос.

Я повернулся к братьям:

- Коды доступа к ремонтному комплексу и документацию по установке капсул я скинул. – Оба брата кивнули головами, в знак того, что получили пакет данных. – Сейчас займетесь активацией комплекса и изучением документации, готовьтесь к работе. – Братья-техники вышли.

- Ганс, что у тебя с пилотскими базами?

- Поднял все в третий уровень

- Молодец. Когда твой коллега сможет работать сам, ты вместе с Кионом отправишься на Кейнри за людьми. Я модернизировал яхту, лови описание. Сейчас ее обкатывают Тонк, вместе с Кером и Метом. Скоро прилетят, расскажут о впечатлениях. Я попросил их еще и оружие пристрелять. Так вот, пока нас не будет, твоя задача подготовить минимум двадцать пилотов на средние корабли. У тебя для этого будет два месяца и семь медкапсул для разгона.

- Кстати, Саша. А если для тренировки использовать ‘Ратники’? У нас ведь есть еще в трюме две штуки? Место в клинике есть, я подбирал помещение с большим запасом. Там еще много всего поставить можно.

- А что, мысль здравая. Давай так, тогда к этому всему ты установи еще и два оставшихся ‘Ратника’ и парочку капсул ‘Ништан’, правда они только для пехоты или рукопашки подойдут. По крайней мере, и сам поднимешь ‘Рукопашнвй бой’, и полковника и Иртой натренируешь.

- Саша, а это мысль. Я сейчас просматриваю документацию на ‘Ништан’ – они сделаны на основе медкапсулы… А, точно, вот, нашел: ‘возможно применение учебно-тренировочной капсулы для обучения под разгоном’. Так, требования, минимум пятый уровень ‘медицины’ и четвертый уровень ‘биохимии’. Отлично, как раз завтра закончу изучение пятого уровня медицины. Теперь у меня будет пятнадцать капсул для разгона, так что можно будет чуть больше людей подготовить.

- Молодец, Ганс! Правильно соображаешь, сейчас время очень важно. Я тебе оставляю все нейросети и импланты, которые у нас остались. Тогда так, кроме пилотов надо будет техников подготовить – они кстати могут пока и без разгона учиться, все равно минимум два месяца им не на чем работать, пусть учатся сами. Ты знаешь, надо будет еще охрану свою организовать. Подберите с Кионом человек 20-30 и готовьте штурмовиков и пехотинцев: базы и тренировочные капсулы есть. Теперь по базам. Как ты понимаешь, пока мы здесь не укрепились, я не могу не оставить тебе ментосканер, сам понимаешь мои причины. Поэтому у тебя есть время до утра, чтобы позаботиться о кристаллах с базами, отоспишься потом.

- Понятно. В таком случае, буду спешить.

- Хорошо, ставь техников за работу и возвращайся на корабль. Сейчас подойдет полковник с сыном – я сам ими займусь, так что в темпе занимайся базами. Я себе на всякий случай оставлю упаковку кристаллов, а остальные, как и все считыватели остаются здесь. Впрочем, мы уже это обсуждали.

Теперь по ценам. Каждая нейросеть с набором имплантов обошлась мне в 7500 кредитов. Учитывай это при установке: если установка идет нашим людям, то мы заключаем договор минимум на пять лет, это мы еще обсудим с Кионом. Если установка за деньги, то людям полковника ставим по 8000 тысяч кредитов, остальным в десятикратном размере, я не думаю, что здесь прям очередь выстроится. Базы тоже – по договорам с сотрудниками заливаешь базы по специальности до четвертого уровня, этого пока хватит. остальным – продаешь, цены ‘Нейросети’ на базы у тебя должны быть. Разгон пока только для своих и людей полковника, если они будут.

- Хорошо, Саша. Тогда я побежал, времени действительно мало.

Ганс вышел, но я не долго оставался один, так как минут через пять Боцман доложил о приходе полковника с сыном и я пошел их встречать.

***

Выйдя из шлюза, я увидел полковника, рядом с которым стоял крепкий высокий парень.

- Александр, познакомьтесь, это мой сын, Дар, я о нем тебе рассказывал

- Добрый день, Дар. Ваш отец рассказал, о чем мы договорились?

- Да, господин капитан, рассказал.

- Дар, так как ты уже взрослый человек, ты должен сам принять решение – хочешь ты заключать этот контракт или нет. Это должно быть именно твое решение, так как именно ты будешь обязан отработать весь срок контракта. Поэтому у тебя еще есть время обдумать это сейчас а не потом, когда менять что-либо будет поздно.

- Я готов, господин капитан. Я хочу быть пилотом и ради этого я готов добросовестно отработать весь срок контракта.

- Хорошо, тогда добро пожаловать в экипаж ‘Терры’, стажер. – И мы прошли на корабль. По дороге к медотсеку Дар внимательно оглядывался по сторонам, стараясь запомнить как можно больше. Я сдерживал улыбку: наверное, в восемнадцать лет попав впервые на космический корабль я вел бы себя так же.

Наконец мы подошли к дверям медосека и я предложил гостям войти. Указав на две стящие рядом капсулы я предложил им раздеться и лечь в них, хорошо, что Ганс приспособил какие-то занавески, которые оделяли капсулы как от посторонних, так и друг от друга. Услышав подтверждение, что пациенты улеглись в капсулы, я дал команду на закрытие капсул и начало диагностики. Я задал более углубленную диагностику, чтобы заодно иметь представление о своих здоровье пациентов. Через тридцать минут у меня уже была полная картина/ Дар имел индекс интеллекта 128 единиц, а полковник 156. Особых проблем со здоровьем у них не было, только у полковника были некоторые возрастные отклонения, которые я тут же подкорректировал. В итого Дар встал из капсулы минут на пятнадцать раньше Арда. Мы с ним как раз обсуждали условия контракта и его должностные обязанности, когда раздался сигнал кончания процедуры и капсула, в которой лежал Ард Кром, открылась.

- Как самочувствие, Ард?

- Вы знаете, Александр, просто отличное.

- Верю. У Вас были небольшой песочек в почках и небольшие проблемы с сосудами. Почки по утрам ныли? Давление скакало иногда?

- Было такое

- Теперь не будет. Я это сейчас убрал в капсуле, а потом нейросеть будет отслеживать состояние Вашего здоровья и, если сама не сможет справиться, будет предупреждать о проблемах.

- Спасибо большое, Александр.

- Не за что. Так вот, я могу Вас порадовать: у Вас все просто великолепно: у Вас Ард, индекс интеллекта составляет 156 единиц, что очень и очень неплохо. А у Дара это значение составляет 128 единиц, при необходимом пилотском минимуме в 120 единиц. Так что Дару мы ставим, как и говорили ‘Пилот-7МРУ’. После установки индекс интеллекта составит уже 166 единиц, а после выхода на сети рабочий режим – и все 170. Также мы поставим четыре импланта: ‘Интеллект-50′, ‘Память-50′, ‘Реакция-75′ и ‘Сила-75′. В итоге, сразу после установки мы получаем интеллект в 216 единиц, что позволяет изучать инженерные базы знаний и управлять инженерным оборудованием.

Теперь по Вам, Ард. Я предлагаю установить Вам или ‘Пехотинец-6′, что даст +23 % интеллекта или ‘Сканер-5МЕ’, что даст +28% интеллекта.

- А в остальном какие отличия?

- Как я и рассказывал, ‘Пехотинец’ направлен на очень активный стиль поведения: сила, выносливость, реакция, скорость. ‘Сканер’ – больше интеллектуальная деятельность: реакция, наблюдательность, вычисления, прогнозирование, память. Так что выбор за Вами.

- Давайте тогда ‘Сканер’. Я надеюсь, что бегать мне особенно не придется, не мальчик все-таки. У нас для этого есть сотрудники помоложе меня.

- В принципе я так и думал. Это, из того, что есть, самая оптимальная нейросеть для Вас и вашей работы. Также мы установим Вам такой же набор имплантов. Так что, обратно по капсулам и до встречи через три часа.

Клиенты улеглись по капсулам, я подошел к сейфу, в котором хранились нейросети и импланты, вытащил то, что было нужно и положив в специальные приемные отсеки медкапсул запустил программу установки. Теперь, ближайшие три часа, я был свободен.

Тут как раз вернулся со станции Ганс, на которого я и повесил радость наблюдения за процессом и вышел из медотсека. А что, все равно он там будет сидеть, базы копировать. Так что, ему несложно, а мне свободное время

***

В кают-компании и застал Ирту с Кионом. Они сидели за столом и негромко разговаривали о чем-то. Увидев меня, они прервали разговор и позвали меня к себе. Я взял чашку куафе и подсел к ним.

- Как дела, Ирта? С нейросетью разобрались?

- Да, я уже настроила ее и даже выучила первый ранг ‘Медицины’ и ‘Биохимии’ – похвасталвсь она.

- Вот и отлично. Сегодня Ганс будет занят, а завтра, когда мы улетим, он вплотную займется Вашим обучением под разгоном. Баз я Вам загрузил достаточно, чтобы было чем заниматься до нашего возвращения.

Я повернулся к Киону.

- Я провел модернизацию Вашей яхты, сейчас ее Тонк с компанией испытывают и пристреливают вооружение. Теперь вы можете не бояться даже парочки фрегатов четвертого уровня. Я это к чему веду: Ганс сейчас немного подгонит вопросы с обучением медика и вы слетаете на Кейнри, откуда привезете людей установки нейросетей и обучения. Кстати, чтобы не терять время, пока будете летать за своими, рекомендую пообщаться с полковником и набрать людей здесь. Я посмотрел, местная цивилизация весьма технологически продвинутая. И хоть она пока не достигла уровня Содружества, но это дело времени. Поэтому имеет смысл людей, особенно на технические специальности, набирать здесь.

- Хорошо, Саша, я поговорю с полковником.

- Да, Кион, я так и не спросил, что за нейросеть стоит у Вас? А то я всем меняю на новые, а Вас даже не спросил. Может что-то новенькое изучить желаете?

- Да я думал на эту тему, но Вы как-то постоянно заняты.. а нейросеть у меня ‘Управленец-4+’, и имплант ‘Память-20′ и два ‘Интеллект-20′. Всего получается 215 единиц.

- Я могу поменять Ваши импланты на ‘Память-50′ и ‘Интелект-50′, даже точнее, поменяет Ганс, так как мы завтра утром улетаем, скажете ему. И рекомендую поставить ‘Реакцию-75′ и ‘Силу-75′, пока есть. Пойдет поток новых людей – закончатся быстро.

- Хорошо, Саша. Мы это решим завтра уже без спешки.

В этот момент вошла веселая компания: Тонк, Кер и Мет.

- Ну, что? Как пострелюшки прошли?

- Отлично, Саша, давно так не развлекался. – сказал Кер. – Мы договорились с диспетчером и он выделил полосу безопасности в дальнем астероидном поясе. Классно полетали: щиты отличные, прочные, лазеры лупят – только крошка от астероидов летит. Чего еще от корабля желать?

- Ну вот видите Кион. Теперь я могу быть за Вас спокойным, по крайней мере по поводу дороги домой и обратно. Ладно, пойду я пройдусь в медотсек, гляну, что там происходит. – Мне уже немного надоела эта суета и хотелось побыть одному. А что, все основные вопросы я решил и теперь с нетерпением ждал, когда мы уже отчалим.

***

- Капитан, у шлюза находится Эрл Янг и хочет Вас видеть. Он не один, – сообщил Боцман

- Сейчас иду. – Я направился к шлюзу.

- Добрый день, Эрл. Как дела?

- Здравствуй, Саша. Ты не видел полковника? Он вроде как к тебе ушел.

- Полковник ближайшие два часа пробудет в медкапсуле. Что-то срочное?

- Понимаешь, неожиданно прилетел наш премьер-министр и хочет срочно видеть полковника. А нельзя его как-то вытащить из капсулы?

- Идет установка нейросети, а это процесс ответственный. Да даже если простое лечение идет, прерывание процесса нежелательно, могут быть неприятные последствия. Остановка возможна только при обучении под разгоном, да и то, не сразу, а после завершения действия текущей порции препарата. Так что, придется ему два часа подождать.

- Блин, что делать?

- Идти развлекать высокого гостя ближайшие два часа. Сам виноват, раз прилетел без предупреждения.

- Слушай, Саша, а давай я его к тебе приведу? Я так понимаю, все равно он прилетел из-за твоих договоренностей с полковником и захочет с тобой встретиться. Просто он хотел сначала с полковником поговорить, а тут такое дело…

- Приводи, тем более у меня есть несколько вопросов, на которые он наверняка сможет ответить.

- Спасибо, Саша. – Эрл умчался

Я направился в медотсек и задумался над информацией, которую я услышал во время рассказа Боцмана об истории этого мира. Меня интересовало, в каком состоянии находится разработка гипердвигателя сейчас. Дело в том, что Содружество всякими правдами и неправдами скрывало как физические принципы, так и секрет производства данного вида устройств, держа всех на крючке из своих технологий. Хотя, если бы не находки артефактов, оставленных Древними, то ничего этого у них бы не было: ни нейросетей, ни гипердвигателя. Просто они оказались в нужном месте раньше других и сейчас просто диктовали свои условия всем. Будучи достаточно независимым человеком, смириться с таким положением вещей не хотелось просто из чувства противоречия: не люблю, когда мне навязывают невыгодные правила игры.

Если иметь аналог, разработанный в независимом мире, то здесь открывались огромные перспективы: от получить по голове от Содружества, до появления совершенно нового игрока в общеполитических раскладах (что совершенно не исключало первый вариант). Так что, если все пойдет по наилучшему сценарию, нужно иметь серьезный крепкий тыл, чтобы противостоять жесткому давлению.

- Капитан, вернулся Эрл Янг и не один, – голос Боцмана вывел меня из раздумий

- Сейчас я выйду. – Я решил, что лучше выйти, лично встретить высокого гостя.

- Добрый день, меня зовут Александр Петров, я капитан этого крейсера, – представился я, когда вышел из шлюза и подошел к Эрлу и компании.

- Здравствуйте, я Ким Доу, премьер-министр.

- Очень приятно, проходите на борт. – Я приглашающим жестом показал на шлюз

- Спасибо, – сказал гость и шагнул в шлюз крейсера.

Проведя небольшую обзорную экскурсию, мы перешли в кают-компанию и, предложив гостям напитки, пригласил всех присесть.

- Спасибо, Александр, за познавательную экскурсию. Было очень интересно, к нам редко залетают такие корабли. А когда я смогу увидеть полковника?

- Операция закончится через пятнадцать минут. Как только он освободится, его проведут сюда. Я так понимаю, Вы не просто так неожиданно прилетели. Вы хотели что-то обсудить?

- Да. Александр, я в курсе Ваших договоренностей с полковником. Мало того, я нахожу эти договоренности весьма полезными для нашей цивилизации. Собственно, это одна из причин моего прилета сегодня сюда. Насколько я знаю, вы собираетесь завтра утром уже улетать?

- Да, Ким. Мы и так здесь задержались. Хотя, если бы не пираты, я так и не побывал бы в Вашей системе и не познакомился ни с кем из присутствующих. Так что я ни о чем не жалею.

- Понятно. Тогда я не буду ходить вокруг да около. Меня интересуют нейросети как для себя, так и для нашего правительства, ученых и так далее. Они действительно повышают уровень интеллекта?

- Да, они предоставляют такую возможность, помимо еще многих других полезных вещей. У меня сейчас ограниченное количество сетей, да и те, большей частью, уже зарезервированы. Так что пока можете рассчитывать только на десяток сетей. К тому же, сети у меня не последних поколений. Но я надеюсь, что скоро у меня будет выбор побольше. Кстати, лично для Вас я могу предложить сеть седьмого поколения ‘Управленец-7РУ’. Осталась у меня одна штучка свободная.

- Во сколько мне обойдется установка этой сети вместе с нужными имплантами? А еще нужны базы знаний? Сколько они стоят?

- Все обойдется Вам в восемь тысяч кредитов. Как видите, я предлагаю Вам сеть по себестоимости, а базы вообще бесплатно. Если бы вы ставили это все в империи, Вы выложили бы до миллиона кредитов, из которых сеть с имплантами стоила бы 180 тысяч, а остальное базы.

- Александр, я не до конца понимаю логику Ваших поступков. Или вы фантастически богатый человек, или это какая-то очень хитрая комбинация, когда Вы практически за копейки предлагаете то, что стоит состояние.

- Ким, успокойтесь. Я не буду открывать все детали, но, благодаря коррупции и желанию некоторых лиц заработать, нейросети с имплантами мне действительно обошлись по 8000 кредитов за комплект. С базами ситуация еще проще – у меня они есть. Так что никакого подвоха тут нет. Другое дело, что у меня появились некоторые идеи по поводу некоторых совместных проектов, так что я планирую достаточно плотно и плодотворно с Вами работать. А со своими партнерами я не считаюсь за каждую копейку: мы, или делаем одно дело, или не делаем его вообще, но тогда мы не партнеры и отношение соответствующее. Вот и все.

- Да, озадачили Вы меня. Хорошо, тогда позвольте полюбопытствовать, что за совместные дела Вы для нас присмотрели?

- Скажите, Ким, в каком состоянии сейчас находятся ваши разработки в области гипердвигателей?

- Насколько я знаю, практически в никаком. а зачем Вам это нужно? Насколько я вижу, Вы и так, довольно успешно, перемещаетесь в гиперпространстве…

- Не спешите, Ким, с выводами. Все гораздо и проще, и сложнее одновременно. Но если в двух словах, то ситуация следующая: такие технологии как производство гипердвигателей и нейросетей, а также некоторых производственных комплексов, Центральные Миры Содружества хранят в огромном секрете. Мы можем использовать гипердвигатель, но в случае выхода его из строя, мы меняем блоки или весь двигатель, а не ремонтируем его. Мы не знаем принципа его работы, у нас нет даже такой теории, не умеем их строить. Были ситуации, когда некоторые миры не подчинялись правилам, навязанным Центральными Мирами, тогда им прекращали поставки гипердвигателей и нейросетей и целые миры со временем умирали для остального Содружества, так как любой устройство имеет свойство ломаться, а запасных частей нет. Вам пока проще – Вы еще не завязаны на Содружество, его рынки, банки и не подсели на его технологии. А представьте, что будет, если все это вначале перестроить на зависимость от кого-то, а потом резко это все оборвать. – Ким поморщился. – Вижу, представили. Поэтому я и интересуюсь Вашими достижениями в данной отрасли. Я готов на равных поучаствовать в этом проекте: я предоставляю для ученых нейросети, импланты на память и интеллект, базы знаний по нужным отраслям, искины для выполнения расчетов, даже парочку гипердвигателей предоставлю. А в ответ, когда у нас получится – мы будем иметь равные права на эту разработку. Тогда и посмотрим как распорядиться этим наилучшим образом.

- Интересное предложение, надо его будет обдумать.

- Обдумайте. У Вас есть примерно два месяца, пока я прилечу обратно. Но, со своей стороны, я очень прошу обратить внимание на секретность: если об этой разработке узнают в Содружестве, то они под надуманным предлогом могут просто уничтожить Вашу систему, просто чтобы не лишиться монополии на гипердвигатели. Все очень серьезно.

- А Вы не преувеличиваете опасность?

- Боюсь, что даже преуменьшаю. Тем более, что Вы для Содружества никто. Так что подумайте над этим. А теперь мы можем пройти в медотсек и заняться Вами.

- Так быстро?

- Так чего тянуть? Предварительную стоимость мы обсудили, сейчас сделаем диагностику, а там будет видно, что и как. Согласны?

- Да, согласен

Мы прошли в медотсек, где я уложил премьера в капсулу и запустил диагностику. Пока шла диагностика,закончилась процедура установки нейросети и имплантов у полковника и он покинул капсулу.

- Ну как, Ард? Как самочувствие?

- Да как-то я пока не понял.

- Все нормально. Нейросеть установилась и активируется завтра. Через сутки уже можно будет изучать базы. Сами базы я тоже залил: это набор баз ‘Безопасность’, ‘Рукопашный бой’, ‘Специальный бой’ все базы по четвертый уровень, еще базу ‘Содружество’ – она небольшая уровня на два, ‘Юрист’ – по третий уровень. Пока хватит. А дальше посмотрим, чего Вам не будет хватать.

- Спасибо. Буду завтра разбираться.

- Не за что. Если будут вопросы – обращайтесь к Гансу, он будет здесь на станции. Кстати, мы в клинике устанавливаем тренажеры, так что согласуете когда и как будете тренироваться.

В этот момент диагностика премьер-министра завершилась и капсула, издав сигнал, открылась.

- О, Вы тоже здесь? – удивился Ард, увидев Кима Доу, который сел в капсуле и выглядывал оттуда.

- Да, решил не отставать от Вас, – ответил Ким

- Диагностика показала 140 единиц сейчас, так что ставим намеченную сеть и импланты. Ложитесь, – сказал я и, закрыв капсулу, открыл сейф, достал нужный набор устройств и, вложив в приемное отделение капсулы, запустил процесс установки.

Капсула Дара издала мелодичный сигнал и открылась.

- Как спалось, Дар?

- Спасибо, отлично. Это уже все?

- Да, на сегодня уже все. Остальное будет завтра, когда сеть активируется. У тебя есть время собрать вещи, попрощаться со всеми с кем хочешь и не позднее семи утра завтра прибыть на корабль.

- Спасибо. Я тогда утром буду.

- Саша, а деньги куда платить? – спросил полковник

- Завтра возьмете у Ганса реквизиты клиники и заплатите..

- Тогда я тоже пойду, помогу Дару собраться

- Тогда до завтра. – попрощался я с полковником и его сыном, которые пошли на станцию.

Я повернулся к Эрлу

- Будешь ждать Кима? Это на три часа, можешь пока погулять.

- Тогда я потом подойду, хорошо?

- Да, конечно.

- Кстати, Саша, а что ты будешь делать вечером, когда Ким уйдет?

- Пока не знаю, все основные вопросы я порешал, так что пока планов никаких нет.

- А как насчет поужинать с нами? Клари приглашает в ресторан,точнее..

- Я понял, но дело в том, Эрл, вы будете вдвоем, я только мешать буду.

- Не переживай,будут еще приглашенные люди, того же полковника с семьей приглашу, док наш будет. Ну так как? Что мне Клари сказать?

- Хорошо. Раз так, то тогда буду. А если мой экипаж присоединится? Не помешают? За деньги не переживай, мы оплатим.

- Да что ты, какие деньги. Конечно пусть приходят, завтра ведь улетаете, так хоть расслабитесь немного.

- Договорились, тогда вечером зайдешь за нами.

- Отлично. Тогда через два с половиной часа я буду.

***

Я собрал весь свой экипаж и сообщил, что мы все приглашены в ресторан. Идти или не идти решать им самим, кроме Ганса, у которого есть куча своей работы. Ирта сказала, что если она может, то с удовольствием поможет Гансу, а Кион решил обновить себе импланты и начать учить новые базы.

Таким образом определившись, я пошел в свою каюту, с наслаждением принял душ и немного повалялся на кровати. Когда до окончания процедуры установки нейросети Киму оставалось минут двадцать, я оделся в свежий комбинезон и вышел из каюты.

Как только я подошел к медотсеку, Боцман сообщил, что Эрл уже пришел и стоит перед входом. Разрешив проход капитана СБ на крейсер, я вошел в медотсек, где Ганс как раз проверял показания диагноста капсулы.

- Установка закончилась, закачиваются базы. Через пять минут будет готово.

- Что заливаешь?

- Как обычно управленцу: ‘Планирование и управление’, ‘Логистика’, ‘Политика’, ‘Экономика’, ‘Юрист’ все по пятый уровень включительно.

- Хорошо. Залей еще ‘Рукопашный бой’, уровень по третий – пригодится

- Добавил. Еще две минуты на заливку.

В медотсек вошел Эрл:

- Ну что?

- Заканчиваем, заливаем базы. Так что присядь, подожди.

- Жду. Вы готовы к походу в ресторан? А то Клари и остальные уже там.

- Я всегда готов, да и остальные тоже. Ганс остается на корабле, но у него много работы, которую надо до утра закончить, завтра будет уже поздно. Да и остается он здесь, так что в ресторан еще сходит, при желании. Все, время.

Крышка капсулы плавно поехала вверх:

- Как самочувствие, Ким?

- Отлично. – Сказал премьер-министр, вылезая из капсулы и начиная одеваться

- Сеть установилась нормально, полностью активируется завтра, так что до завтра о ней забываем. Сейчас можете заниматься чем хотите – никаких ограничений нет.

- Спасибо. Что по оплате?

- Сумму Вы знаете, деньги переведете на счет клиники, уже, скорее всего, завтра. Кроме обучных баз знаний по управлению, я залил Вам еще базы по рукопашному бою – никогда не знаешь что в жизни пригодится, да и форму поможет поддерживать. Для тренировок можете использовать тренировочные капсулы, Ганс потом все расскажет и покажет. Их же можно использовать для ускорения обучения – некоторые медицинские препараты позволяют увеличивать скорость обучения.Так можно так учиться максимум десять дней, а потом нужно делать перерыв дня на два, в эти дни обучение лучше вообще не проводить. Все самое основное я рассказал, а остальное завтра объяснит Ганс. А теперь извините, но нас ждут, Эрл Вас проводит

- Да, конечно

- Саша, тогда я проведу господина премьер-министра и приду за вами, отведу Вас в ресторан – сказал Эрл

- Эрл, я и сам могу дойти куда надо, а что за ресторан? – заинтересовался Ким.

- Да, мы с женой, по случаю ее излечения, пригласили Александра и его друзей в ресторан. Будет еще полковник с семьей, доктор наш..

- А мне можно с Вами?

- А почему бы и нет? – решил вмешаться я. – Кстати, я познакомлю Вас со своим партнером – Кионом вар Кейном, я думаю, Вы найдете общий язык.

Решив таким образом вопрос, через пять минут мы все выдвинулись в ресторан. Кион, по такому поводу, решил отложить замену имплантов и отправился с нами, чтобы составить компанию премьер-министру. Увидев, что между ними завязался оживленный диалог, я перестал обращать на них внимание. Кион своего не упустит, да и Ким ему под стать – скучать точно не будут.

Когда наша немаленькая компания пришла в ресторан, там уже нас ждали Клари с невысокой симпатичной молодой девушкой, полковник со своей семьей и доктор Ник, который был один. Нас представили: симпатичная девушка, Кьяри, оказалась младшей сестрой Клари, на вид ей было лет двадцать пять. Полковник представил свою жену Эйн и дочь Клэр, я, в ответ, представил свой экипаж и все расселись за столом. Мне досталось место рядом с Кьяри.

Предоставив местным заказ блюд национальной кухни и напитков, я осмотрелся. Я не большой специалист по ресторанам, как-то не часто приходилось в них бывать. В основном, только тогда, когда надо было развлечь партнеров. но здесь мне понравилось. Даже появилось чувство, что я с друзьями заскочил в какой-то самый обычный земной ресторан. Ждать пришлось не долго и скоро мы наслаждались произведениями местных кулинаров. По мере того, как тарелки пустели, а настроение повышалось, то тут, то там начали завязываться разговоры.

Я разговорился с Кьяри. К моему большому удивлению, она оказалась интересным собеседником: умная, образованная, за словом в карман не лезет, имеет точные, явно свои, суждения о всем вокруг происходящем. Работала она технологом на орбитальном заводе. Так как я сам в недавнем прошлом производственник, мне было интересно слушать ее рассказ об истории завода, о том, как он строился и с чем пришлось столкнуться его создателям. Рассказ настолько меня захватил, что я живо себе представил как это все происходило.

Завод строили вскоре после выхода в космос и столкнулись с рядом технических проблем: отсутствие силы тяжести, отвод тепла от остывающих деталей и так далее. Но, к их чести, они смогли удачно решить все возникшие вопросы. Применили ротационное литье, когда расплавленный металл под действием центробежной силы заполнял форму, сделали систему теплоотвода и так дальше.

Чуть позже, когда торвенцы научились управлять гравитационными полями, они отбросили даже литьевые формы: форма отливки формировалась гравиполями, что ускорило процесс, снизило себестоимость и позволило создавать отливки, которые раньше были технически невозможны.

Меня заинтересовало это направление и я спросил у премьера, можно ли прямо сейчас, до отлета, приобрести несколько излучателей и пакет технической информации по их установке и использованию. Премьер с кем-то связался и обрадовал меня известием, что на станции как раз есть с десяток излучателей и документация и через час это добро доставят на крейсер.

Пока я разговаривал с Кимом, Кьяри вместе с Клари отлучились на ‘попудриться’ и я подсел к Эрлу:

- Скажи ка мне, Эрл, а почему Кьяри одна? Умна, красива, у нее есть кто-то?

- Понимаешь, Саша,три года назад погиб ее муж, которого она сильно любила. После его гибели она замкнулась в себе и после университета она перебралась сюда, чтобы работать на орбитальном заводе. Как говорит, чтобы ничего не напоминало о нем. Обычно она более замкнута, а сегодня даже улыбалась. Хорошо, что мы ее сегодня пригласили. Ты только, не обижай ее, досталось ей.

- Ну что ты, спасибо тебе. Теперь буду знать о чем можно говорить, а о чем не стоит.

Когда Кьяри вернулась в зал, я пригласил ее на танец, как раз играла медленная музыка. Посмотрел, вроде ничего сложного в местных танцах не было, так что я и рискнул. Танцевать с Кьяри было приятно: она прекрасно чувствовала музыку, легко двигалась и при этом так приятно прижималась ко мне, что танцевать скоро стало весьма неудобно. Усадив даму за стол, я постарался успокоиться, дав команду своей нейросети на приведение гормонального фона в порядок.

Потом мы еще что-то ели, пили, танцевали – вечер пролетел быстро и легко. Потом я пошел провожать Кьяру и… вернулся на крейсер уже под утро довольным и расслабленным.

***

Наконец мы в пути!

Сборы были недолгими: к восьми утра все уже были на месте. Расставание было кратким, тем более что, по моим расчетам, улетали мы на два месяца. Кьяри, как я и просил, не пришла: я боялся, что схвачу ее в охапку и увезу с собой. Мы решили, что это пока будет несколько преждевременно и расставание на два месяца как раз позволит обдумать все в спокойном состоянии.

Дальше было все буднично: заняли свои места, разрешение диспетчера и старт. Через час мы уже были в гиперпространстве, делая первый прыжок из намеченных пяти. Только Дар крутил головой, стараясь рассмотреть все на экранах. Его нейросеть пока не активировалась и он не мог получать информацию напрямую.

Путь до системы RJ-45821 прошел спокойно. Технология была отработана: перед выходом в обычное пространство включалась система активной маскировки, сканирование пространства, разгон и уход в гиперпространство.

На восьмой день после старта мы, закутавшись в защитные поля, вынырнули на месте и стали сканировать систему вначале пассивными, а потом и активными сканерами.

Система RJ-45821 представляла собой систему из четырех безжизненных планет и шести астероидных полей. По всей системе где группами, а где и поодиночке висели разбитые корабли. По самым скромным оценкам их было за тысячу, причем начиная от маленьких фрегатов, заканчивая огромными линкорами.

Я решил обосноваться возле огромного астероида, висящего немного в стороне от крайнего астероидного поля, и сделать там подобие ремонтной базы.

Посовещавшись, мы решили действовать следующим образом: Тонк точными и мощными сканерами ‘Терры’ сканирует висящие в пространстве корабли и составляет подробную карту: тип корабля, принадлежность к флоту, степень повреждений, состояние реактора. Потом я буксиром вытягиваю выбранный корабль к нашей базе и техники начинают с ним разбираться. Сложность была в том, что корабли висели вперемешку, как слои на торте, так что вытягивать добычу надо было не попавшись на прицел все еще живым оружейным турелям: словить разряд плазмы или луч лазера в упор было бы смертельно неприятно. Поэтому путь эвакуации очень сильно отличался от прямой и требовал тщательной проработки и ювелирно точного выполнения всех маневров.

Подготовительные работы заняли час и я, погрузив на борт буксира технический комплекс с дроидами-диагностами, вылетел за первым кораблем.

Первой целью я выбрал огромную тушу военного транспорта. Транспорт висел ближе всего к нам и сканирование показало полное отсутствие энергии. По данным Тонка, у транспорта были повреждены двигатели и система энергоснабжения.

Включив на всякий случай силовые защитные поля, я стал осторожно приближаться к своей цели, передавая коды доступа. ‘Звезда Аратана’, средний транспорт, тип ‘Литле’, стандартный транспортный военный корабль дальнего радиуса действия висел с разбитыми разгонными двигателями и пробоиной в брюхе. Приблизившись к транспорту, я просканировал его еще раз (сканер показал только мертвое железо), осторожно захватил захватами и потянул в сторону нашей будущей базы..

Притащив транспорт на место, я решил осмотреть его вблизи. Выйдя через шлюз буксира, я, в легком скафандре ремонтника, перебрался на транспорт, где замер, да и было от чего. Транспорт перевозил десант, который весь и остался на месте. По данным программы ‘демилитаризация’, транспорт такого типа брал на борт около пятисот человек десанта и средства усиления, в виде штурмовых ботов.

Связавшись с ‘Террой’, я сообщил им о своей находке и крейсер стал медленно приближаться, а я запустил дроидов-диагностов на обследование корабля.

Когда экипаж перебрался ко мне, я уже изучал первые доклады от диагностов и составлял план действий. Дав всем немного времени осмотреться, я начал импровизированное совещание.

- Итак, это первый корабль, который мы вытащили. У кого есть какие соображения? Тогда я предлагаю следующее. Я уже получил первую информацию от диагностов. Корабль находится в лучшем состоянии, чем могло бы быть: реактор рабочий, когда перебило энерговоды, сработали штатные предохранители и заглушили его. Искин отзывается на тест, но для его работы нет энергии. Система жизнеобеспечения тоже обесточена. Так что восстановив энерговоды, залатав пробоины и запустив систему жизнеобеспечения, мы получим ремонтную базу, на которой можно будет работать без скафандров. На палубе малой авиации находятся средства высадки и усиления этого десанта: многоцелевые штурмовики. Мы их протестируем и сможем использовать, по крайней мере, не надо будет за чем-то мелким летать на буксире или крейсере. К тому же, эту палубу можно использовать как малый ремонтный док, только нужно будет ее освободить. Как вам такое предложение?

- Неплохо, а что с погибшими делать?

- Как я и говорил: восстановим нормальные условия и тогда ими займемся. Я притяну поближе кучу обломков, пусть ремонтные дроиды делают урны для праха. А пока у нас есть куча другой работы. Если вопросов пока нет, то за работу: техники загоняют своих дроидов и заделывают пробоины, восстанавливают системы жизнеобеспечения и так дальше по списку. Иван, ты тоже включаешься в работу как техник. Мет, ты как медик, при помощи медицинских дроидов сносишь погибших в какой-то один отсек – они столько ждали, подождут еще немного. Тонк и Кер – на ‘Терре’ дальше сканируют систему и составляют карту безопасности. Дар пока учится и помогает Тонку.

Определившись с фронтом работ, я собрал своих дроидов-диагностов, вернулся на буксир и полетел к следующему намеченному кораблю.

***

За неделю работы нам удалось восстановить ‘Звезду Аратана’ для нормальной работы без скафандров и навести там порядок: собрали все платежные чипы, кристаллы с базами данных, оружие и много еще всего разного.

У меня сложилось впечатление, что после боя, выжившие в этой мясорубке, просто удрали, бросив все, что не могли сразу забрать: только с одного этого корабля мы собрали платежных чипов на сумму в три миллиона с мелочью. А если подсчитать стоимость малой авиации, оружия, расходников, запасных частей – вообще выходила неслабая сумма под миллиард кредитов.

Также мы вытащили шесть легких, три тяжелых крейсера, два эсминца и два таких же транспортника, которые висели рядом со ‘Звездой Аратана’, и ждали своей очереди на ремонт. На всех кораблях, до которых я смог дотянуть свои ‘загребущие ручки’, собирались технические дроиды, которые приводились в порядок, пополняя ремонтные комплексы. Уже работало восемь полностью укомплектованных ремонтных комплекса, которыми управляли техники и присоединившийся к ним Иван, который успел поднять технические базы до третьего уровня и, во время отдыха в медкапсуле, поднимал их до четвертого.

Я занимался снятыми искинами, которые нужно было взламывать, тестировать и перепрограммировать. В этом мне сильно помогли, все-таки изученная мной до пятого уровня, база ‘программирование’ и программы, скачанные в свое время Ником, моим наручным искином. Здесь моя паранойя расцвела буйным цветом и я устанавливал в каждом искине парочку закладок: полное подчинение мне по кодовой фразе и невозможность причинения вреда кораблям отряда ‘Джедаи’ и торгового флота ‘Кейн’ – мало ли что, вдруг корабль попадет в чьи-то не совсем хорошие руки…

Запустив штатные двадцать медицинских капсул со ‘Звезды’ и добавив еще десять (больше просто не влезло), снятых с разбитого корабля санитарной поддержки , я поставил процесс извлечения нейросетей и имплантов на поток. Под управлением Мета медицинские дроиды приносили погибших, укладывали в медкапсулы, где сети и импланты и снимались. После кремации прах упаковывался в урны, на которые для идентификации погибших наносились данные ДНК. На данный момент уже было снято триста двадцать три нейросети десантно-штурмового направления и тридцать восемь пилотских, не считая имплантов. Все тестировалось и упаковывалось для хранения – это был еще один плюс оборудования военного образца, где применялось повторное использование сетей и имплантов.

После некоторых размышлений, я решил не заниматься модернизацией кораблей, а просто восстановить их до рабочего состояния. Корабли и так были седьмого поколения, которое только недавно было разрешено к конверсии и продаже гражданским, да и то не всем. А в условиях фронтира и подавно им не имело равных.

В первую очередь я поставил на восстановление три тяжелых крейсера типа ‘Формат’: тяжелый крейсер поддержки с возможностью прыжка через одну или две системы. Оснащен дальнобойными орудиями, одной средней электромагнитной пушкой, шестью лазерными установками среднего класса мощности и ракетными комплексами для средних ракет. Это для себя, любимого – надо же мне развивать свое подразделение наемников. Одной ‘Террой’ я много не навоюю, тем более, что торговый флот ‘Кейн’ летать без прикрытия не сможет.

Для торгового флота мы восстанавливали транспортники серии ‘Литле’- отличные крепкие неприхотливые корабли, с объемом трюма 500 тыс.м3. И, что главное, неплохо вооружены, и, вдобавок к силовым щитам, местами бронированы, что для условий фронтира самое то. Вообще, у военных в этом плане все нормально – если ты военный корабль, будь добр быть вооружен и защищен.

Я решил слишком не жадничать: восстанавливаем ‘Литлы’, грузим их по полной и обратно на Торвен. А загрузить их было чем. Кроме оружия, скафандров, расходников для кораблей было еще много различных запасных частей, снятых с кораблей, не подлежащих восстановлению. Так как у нас не было пилотов чтобы забрать все сразу, я решил пару легких крейсеров и один тяжелый перевезти как груз, а остальные восстановленные военные корабли оставить на охране нашей новой базы под управлением искинов, ничего сложного здесь не было – защита периметра. ‘Естественных’ врагов или друзей у них здесь нет, а все кто не назвал кодовую фразу – враг. Все предельно ясно и ума у искинов для этого хватало.

По моим расчетам для выполнения этой несложной задачи должно было хватить трех недель, но не судьба.

Дар, этот молодой …человек… скажем так, чтобы не ругаться, полетел на разведку на корабельное кладбище. Хорошо, что он летел на легком крейсере, а не на буксире – уже хватало изученных баз плюс надо было нарабатывать практический опыт. Этот идиот решил немного ‘срезать’ обратную дорожку, где и попал в поле действия сканеров аварского линкора. Огромное счастье, что накопители плазменных орудий линкора имели заряд всего на один выстрел и что все щиты кресера были подняты – дело закончилось только двумя часами времени, потраченного на вытаскивание крейсера буксиром да заменой сгоревших эмиттеров щитов и маневровых двигателей, так как щиты все-таки не смогли отразить весь заряд плазмы.

Как я орал. Нет. Я ОРАЛ!!!

Я высказал все, что думал о нем, о его папе полковнике, пославшего своего … (убрано цензурой) … сына вместе со мной…пересказывать долго, но орал я часа два

После этого мы с ним на пару отправились в медотсек: лечить мне сорванное горло, а ему нос, который он свернул при попадании плазмы в крейсер (а вы о чем подумали?)

***

Как ни странно, но происшествие с Даром принесло больше плюсов, чем минусов.

Во-первых, все наконец-то осознали, что мы не погулять сюда прилетели, а можем реально погибнуть, если будем вести себя неосторожно.

Во-вторых, мы получили доступ на линкор, который, полностью разрядив накопители энергии, уже не мог помешать нам высадиться. Попав туда, мы действовали по уже проверенной схеме: диагностика, взлом искинов, сбор чипов, кристаллов, личных и не очень вещей и снятие нейросетей и имплантов. Единственное отличие – урны с прахом складывались отдельно.

В-третьих, благодаря данным со взломанного искина аварского линкора, я смог получить коды доступа к другим аварским кораблям под видом ремонтной службы. О большем можно было и не мечтать – главное беспрепятственно попасть на корабль, а дальше уже дело техники.

В целом, после месяца, проведенного в данной системе, я понял, что у нас уже некуда складывать трофеи: трюм ‘Терры’ и двух транспортников были загружены под завязку. Возле нашей ремонтной базы уже висело под три десятка разнотипных кораблей, ожидающих своей очереди на восстановление. Аварский линкор остался восстанавливаться на месте, так как у него были повреждены двигатели, а чтобы вытянуть его к ремонтной базе, надо было сначала расчистить дорогу от остатков других кораблей. Поэтому ограничились восстановлением энергоснабжения, щитов и оружейных систем.

Выдвигались мы следующим образом: Тонк вел ‘Терру’, так как две недели назад у него включилась мыслесвязь и мы установили в рубке капсулу регенератора, откуда он и управлял кораблем. Я летел на тяжелом крейсере, а Кер и Дар управляли транспортниками. Техники летели пассажирами, я не рискнул их оставлять на месте.

В один транспортник мы загрузили пару легких крейсеров, двигатели для транспортов, найденных возле пиратской базы и кучу запчастей, расходников и боезапаса. В общем все то, что нужно для создания своей базы и восстановления кораблей. Также не забыли мы и о ‘работниках’: на борт были погружены пять ремонтных комплексов. Остальные остались приводить в порядок стянутые к транспортнику-базе разбитые корабли, тем более что количество ремонтных комплексов продолжало увеличиваться.

На втором корабле трюм был забит всем тем, что я планировал везти в империю: медкапсулы, расходники, запчасти и так далее. Корабли я пока решил не отгонять в империю – во-первых за медкапсулы и расходники мы и так получим немало, а во вторых, я еще не решил вопрос с ‘насыщением’ кораблями своего отряда и торгового флота. Вот когда появится излишек – тогда и поговорим об этом.

Оставив оставшиеся боевые корабли нести боевое дежурство, мы начали разгон. Ордер был следующим: первым прыгал Тонк, за ним транспортники, а потом я, прикрывая разгон и уход в гипер транспортов.

Обратная дорога занял немного больше времени – обратно мы летели не восемь, а десять дней. Я решил, что перед прибытием в систему Торвена, мы сделаем остановку на нашей базе. Там мы выгрузили четыре ремонтных комплекса – по одному на корабль, нужные запчасти и легкие крейсера для охраны. Убедившись, что дроиды шустро начали работу, а крейсера – охранять ремонтируемые корабли, мы двинули в систему Торвена.

***

Ганс находился на станции уже неделю. Эту неделю он провел ударно: обучал доктора и его напарницу (решили все-таки взять еще одного сотрудника в филиал клиники), настроил ‘Ништаны’ на обучние подразгоном, организовал изучение под разгоном и тренировки по рукопашным базам, устанавливал нейросети как некоторым служащим СБ, так и новым сотрудникам торгового флота. Уже насчитывалось порядка пяти будущих пилотов и десяток техников. И в очереди стояло уже человек триста, как обычно в таких случаях, ‘голосовая почта’ быстро разнесла информацию о наборе сотрудников в новую корпорацию. Причем были желающие как в пилоты, так и в просто в службы обеспечения: начиная от штурмовиков-абордажников, заканчивая техниками и инженерами.

На второй день после установки нейросети, после усвоения второго уровня баз по рукопашному бою тренировочную капсулу ‘Ништан’ решил испробовать полковник. Через два часа он вышел из нее несколько помятый, но жутко довольный.

- Да, прав был Александр. Теперь я со своим вторым уровнем действительно могу одолеть многих. Значит так, Ганс. Я подниму вопрос о финансировании государством установки нейросетей нашим сотрудникам.

- Да я не против, вот только надо подождать возвращения Александра. До его возвращения могу предложить пятнадцать, максимум двадцать сетей.

- Хорошо, тогда я попрошу Кима подготовить договор и пришлю Эрла и еще девятнадцать человек для установки нейросетей и имплантов.

- Присылайте, но вы же понимаете, что вначале диагностика, а установка только если уровень интеллекта будет достаточным

- Я помню об этом, я в своих людях уверен, так что готовь свои аппараты.

- Капсулы готовы. Лучше скажите, к каким профессиям их готовить. Ловите список нейросетей, которые я могу выделить. – Ганс переслал список.

Так. ‘Опер-4′ – две штуки, ‘пехотинец’ – десять штук, ‘Штурмовик’ – пять штук. Итого семнадцать сетей, а обещал двадцать.

- Могу ‘Шахтер-4М’ добавить – там тоже +23 интеллекта как в ‘Пехотинце’. А импланты поставим на силу и выносливость. и не смотриет на меня так. Я не могу отдать Вам все военные нейросети. Меня Кион с Александром потом живьем съедят. Нам еще свою службу безопасности создавать надо. Вот через два месяца прилетит Александр и будет у него военных нейросетей очень много. Только не надо пока никому говорить об этом, хорошо?

- Хорошо. Тогда так, давай сейчас только эти семнадцать сетей с имплантами, а остальные поставим через два месяца. Эрлу и еще одному человеку ставишь ‘Опера’. Остальные… Мне не принципиально, как их распределить, хотя, давай проведем диагностику и потом будем решать кто что потянет.

- Договорились.

После этого все и началось. Диагностика и установка нейросетей и имплантов в пяти капсулах, а через два дня чуть не драка за место в ‘Ништане’ для обучения под разгоном и рукопашке. И это только по линии станционного СБ.

Потом занимался людьми, приведенными Кионом для флота. По сравнению с Ахтой, средний уровень интеллекта действительно был выше: 123 единицы, по сравнению с 90 в империи. Поэтому отбраковки как таковой не было. сколько людей пришло – стольким и установили нейросети после подписания контракта.

Через две недели после отлета ‘Терры’ все основные вопросы на станции были решены: договора с правительством подписаны, замена мне обучена и к работе подготовлена. Осталось только приглядывать за тренирующимися сотрудниками СБ и обслуживать коммерческих клиентов, которые также стали появляться. Так как в клинике стало не хватать медкапсул, мы начали использовать капсулы на яхте. Но это было временное решение, долго так продолжаться не могло. Бросив попытки решить эти сложные пока для него задачи, Ганс решил вместе с Кионом и Иртой слетать на Кейнри, тем более такой полет был запланирован. Поэтому погрузившись на яхту они все вместе отчалили от станции

***

Полковник Ард Кром выбрался из тренировочной капсулы и довольно потянулся. После того, что с ним вытворяла капсула, ломая и восстанавливая его костную и мышечную системы уже в новом виде, он чувствовал себя просто великолепно. Прошло всего три тренировки, а он уже сейчас замечал изменения в походке, в легкости движений, скорости реакции.

Одевшись, Ард подошел к Нику, который дежурил в это время с, присев рядом с ним, спросил:

- Ну и как тебе это все, Ник?

- Вы же сами знаете, господин полковник. Я только учусь, пока у меня выучен второй ранг ‘Медицины’. Капсулу включить я сумею, но не более того. А так все замечательно.

- Понятно. Сколько тебе нужно времени, чтобы научиться хоть стандартные операции делать, лечить?

- Так чтобы просто по прописанным схемам – то уже дня через три. Но это будет не самые лучшие варианты, это как если от насморка давать слабительное. Чихать больной перестанет, но дальше… А в почему Вы спрашиваете?

- Понимаешь, Ник. Александр улетел непонятно куда и непонятно насколько. Ганс -тоже собирается улетать. Хоть они и оставляют сами капсулы и расходники, но сам понимаешь, если с ними что случится – это все груда железа без обученных людей. Вот я и интересуюсь, когда ты сможешь хоть на минимальном уровне с этим работать.

- Так я ответил. На минимальном – дня через три, но так, чтобы нормально – то надо дней десять, пока я выйду на третий уровень по всем базам. А для четвертого…

- Я понял. Ганс когда собирается лететь?

- Где-то дней через десять и собирается. Мы договорились, что он подождет, пока я третий полностью выучу.

- Вот и отлично. А что твоя помощница?

- Тоже учится. Заканчивает второй уровень изучать.

- Хорошо. Ладно, я пойду, не буду отвлекать.

- Хорошо, до завтра.

***

Полет до Кейнри был недлинным – всего через пять часов яхта вышла в обычное пространство и начала сканирование пространства. Сканеры засекли парочку корветов второго поколения, которые, разглядев кто перед ними, решили по наглому наехать и, с шутками-прибаутками и описанием того, что будут делать с пленными, двинулись на перехват яхты . Нет, еще недавно, до модернизации, проведенной Александром, у них бы точно это получилось. но не сейчас: У пассажиров яхты было время подготовиться к встрече: одели защитные скафандры, откачали воздух из помещений. И только после этого Ганс очень вежливо ответил им из всего бортового вооружения, так что, очень скоро корветам стало не до них. А как может быть по другому, если у тебя почему-то вдруг резко испарилась большая часть обшивки и запасы воздуха стремительно покидали то, что еще недавно было кораблем…

Поглядев на то, что осталось от любителей быстрой наживы, Ганс прикидывал, спасать вопящих пиратов или подождать пока они сами подохнут. Самым рациональным поведением был бы второй вариант, но желание получить информацию, так сказать, из первых рук – пересилило. Хоть Ганс и тренировался рукопашному бою и дошел уже до третьего уровня, но он прекрасно помнил, что круче самого обученного рукопашника – очередь из автомата или еще чего интересного. Поэтому, славу победителей пиратов от оставил двум дроидам, которых оставил на яхте Александр. Все, что Гансу было нужно сделать, это подлететь поближе к трофеям и отдать команду дроидам-абордажникам.. Через полчаса связанные и притихшие пираты были уже на яхте.

Хоть Ганс не был специалистом по экспресс-допросам, знание пятого уровня биохимии давало неоспоримое преимущество. Медкапсуле хватило десяти минут, чтобы синтезировать высококачественную ‘сыворотку правды’ и уже через десять минут первый пират спешил облегчить свою душу.

Для получения более точной информации, пиратов допрашивали по одному. В процессе допроса выяснилось следующее. Эти два корвета принадлежали к той же группировке пиратов, которая в свое время захватила яхту Ирты. В этой системе они болтались уже три недели – ожидая информацию от своих информаторов о транспортном караване, который формировался на орбите Кейнри. Получив информацию о составе и курсе конвоя, они должны были соединиться с остальными пиратами и организованно напасть на караван. Также Ганс узнал имена информаторов, которые были внедрены в обслуживающий персонал станции, и человека, который стоял за этим всем. Им оказался некий Дак Шедв.

Закончив допрос, Ганс решил лично осмотреть захваченные корветы, пригласив с собой Ирту и Киона. Им тоже было интересно и они составили компанию Гансу. К их огорчению, на кораблях они нашли только небольшое количество кристаллов с похабными фильмами, парочку устаревших ручных лазерных излучателей и два подержанных пищевых синтезатора. Больше брать было нечего.

Так как у самого Ганса не было изученных технических баз, да и вообще, со столь древних кораблей было нечего взять, Ганс вначале хотел повторить маневр Александра и отправить их в сторону местной звезды, но врожденная немецкая бережливость не позволила ему это сделать, и, оставив поврежденные корабли, яхта отправилась дальше по маршруту.

Прибыв на станцию торговцев, Ганс с Кионом передали местным представителям Службы Безопасности отловленных пиратов. Взамен они попросили содействия в решении транспортных вопросов: яхта была чисто космическом кораблем, а принадлежащий ей маленький челнок (служащий еще и спасательной капсулой) был рассчитан всего на десять человек (как и сама яхта), а забрать с планеты и доставить на станцию Торвен надо было как минимум человек пятьдесят: столько своих служащих планировал привлечь Кион на первом этапе. Можно конечно было сделать несколько рейсов, но в свете полученной от пиратов информации, Кион решил перестраховаться и первым делом вывезти семью и свой ‘ближний круг’, а потом, усилившись, вернуться на Крейнри и навести порядок.

В конечном итоге, по итогам жарких торгов, за предотвращенное нападение на караван, переданных пиратов и их корабли, торговцы согласились вывезти с планеты и доставить на Торвен сто человек и членов их семей. За последних договорились доплатить еще двадцать тысяч кредитов, но Кион даже не раздумывал. Забота о своих людях даже не обсуждалась

***

Дак Шедв был ужасно зол. Прошло уже три недели, а новостей все не было. А теперь пропала и связь с находившимися здесь в системе кораблями пиратов. Все это было очень странно и заставляло задуматься. Со другой стороны, от Киона тоже никаких новостей не поступало, так что нужно еще немного выждать и начать захват оставшегося имущества противника. Вот тогда он и Алисию получит и сделает своей рабой.Пусть ублажает его, а он придумает как ее унизить побольнее за то, что заставила его так долго ждать…

Его размышления прервал тихий стук в дверь. Так стучался только его помощник.

- Войди.

Дверь тихонько открылась и в нее проскользнул Трей Дван, его ‘правая рука’

- Господин. только что сообщили, пропала Алисия вар Кейн и еще около ста человек из ближнего круга Киона. Все исчезли вместе с семьями. По предварительным данным, они покинули планету на челноках торговцев.

- Так. – Дак прищурил глаза и крепко сжал узкие губы. – Похоже Киону каким-то чудом удалось вывернуться и он начал свою игру. Интересно, интересно. А что торговцы? Трей, свяжись с Разведчиком, узнай куда они делись со станции

- Господин, тут такое дело, в общем, с Разведчиком связи нет уже второй день. И с Акулами тоже…

- Почему мне не доложили раньше? – Дак и до этого был злой, а теперь и подавно: месть, воплощения которой он ждал тридцать лет, срывалась.

- Виноват, господин. Я все узнаю и сразу же доложу Вам.

- Вот и узнай. И побыстрее

- Слушаюсь, – помощник пятясь вышел из комнаты. Давно он не видел своего хозяина в таком состоянии. Надо было спешить, а то хозяин шутить не любит…

***

На операцию по вывозу с планеты сотрудников с семьями ушло три дня. Еще неделя ушла на тестирование интеллекта и установку нейросетей с наборами имплантов. Для ускорения работы, Ганс с Иртой, которая доучила медицинские базы до третьего уровня, работал на яхте, а Ник работал в клинике вместе с вторым подготовленным медиком.

Теперь у них было двадцать бойцов пехотно-штурмового направления, пять инженеров, двадцать техников, пять медиков, десять торговцев и сорок пилотов. Точнее, как было, у них было сто человек с установленными профильными нейросетями и имплантами. Теперь они учились всем этим добром пользоваться. Время работы всех капсул и тренажеров было расписано поминутно: один человек вылезает из капсулы, второй уже стоит ждет, чтобы залезть. Одним словом дурдом, но все понимали, что за оставшийся месяц до прилета ‘Терры’ нужно много чего успеть. Никто не сомневался, что ‘Терра’ опоздает – настолько все были воодушевлены открывшимися возможностями.

Кион попросил Арда Крома потерпеть этот месяц с тренировками подчиненных в тренажерах, тем более, что те уже успели поднять свои базы до третьего уровня и закрепить необходимые навыки.

Так что возвращения ‘Терры’ и ее экипажа все ждали с нетерпением.

***

Наше возвращение было триумфальным: всего через два месяца мы вернулись с двумя транспортными кораблями и тяжелым крейсером.

Когда после торжественной встречи все немного успокоились и разошлись, мы собрались в кают-компании Терры для обсуждения того, что произошло за последние два месяца и составления планов на ближайшее будущее.

Узнав, что начать строительство здания клиники на Крейнри пока не удалось, я решил подключить полковника и премьера для обсуждения возможности открытия клиники на Торвене. Как по мне, местоположение было не принципиальным, а скорость открытия играла большую роль в наших планах. Кион с Иртой согласились с моими доводами и выразили мысль, что Крейнри от них точно никуда не денется и следующая клиника откроется там.

Я рассказал о наших успехах, о том, что у нас появилось много нейросетей с имплантами, корабли, расходные материалы. В ответ с выслушал отчет о том, что теперь у нас есть пилоты, техники, а также инженеры, медики и даже торговцы.

И решили мы следующее: пару дней мы отдыхаем здесь, за это время наши техники установят дополнительные медкапсулы и мы начнем увеличивать размер клиники, тем более что даже обученные медики у нас есть. Под это дело я решил выделить сто медицинских капсул из двухсот пятидесяти, которые были загружены на борт транспортника, и большую часть привезенных нейросетей и имплантов.

Потом я восстанавливаю транспортные корабли, найденные на пиратской стоянке, мы наводим порядок на Крейнри, загружаем там наши новые корабли и летим в Содружество, так как у меня было желание продать там часть груза, привезенного с корабельного кладбища. И дело не в том, что мне нужны были кредиты – как раз наоборот, я хотел там закупить те же двигатели для линкоров, искины и еще много всякого.

***

После совещания все разошлись и я решил прояснить для себя некоторые юридические вопросы:

- Боцман, соедини меня с Юджином из “ЮрКон”.

- Соединяю, – ответил искин и вскоре я услышал голос своего юриста

- Привет, Юджин. Как твои дела?

- Привет, пропажа. Ты знаешь, дела отлично. Но ты ведь не по этому поводу вышел на связь? Хочешь еще дел подкинуть?

- Ты как всегда прав. Есть такое дело. Юджин, я по программе “демилитаризация” восстановил несколько кораблей и хочу сейчас их на себя переоформить.

- Вообще-то, если по правилам, то требуется твое присутствие с этими кораблями здесь, на базе флота.

- Я все понимаю, но ты сам подумай, пока я долечу до Ахты, я переполошу весь Фронтир и половину империи. Десяток тяжелых крейсеров седьмого поколения и парочка линкоров без опознавательных кодов повеселят всех, не правда ли?

- Ты как всегда в своем репертуаре. И где ты их только взял? Хотя, зная тебя… На всякий случай хочу напомнить, что СБ и флот могут потребовать сдать часть кораблей по весьма скромной цене.

- Ну, во-первых там еще есть, а во-вторых, я их сразу на свое наемное подразделение хочу оформить, так что пусть обломаются. Тем более, что флоту седьмое поколение уже не интересно, а мне – в самый раз будут. Ну так как? Поможешь?

- Ну куда от тебя денешься? Сбрасывай данные по кораблям и, на всякий случай, сертификаты по программам “Наемник”, “Демилитаризация”, пусть будут

- Лови

- Получил. Ого, ну и списочек. крейсера, эсминцы, линкоры, транспортники… Двадцать пять кораблей?.

- Ну, часть еще не восстановлена, еще предстоит поработать. Хочу сразу в искины идентификационные коды забить, чтобы потом даже вопросов не возникало.

- Саша, а куда тебе столько кораблей?

- Транспортники сразу в корпорацию пойдут – ты сам лично документы на нее оформлял. Кое-что из военных кораблей уйдет туда же, для обеспечения охраны, что-то заберу к себе в наемное подразделение. А если будут излишки – продам в империи. Так что, когда ждать результата по регистрации?

- Свяжись со мной завтра, результат уже будет.

- Отлично, тогда завтра я на связи.

- А что по названиям? Здесь не указано?

- Я потом смогу название поменять?

- В принципе да, но это что-то стоит, не так много как регистрация.

- Ничего, побудут пока номерными, а потом решу.

- Тогда до завтра

- До завтра, – сказал я и отключился.

Из основного на сегодня оставалась встреча с полковником и, я очень надеялся, что Кьяри все еще меня ждет.

***

Встречу с полковником проводил через полчаса уже у себя в каюте.

- Ну как, Ард, пообщались немного с сыном?

- Немного. Странно, всего два месяца не виделись, а он изменился. Повзрослел что ли? Я, собственно, что сказать хотел… Раньше он у меня шалопаем был, а сейчас стал гораздо серьезнее. Спасибо. Честно. Слушай, может уже на “ты” перейдем?

- Давай. Предлагаю за это дело по стаканчику пропустить. – Я прошел к бару, взял бутылку с “планетаркой” и налил грамм по пятьдесят по стаканам. Дав стакан полковнику, я взял свой и уселся в кресло напротив своего собеседника. – Была у нас ситуация, которая отбила желание глупости делать. Я думаю, он потом сам все подробно расскажет, главное, что все закончилось хорошо и он сделал правильные выводы. Вот за это и предлагаю выпить, за правильные выводы. – После этого мы выпили и я продолжил. – А вообще, парень твой, молодец, включился в работу и работал на совесть, не отлынивая. Ты потом с ним сам поговоришь и все узнаешь. Я же хотел обсудить другой вопрос. У нас откладывается строительство клиники на Крейнри, а время не ждет. Поэтому, я хотел бы установить дополнительные капсулы здесь на станции или на планете.

- Ну что ж, я не знаю, что у вас случилось, но я только рад такому повороту. Сколько капсул ты хотел бы добавить? Правительство купило бы десяток, если у тебя есть свободные.

- Я хочу установить сейчас сто капсул. Надо подумать, как их лучше распределить. Наверное, капсул двадцать поставим здесь на станции, а остальные на планете, а насчет продажи я подумаю.

- Хорошо. Я еще хотел узнать по поводу нейросетей. Мне Ганс выделил их только семнадцать, а у меня еще много сотрудников

- Есть нейросети, Ард. В достаточном количестве. Что именно тебя интересует?

- Меня разные сети интересуют: и штурмовое направление, и опера – все, что предложишь. Вопрос только в цене, так как платить будет государство.

- По цене мы втроем с Кимом сядем и договоримся. Меня интересует равноправное долговременное сотрудничество, без разных недомолвок: или мы партнеры и делаем одно дело или я улетаю. Так что, все остается так же, как и было. Пойми, Ард, я заинтересован в крепкой и компетентной Службе Безопасности, а вам нужны технологии, которые я могу предоставить.

- Саша, мы в Кимом это понимаем и ценим.

- Вот и отлично. Лови файл с описанием, что я могу предложить из сетей, имплантов, вооружения, оборудования.

- Так я же не знаю это оружие, что оно собой представляет

- Это мы сейчас исправим. – я встал, подошел к столу, взял кристалл и отдал полковнику. – Это база “Оружие”, всего два уровня. До завтра все будешь знать даже без капсулы. Здесь все вооружение пехоты и штурмовиков, которое использовала армия двадцать лет назад, от легкого до тяжелого, плюс вспомогательное оборудование, такое как боевые бронированные скафандры (ББС), аптечки и так далее. Выучишь – тогда точно скажешь, что тебе нужно. В файле также указано количество оружия и расходников. Так что, до завтра подумай и вместе с Кионом приходите, поговорим. Только давай не раньше обеда, я отоспаться хочу.

- Знаю я это отоспаться… Ждет уже.

- И это тоже. Ладно, тогда до завтра, тебя тоже ждут дома. Ард ушел, а я, быстро приняв душ, переоделся и, выйдя из крейсера, отправился к Кьяри домой. Нужно ли говорить, что на крейсер вернулся уже утром?

***

С утра я немного восстановил здоровье в медкапсуле и собрал малое совещание: присутствовали только Ганс, Ирта и Кион. На повестке дня была ситуация с клиникой.

- Так как ситуация с постройкой клиники на Кейнри пока зависла, я хочу обсудить вопрос распределения медкапсул. Мне попалось два разбитых корабля-госпиталя, с которых я снял двести пятьдесят медицинских капсул. Сто капсул я готов выделить на клинику, остальные я забираю с собой в империю – надо много чего купить, а не все приобретается за деньги, постараюсь поменять на капсулы. Ганс, лови список оборудования – выбери то, что посчитаешь необходимым.

- Хорошо, Саша. А что ты имеешь в виду говоря о распределении?

- Нам надо определиться с установкой капсул, есть разные варианты. Этот вопрос надо обсудить и решить сейчас, так как после обеда я буду встречаться с полковником и премьером и сразу озвучу наше решение, чтобы они могли решить вопрос с помещениями.

- Все зависит от целей клиники. – подал голос Ганс, впрочем, ему с этими капсулами жить и работать. – Если наша цель – поскорее подготовить себе специалистов, то устанавливать их все нужно именно здесь. Если же мы ставим целью наибольший охват население, то я предложил бы добавить двадцать капсул здесь, на станции, и по тридцать раскидать по двум клиникам, по клинике по каждой планете. Конечно, возникает вопрос контроля за оборудованием, но его вполне можно будет решить по ходу.

- Ты прав, Ганс. На текущий момент именно специалистов нам и не хватает, С другой стороны, тащить кандидатов на станцию, а если не подходит – отправлять обратно? Нелогично получается.

- Саша, предлагаю поставить по десять капсул на планетах и проводить там предварительный отбор, а устанавливать сети, импланты и базы – только здесь. Пока так поработаем, а когда закончится аврал – тогда подумаем над полноценными клиниками.

- Знаешь, Ганс, а это может сработать… Значит, так и решим. На планеты вместе с капсулами отправим по два медика и технику для обслуживания. Будут работать по сменам, нам сейчас нужно много людей тестировать.

- Саша, а что у нас с нейросетями? А то так и не было времени поинтересоваться…

- Ганс, с сетями все отлично. – Я сверился со своим списком. – Мы сняли почти три тысячи вторичных сетей, из которых 389 – пилотской направленности, сорок шесть управленческих и складских, 98 – технических, а остальное пехота и штурмовики, почти две с половиной тысячи сетей. В основном пятое поколение, хотя процентов двадцать – четвертое.

Ганс сидел открыв рот от полученной информации. Я продолжил.

- Мы прошлись примерно по четверти корабельного кладбища и вытащили почти половину кораблей десанта, потому в основном такое направление нейросетей. И еще, нам очень крупно повезло. У меня сложилось впечатление, что обе стороны после боя старались улететь как можно скорей, бросив все. Поэтому и не позаботились о погибших. Обычно стараются хоть с крайних кораблей забрать тела, а здесь… Поэтому пришлось заботиться самим. Сейчас у нас в трюме крейсера находится три тысячи девятьсот восемьдесят урн с прахом. Причем 3416 – это аратанцы, а остальные – аварцы.

- Все равно улов очень неплохой. А зачем тебе аварцы?

- Ганс, не будь маленьким. Корабли на кладбище не только аратанские, есть и аварские. Вот и узнаю – в их империи наверняка есть что-то похожее на “мусорщика”, может удастся получить или купить коды доступа к кораблям, а урны – помогут наладить отношения с аварцами. А мне все равно какие корабли восстанавливать, нам любые подойдут Еще есть какие-нибудь вопросы?

- По клинике пока вопросов нет. – В разговор вступил Кион. – А когда мы начнем комплектовать торговый флот кораблями?

- Не терпится? – улыбнулся я. – Я вчера передал на регистрацию данные по нашим новым кораблям. Сегодня должны передать идентификационные коды. Людей уже можно уже распределять на эти два транспортника и через пару дней будет еще четыре – я восстановлю корабли найденные у пиратов. Таким образом у нас будет шесть транспортных кораблей – четыре средних и два малых. Но, как Вы сами понимаете, транспортники сами без охраны летать не могут, а один крейсер, пригнанный нами, картину не улучшит. Поэтому предлагаю следующее. Так как часть оборудования выгружается здесь, у нас в трюме появляется место. Мы загружаемся товаром, закупленным на Кейнри, и летим в империю, где я решаю свои вопросы, а Вы продаете картриджи и заводите полезные связи напрямую, без посредников. Потом мы возвращаемся, берем людей и летим за кораблями – мы восстановили гораздо больше кораблей. У вас, Кион, есть три-четыре дня, чтобы уладить вопросы на Кейнри с вашими врагами и приготовить груз для транспортов. Можете использовать пять штурмовых ботов, которые мы привезли с собой – они как раз для высадки и поддержки десанта предназначены. Десантников Вы обучили, кстати, поговорите с полковником – может он своих бойцов даст для закрепления навыков – пятнадцать штурмовиков грозная сила. Вооружение и боевые скафандры мы тоже привезли, как и абордажных дроидов со средствами усиления. Иван, как опытный специалист, поможет в подготовке операции.

- Хорошо. Я это обсужу c полковником и Иваном.

- Вот и отлично. Тогда, за работу.

- А мне что делать? – спросила Ирта

- Ну, сейчас можете поработать как медик, тем более что работы сейчас прибавится. А потом готовьтесь лететь вместе с отцом в империю, налаживать связи, тем более что Вы являетесь владельцем торгового флота. Думаю, это будет полезно и для Вас и для дела. Рекомендую, если еще не успели, изучить юридические и торговые базы. Они Вам обязательно пригодятся.

- Хорошо. Тогда я прямо этим и займусь.

- Договорились. Ганс, ты закончил с выбором оборудования?

- Да. Я хотел бы взять пять “Диагност-6ВВ”, десять “Реаниматор-6МК” и “Медик-5У” – восемьдесят пять капсул. Ну и расходники. Да, и регенерина бы. Я говорил с полковником – у них есть толковые люди, которые вышли в отставку по причине травм.

- Хороший выбор. Тогда бери техников из подготовленных вами и отбирайте капсулы из трюма. Расходников бери с запасом, примерно на год постоянной работы, пусть лучше будет запас. Регенерин там же возьмешь, но применение под твоим личным контролем. Все. За работу, а я буду готовить к встрече с полковником и премьером.

Все вышли, а я задумался над таким вопросом: регенерин – классная вещь, но его дороговизна еще один вопрос монополии со стороны аграфов. Его секрет они скрывают точно также, как секреты гипердвигателя и нейросетей. Хотя принцип его использования аналогичен использованию стволовых клеток, из которых можно вырастить любые клетки и любой орган. Но как его произвести? Какое сырье для этого использовать? Изученного пятого уровня медицины и биохимии мне хватало познаний. Хотя, я предполагал, что и в восьмом уровне такой информации не было. Все что там было – это “установите картридж с регенерином в приемник и задайте программу. Капсула сделает все остальное”. Надо будет обсудить этот вопрос с Кимом и озадачить биологов и медиков для исследований. Все равно, если центральные миры узнают о разработке нами своих гипердвигаталей – экономических санкций и войны не избежать, а при военных столкновениях иметь в запасе регенерин – большое дело. Решено. Сегодня же поднимаю этот вопрос.

***

Встречались с полковником и премьером также в моей каюте. Поприветствовав их и усадив в кресла, я начал разговор

- Ким, Ард, у меня с момента нашего последнего разговора у меня появились еще некоторые идеи, которые нам надо обсудить. Во-первых, у меня появилось значительное количество нейросетей и есть соображения по их установке. Во-вторых, как я говорил Арду, у меня есть сейчас сто медицинских капсул, которые мы можем здесь использовать, но надо будет решить вопрос с их размещением: помещения, охрана и так далее. В-третьих, есть еще несколько мыслей по поводу исследований и здесь я надеюсь на помощь Ваших ученых. С чего начнем?

- Давайте по порядку, – начал разговор Ким. – Я поработал с нейросетью и очень этим доволен. Как насчет установки их нашим военным и ученым? С чего-то ведь надо начинать?

- Согласен. Но, если с военными я готов хоть сейчас начать работать, то с учеными надо будет немного подождать. Дело в том, что эти нейросети, это уже несколько устаревшее поколение, которое не даст максимального раскрытия потенциала именно ученым. Я в самое ближайшее время планирую посетить империю и закупить там специализированные нейросети именно для ученых, максимально новых. Тогда мы их и установим. А сейчас я предлагаю установить нейросети представителям ваших силовых структур. Также, я могу предоставить военное оборудование, вооружение и средства усиления. Вот как раз для этого мне и нужна Ваша помощь. Как я говорил раньше, я устанавливаю еще сто капсул. С моими коллегами мы приняли решение пока установить восемьдесят капсул здесь на станции и по десять капсул на каждой планете: на первом этапе они будут заниматься диагностикой претендентов, а устанавливать сети и закачивать базы мы будем уже здесь. Когда первая волна установок закончится, тогда можно будет снять капсулы здесь и усилить клиники на планетах. К тому времени у вас будут свои подготовленные специалисты и они смогут работать в спокойном режиме.

- Хорошо. Что от нас требуется?

- Помещения, охрана, помощь в организации.

- Это мы сделаем. Как будем решать вопрос с оплатой нейросетей, баз и ваших услуг?

- Для вооруженнных сил и силовых структур — все будет по себестоимости. Как я говорил раньше, развитие наших совместных научных проектов, скорее всего, вызовет сильное недовольство центральных миров Содружества. Поэтому я ЛИЧНО заинтересован в том, чтобы ваш мир был сильным и независимым и мог, в случае чего, постоять за себя. Как говорят у меня на родине, хочешь мира – готовься к войне. И, если наши желания в этом совпадают, я готов сделать все возможное для осуществления этого.

- Хорошо. В принципе, мы согласны. В нашем правительстве мы уже обсуждали этот вопрос и пришли к такому же решению. Как Вы знаете, у нас был уже опыт столкновения с представителями империи и Содружества. Конечно, это были не самые лучшие представители этих государств, но, если мы хотим сохранить свою независимость, а мы этого действительно хотим, то мы прекрасно понимаем, что нужно усиливаться в военном плане.

- Отлично. Тогда я перейду к следующему вопросу. Как Вы уже знаете, медицинские капсулы имеют одну основу, но разные специализации. Простые капсулы, диагностические и регенерационные. Так вот, в регенерационных капсулах применяется вещество “регенерин”, которое позволяет выращивать пораженные или отсутствующие органы. Монополией на производство регенерина обладают только центральные миры, это, кстати, одна из причин его высокой цены. Если же дойдет до столкновения с мирами Содружества, сами понимаете, что взять нам его будет просто негде. Я могу предоставить некоторое количество для исследований и очень надеюсь, что ученым удастся разгадать его секрет.

- Интересная мысль. Мы обязательно проведем консультации с нашими специалистами и обязательно возьмемся за исследования

- Отлично. Еще мне понадобится охраняемый склад, чтобы выгрузить часть оборудования и вооружения из трюма. Размеры склада должны быть с запасом, так я планирую еще много чего привезти.

- Принято. Будет выделен. – Судя по несколько отсутствующему виду, полковник делал пометки в планировщике задач своей нейросети.

- Еще вопрос. Как Вы наверное знаете, Ард, выяснилось, что у нашего Киона есть враги на его планете. Сейчас планируется небольшая силовая акция силами нашей службы безопасности. Если есть желание попрактиковаться в условиях, приближенных к боевым, могу дать возможность вашим людям опробовать себя в деле. Боевые штурмовые скафандры, вооружение и штурмовые боты со средствами усиления предоставим.

- Заманчиво. Интересно будет закрепить теорию в практике. Все-таки тренировка в капсуле это одно, а реальный бой — совсем другое дело. Я только за.

- Пожалуй, я тоже поддержу, – сказал Ким. – Вот только как это будет выглядеть с юридической точки зрения? Все-таки действия в другой системе, государстве?

- Это может быть представлено как частная инициатива моих сотрудников. Возьмут несколько выходных дней за свой счет, заключат личные контракты. Так что все возможно. Естественно, без приказа, только по желанию. Хотя, я почему-то уверен, что такое желание будет у всех.

- Вот и отлично. Операцию планирует наш специалист, майор мобильной пехоты Иван Келлер. Все дальнейшие обсуждения операции только с ним.

- Хорошо.

- Тогда предлагаю начать работать прямо сейчас. Ганс с техниками отбирает медицинские капсулы и расходники, мы готовы начинать установку капсул прямо сегодня. Определитесь с очередностью кандидатов на установку сетей и организуйте помещения на планетах для отбора претендентов. Рекомендую заранее подумать об их специализациях. Список с количеством доступных нейросетей есть у Ганса, это направление курирует он. А я на пару дней отлучусь, надо слетать за транспортными кораблями.

- Кстати, Александр, а что Вы можете сказать по поводу кораблей? Я так понимаю, у Вас их тоже можно будет приобрести?

- Да, но немного позже. Сейчас я занимаюсь восстановлением кораблей для торгового флота и своего подразделения. Чуть позже, мы обязательно вернемся к решению этого вопроса. Так что пока у Вас есть время для подготовки своих специалистов. Кстати, а что с нашим проектом по двигателям?

- Сейчас собираем коллектив ученых, подняли все записи, анализируем. Думаю, через месяц будут предварительные прогнозы.

- Как раз и я вернусь с нейросетями для них. Сколько ученых Вы планируете выделить на наши проекты?

- По двигателям сейчас работает коллектив из шестидесяти человек, а по новому проекту даже не знаю..

- Тогда я ориентируюсь на двести сетей направлений “Ученый” и “Лаборант”, а там посмотрим. Кстати, нейросети — еще одно перспективное направление, также как медицинские и тренировочные капсулы. Так что думайте, мне это все интересно. По нейросетям у меня есть полная база знаний по девятый уровень включительно. К сожалению, об их устройстве практически ничего нет, только общие слова.

- Озадачили. Будем думать.

- Тогда давайте делать то, что наметили и подбирайте ученых по новым направлениям. Справитесь дня за четыре? Я хотел бы с ними встретиться и обсудить общие направления.

- Да, по крайней мере подберем руководителей направлений, а они уже будут формировать свои команды.

- Отлично. Тогда я сегодня жду помещения под склад и установки медкапсул. Тогда завтра я вылетаю, а Ганс будет готов к потоку пациентов.

На этой радостной ноте мы расстались и полковник с премьером отправились решать поставленные мной вопросы. Блин, дожился. Премьер-министр независимой республики и полковник службы безопасности бегают по моим поручениям. Что же будет дальше?

***

Как только полковник и премьер ушли, я набрал Кера

- Кер, ты свободен? Можешь зайти? Разговор есть.

- Да, Саша. Ты где?

- Я в своей каюте.

- Через пять минут буду.

- Жду.

Когда Кер вошел, я предложил ему присесть и приступил к разговору.

- Кер, скажи мне, как опытный военный, что нужно сделать, чтобы надежно защитить систему от сильного флота?

- Тебя интересует теория или это практический вопрос?

- Меня интересует именно реальное положение дел. Простыми словами, ясно и доходчиво.

- Что ты знаешь о диспетчерских станциях?

- Только то, что они есть и связаны с управлением полетами в системе и защитой. У меня диспетчерские базы есть, но я еще ими не занимался – некогда было.

- Я понял. Тогда слушай. Диспетчерские станции – это военные станции, точнее модули станций, которые имеют в своем распоряжении системы обнаружения, защиты и вооружения. Также они управляют огромным количеством различных оружейных платформ, минными полями, ракетными комплексами и так дальше. Это если вкратце. Так что, если ты хочешь защитить систему, обязательно нужно устанавливать диспетчерскую станцию, а еще лучше четыре в конфигурации призма. Тогда тебе и нападение целого флота не страшно – системы продублированы и сконфигурированы так, что в системе не остается белых пятен: ты видишь всех и держишь на прицеле. Главное, чтобы хватило расходников в оружейных платформах.

- Спасибо. Принцип я понял. Теперь остается купить диспетчерские модули, оружейные платформы и нанять человека, который может этим эффективно управлять. Есть у тебя такой знакомый?

- Есть конечно. Тоже, как и я, ветеран флота, диспетчер девятого уровня, а у него тоже есть друзья-ветераны. Кстати, помнишь, перед отлетом мы связывались со своими друзьями?

- Конечно помню, я же сам просил об этом

- Так вот, я связывался с ними – они дней через пять начнут собираться на орбитальной станции у Ахты. Мы когда туда собираемся лететь?

- Дней через семь-восемь. Восстановим и пригоним корабли, загрузим их местным товаром на продажу и отправимся в империю. Так что недели через две будем на месте.

- Отлично, как раз все соберутся на месте.

- Хорошо. Кер, меня интересует еще один вопрос. Я собираюсь с местными начать ряд научных исследований – у их ученых неплохой потенциал. Так вот, я опасаюсь, что после того, как я вложусь в проекты по полной – установлю нейросети, искины, вооружение службы безопасности и так далее, меня не кинули. Что можешь посоветовать? Сразу говорю, что договора готовятся и будут подписаны на самом высоком уровне. Интересует просто подстраховка, что ли?

- А что советовать? Сложно кинуть сильного и хорошо вооруженного человека. Тебе надо быть намного сильнее их. Сейчас мы на наших крейсерах здесь круче всех. И это мы еще не все корабли пригнали. А если поставить здесь свою станцию. Я так понимаю, диспетчерские модули ты здесь собирался ставить?

- Я пока раздумываю. Я планировал их ставить возле Кейнри, там тупичок такой интересный. Думал там организовать исследовательский центр и закрыть систему от лишних…

- Так, а кто мешает поставить и здесь станцию? Тем более что можно найти и восстановить такую на местах боев. Займет какое-то время, но ты же не настолько торопишься? В конце концов можно купить у военных что-то списанное, здесь последнее поколение не нужно. Главное – поставить свою станцию и, вдруг что пойдет не так, у тебя будет большой козырь в рукаве – ракеты могут лететь в любую сторону.

- Заманчиво. Главное местных не допускать к управлению. Надо подумать. Хорошо, теперь другой вопрос. Допустим что с местными все отлично. Исследования идут успешно и мы завершили свои проекты, но против нас центральные миры двинули свой флот, в том числе флот империи, вашей родины. Как Вы себя поведете?

- Саша. Большинство из нас, ветеранов, прекрасно понимает что и почему происходит в империи и если ты своими исследованиями прищемишь хвост аграфам и их прихвостням, то мы будем только рады. А насчет войны с флотом империи? Не ты же на них нападать собираешься, а защищаться от нападения – ты в своем праве. Так что не думаю, что с этой стороны будут проблемы. Другое дело, что в оборудовании надо поискать и убрать закладки – аграфы любят все контролировать и ставить коды на полное подчинение.

- Это само собой. Как ты думаешь, почему я так долго возился с искинами кораблей? Искал и убирал закладки: доходило до десяти закладок на искин. Причем половина закладок аграфские (я так понял искины производятся у них), а другая – имперские.

- Ладно. Тогда, если больше нет вопросов, я пойду. Иван попросил помочь с подготовкой операции на Кейнри.

- Хорошо. Кстати, попроси Ивана зайти – у меня к нему тоже есть несколько вопросов.

- Сейчас пришлю. – Кер вышел из каюты, а я задумался.

Куда ни кинь, все не очень… У меня разыгрался очередной приступ паранойи.

С одной стороны, пока я полезен в этой системе, то мне все будут улыбаться и пряниками одаривать. С другой стороны, когда появится предмет дележа, может возникнуть желание послать нафик “лоха доверчивого”. Вывод: Кер прав, надо усиливаться и быть самым сильным. Самому не наглеть, но и своего не упускать. Поставлю станцию, навешу диспетчерские модули. С одной стороны систему от внешнего врага закрою, а если что не так, то гравитационный колодец мне в помощь. Так и поступлю. Решение принято, даже паранойя поутихла.

В каюту заглянул Иван:

- Можно?

- Заходи, Ваня. – сказал я, переходя на русский. Он кивнул головой, показав что меня понял – в основном мы разговаривали на межгалактическом, даже между собой. Переход на русский говорил о высокой степени конфиденциальности разговора.

- Ваня, нужен твой совет. Мне нужны люди, желательно наши земляки и много. По оплате не обижу.

- А зачем, если не секрет?

- Понимаешь, Ваня, мы сейчас здесь запускаем с местными несколько интересных проектов. В ближайшее время к нам присоединятся друзья Кера и компании, практически все выходцы из империи. Мне нужны люди, которым я могу доверять.

- Тогда можеш кинуть клич на форуме землян.

- Это само собой, но лучше если люди придут по рекомендации. Так что если есть варианты – подумай над ними. Хорошо?

- Договорились.

***

- Не оставляй меня здесь одну. Я буду помогать тебе во всем, только возьми меня с собой, а то я с ума сойду пока ты прилетишь…

Мы лежали обнявшись с Кьяри в моей каюте, куда зашли во время экскурсии по крейсеру и основательно здесь задержались.

- А как же твоя работа, родственники? Мне завтра ненадолго улететь надо, дня на три-четыре, а потом я вернусь.

- Я договорюсь на работе. Я не хочу тебя отпускать. Мне хватило двух месяцев без тебя.

- Хорошо. Тогда беги решай вопросы и собирай вещи. Тебе помочь?

- Я сама со всем справлюсь, вот только приведу себя в порядок и побегу

Кьяри быстро поцеловала меня и убежала в душ, а я через Боцмана вышел на местную линию связи и связался с Эрлом:

- Привет, Эрл. Можешь говорить?

- Да, Александр, слушаю

- Скажи, Эрл. Как у вас на Торвене обстоят дела с оформлением отношений? Ну там обряды какие, регистрация?

- Ты хочешь оформить свои отношения с Кьяри?

- Да. Мне она нравится, я ей похоже тоже, так чего тянуть?

- А она знает об этом?

- Пока нет, я пока хочу узнать как это происходит у вас. Просто в разных местах все происходит по разному, вот я и интересуюсь.

- Ну, вообще, если по правилам, то жених просит руки у родителей невесты, а потом идет регистрация в планетарном бюро регистраций. Церемония проводится обычно только для родственников и друзей, после чего пара становится мужем и женой

- Почти как у нас, на Земле. А насколько сложно это сделать? Надо заранее заказывать проведение церемонии?

- В принципе все несложно. Обычно церемонию заказывают заранее, но в некоторых случаях оформляют сразу. А что?

- Да дело в том, что я, точнее мы, завтра улетаем и я хотел бы до отлета решить этот вопрос. К кому нужно обратиться?

- Я сейчас попробую это уладить, свяжись со мной через полчасика. Кстати, а что насчет церемонии?

- Все по полной, но на сегодня. Я тогда с Кьяри решу вопрос по форме одежды и гостям, а ты договорись насчет церемонии. Лады?

- Лады, родственничек, – усмехнулся Эрл и отключился.

Кьяри вышла их душа буквально через пару минут:

- Я готова, проводишь меня?

- Подожди, Кьяри. Нам надо поговорить, присядь. – Я притянул ее и усадил к себе на колени.

- Что-то случилось? – несколько обеспокоенно спросила она.

- Кьяри, я хочу чтобы ты стала моей женой. Эрл уже договаривается насчет церемонии на сегодня, но я так и не спросил твоего желания. Ты согласна?

Кьяри крепко обняла меня и прошептала: – Да, но это так неожиданно…

- Для меня тоже, но, мне кажется, что так будет лучше. Но у нас мало времени и нам надо быстро решить со списком гостей и одеждой для церемонии. Здесь я полагаюсь только на тебя, так как я совершенно не в курсе местной моды. Если бы мы были на Земле, то ты была бы в ослепительно белом платье, а что носят по такому поводу здесь я даже и не догадываюсь.

- В таком случае нам надо поторопиться. А с гостями… Я так понимаю, будет твой.. – Кьяри немного замялась, – наш экипаж, Эрл, Клари. А остальные – на твое усмотрение. Все равно, кроме Эрла и Клари, у меня родственников нет.

- Хорошо. Тогда я приглашаю всех, с кем я здесь сотрудничаю и отправляемся за платьем. Как тебе такой план?

- Просто замечательный.

Я разослал официальные приглашения на торжественное мероприятие по случаю регистрации брака всему экипажу и своим партнерам, а сам с Кьяри отправился на планету за платьем.

***

В магазинчике на планете мы купили как платье для Кьяри, так и костюм мне. Покрой костюма был непривычен, но в целом все было неплохо. Помимо покупки одежды мы прекрасно провели время: погуляли в красивом старинном парке, пообедали в приличном ресторане, покатались на местном аналоге рикши..

Вначале на меня обращали внимания, точнее, я выделялся своим пилотским комбинезоном. Но после того как я купил в небольшом магазинчике местную одежду и переоделся – все наладилось. Мы теперь ничем не отличались от отдыхающих в парке парочек, чем мы и пользовались: также как они гуляли, обнимались, целовались. В общем, время пролетело очень быстро.

По возвращении на станцию мы закинули вещи на крейсер и зашли к Эрлу уточнить как идет подготовка к такому знаменательному событию. У Эрла мы застали полковника, который горячо поздравил нас с предстоящей регистрацией.

Уточнив в деталях где, кто и когда, полковник умчался, а мы, поболтав немного с Эрлом, тоже отправились готовиться.

Церемония прошла на удивление легко, быстро и весело. После этого посидев часа три в местном ресторане мы вернулись на крейсер уже законными мужем и женой. Длинный и насыщенный приятными событиями день закончился.

***

Несмотря на веселую свадьбу с распитием крепких напитков, утром мы, взяв на борт техников и пилотов для транспортников, вылетели по расписанию. Из экипажа на станции остались только Иван и Кер, для подготовки и проведения операции в системе Кейнри.

А мы уже через несколько часов были в нужной системе. Два часа на маневрирование в астероидном поясе, обмен кодами доступа с дежурившими в автоматическом режиме крейсерами охраны. Доступ получен, мы на месте.

Кьяри с интересом рассматривала окружающую корабль обстановку. Ей было интересно все, что происходило вокруг нас, а особенно деловитая суета дроидов на восстанавливаемых кораблях. Предложив ей надеть легкий скафандр и прогуляться в ремонтную зону, я чуть не был задушен от избытка эмоций. Когда страсти улеглись, мы, одевшись в скафандры, все-таки отправились на ближайший транспортник.

За прошедшие с начала ремонта три дня, дроиды времени не теряли и успели выполнить большой кусок работы: разобрали все что было можно, протестировали корпуса и устранили найденные дефекты, проложили новые коммуникации и усиленные энерговоды, установили реакторы. На очереди были установка двигателей, перестройка рубок, установка шахт под новые искины, установка вооружения и еще куча всего разного. В общем дня за три должны управиться. Я пока решил оставить корабли в виде грузовых транспортников, поэтому не стал заниматься построением кают для пассажиров, а для экипажей вполне должно было хватить существующих.

Распределив прибывших с нами техников и наметив им фронт работ, мы с Кьяри вернулись на крейсер.

- Саша, а почему ты не ставишь мне нейросеть? Я бы тогда помогала тебе..

- Понимаешь, Кьяри, сейчас у меня есть только устаревшие нейросети. Недели через две-три мы будем с империи Аратан, там я смогу поставить тебе гораздо более новую нейросеть. Потерпи немного.

- А что, нельзя сейчас поставить а потом поменять?

- Можно, конечно. Но нужно ли ставить на две недели?

- А давай сейчас поставим какая есть, а когда новую купим тогда и посмотрим сразу ставить или чуть позже. Ты ведь и сам сможешь мне ее установить, не обязательно это делать в империи?

- Хорошо, хорошо, уговорила. А какую профессию ты хочешь освоить?

- Сейчас я технолог производства и мне эта работа нравится, поэтому я бы хотела тоже что-то техническое, связанное с производством.

- Тогда давай посмотрим, что у тебя по исходным данным и будем определяться. Идем в медотсек.

Пройдя в медотсек крейсера, я уложил Кьяри в капсулу диагноста и запустил детальное тестирование. Пользуясь случаем я решил совместить тестирование на интеллект с медицинским.

Вся процедура заняла двадцать минут, после которых крышка плавно поднялась вверх, а из капсулы выглянула Кьяри, пытаясь разглядеть, что написано на дисплее.

- Ну что?

- Все отлично, – обрадовал я ее и себя. – Индекс интеллекта составляет 168 единиц, что является очень высоким результатом. И со здоровьем тоже почти все отлично, но это “почти” уберется в капсуле за двадцать минут перед установкой нейросети.

- А какую нейросеть можешь поставить?

- Раз ты хочешь работать с производством, то ставить тебе лучше инженерную или техническую нейросеть. У меня есть “Техник-5УМ” или “Инженер-5МР”, обе пятого поколения. Давай поставим Инженера, так как он дает прирост интеллекта на 1 процент больше – 27%, вместо 26%, что составит 45 единиц. Вместе с базовым индексом получается 213 единиц, что полностью перекрывает инженерный минимум в 200 единиц. А еще мы поставим импланты на память и интеллект, на силу и реакцию.

- А в чем отличие инженерной и технической нейросетей?

- Разница, как обычно, в деталях. Техническая больше приспособлена для управления ремонтными дроидами и искинами – основным рабочим инструментов техника. Инженерная также имеет возможность управления ремонтной техникой, мало того, можно управлять техникой выше четвертого класса. Это возможно за счет более мощного нейропроцессора в ядре сети для ускорения и оптимизации расчетов.

- Хорошо. А у меня такой вопрос, если я сейчас изучу что-то, это останется со мной после замены нейросети?

- То, что ты выучила, навсегда остается с тобой. Пропадает информация, которую просто закачали, но не выучили. Но, учитывая, что мы никуда не торопимся, мы будем закачивать базы по мере изучения. Ну что, ты готова? Не передумала?

- Готова. Страшно немного, но готова.

- Тогда ложись и расслабься, все под контролем.

Кьяри улеглась обратно в капсулу и я дал команду на начало операции.

***

Пока Кьяри находилась в медкапсуле, я занялся составлением плана по ремонту и использования корабля, бывшего пиратской базой. Вначале я думал использовать его как свою базу, но после некоторых размышлений я пришел к выводу, что это нецелесообразно. Он гораздо больше подходил на роль флагмана флота.

Корабль был огромным. Больше среднего, но чуть меньше большого транспорта. Конечно, почти все, кроме корпуса и небольшого реактора, отсутствовало. Но корпус был хорош, сейчас так уже не строят. По моим скромным прикидкам корпусу корабля было лет под девятьсот, если не больше. Повозиться с ним, конечно, придется, но и кораблик будет ой как удачен. Решено, я его восстанавливаю.

Для начала активировал свой “личный” ремонтный комплекс, который находился на Терре и отправил его на диагностику корпуса и создание точной трехмерной модели, для дальнейшего проектирования. Пока дроиды работали, я пока предварительно прикидывал какие двигатели подойдут и общую их компоновку. Предварительно получалось минимум четыре двигателя от линкора, но в окончательную схему попала компоновка с шестью – запас карман не тянет, в конце концов не обязательно в обычной ситуации задействовать все. Зато если будет надо – убежит ото всех.

Я так увлекся моделированием и подбором необходимых компонентов, что чуть не пропустил момент окончания операции. Хорошо хоть медкапсула прислала уведомление об окончании процедуры. Встретив Кьяри из медкапсулы, я решил сам лично побывать на будушем флагмане и “пощупать его руками”. Взяв с летной платформы штурмовой бот, мы с Кьяри выдвинулись на поиски приключений.

Вся “прогулка” заняла три часа – почти на пределе наших легких скафандров, срок автономности которых составляет четыре часа. Мы с Кьяри облазили практически все и я укрепился в принятом решении. Сейчас гражданские корабли так не строили. Продуманность конструкции, огромный запас прочности позволяли его модернизировать и перестраивать как угодно, при условии не повреждения целостности корпуса. Пока мы бродили изучая корабль, Кьяри тоже не теряла времени даром и задавала вопросы, многие их которых, если бы не выученные высокоуровневые базы знаний, поставили бы меня в тупик. Причем вопросы осмысленные и нетривиальные, которые заставляли задумываться и смотреть на ситуацию под другим углом, что наталкивало на новые решения. Я в который раз убедился, что мне досталась не просто красивая, но еще и необыкновенно умная жена. После учета всех изменений в проекте, он стал гораздо лучше и даже немного проще в реализации.

Единственно что немного огорчало, это то, что двигателей, нужных для этого красавца, у нас не было. С другой стороны, пока дроиды установят реакторы, энерговоды, коммуникации и все остальное, мы уже вернемся из империи, где и постараюсь закупить недостающее.

***

Восстановление транспортников заняло четыре дня. За это время был выполнен громадный объем работы, некоторых техников приходилось чуть ли не силой отправлять отдыхать. Пилоты от техников тоже не отставали и с огромным энтузиазмом изучали свои корабли. Все были на подъеме – еще бы, еще недавно они и мечтать о таком не могли, а тут сразу все: и интересная работа в космосе, и возможность посмотреть на другие звездные системы, и пообщаться с представителями иных цивилизаций…

Так что к моменту завершения ремонта экипажи знали свои корабли до последнего винтика. Погрузив два из четырех работавших здесь ремонтных комплекса и переведя оставшиеся два на будущий флагман мы небольшим конвоем из пяти кораблей отправились на Торвен. На месте остались только ремонтируемый транспорт и крейсера охранения.

***

Иван с Кером стояли на станции и смотрели на медленно удаляющуюся “Терру”. Когда крейсер уже начал разгон и стал уменьшаться отдаляясь, Кер повернулся к Ивану и сказал:

- Ну что, Иван, идем, с полковником поговорим?

- Идем, Кер, – согласился Иван и легко подняв рюкзак с личными вещами пошел в сторону местной СБ, где договорились встретиться все заинтересованные в предстоящем рейде лица.

Когда Иван с Кером вошли в помещение Службы Безопасности, из-за стола дежурного поднялся молодой человек и, уточнив цель посещения, проводил их в кабинет. Там уже находились Кион, Ард Кром, Эрл Янг и еще пару человек.

- Все в сборе, – после приветствия сказал Ард Кром. – Знакомьтесь. Это наши партнеры: майор мобильной пехоты Иван Келлер и мастер по щитам Кер Лотс. А это лейтенант Ник Торн, старший нашего силового подразделения и Ун Соли, старший в службе безопасности торгового флота. Ну что, раз все уже знакомы, может быть начнем?

Заседание продолжалось два часа, за которые черновой план был выработан и утвержден. Для участия в операции решили задействовать всех подготовленных на данный момент штурмовиков, общим числом тридцать пять бойцов: пятнадцать от СБ Торвен, двадцать от флота. Иван шел вместе с ними, осуществляя общее руководство. Кер был на крейсере и обеспечивал прикрытие места высадки. Полковник Ард Кром и Эрл Янг после долгих споров смирились с тем, что в полевой операции они не будут принимать участие.

План был прост: в систему Кейнри они летят на тяжелом крейсере, высадку на планету осуществляют на четырех штурмботах, по девять человек на штурмботе. Из средств усиления решили брать только легких дроидов, так как особых проблем не предвидели, а тяжелые боевые скафандры предполагали достаточную защиту от любого вооружения, которое могло быть у охраны Дак Шедва.

По процедуре: высадка, захват фигуранта, публичная казнь после быстрого, но справедливого суда. Поводов было достаточно даже в протоколах допроса пиратов, а тем более планировался допрос перед телекамерами в прямом эфире с применением “сыворотки правды”.

И только после этого на планету высаживаются Кион с полковником и Эрлом. Кион займется решением своих вопросов, а Кром и Янг займутся работой по своему основному профилю: люди нам были нужны, но брать первых встречных без проверки было огромным риском.

- Ну что ж, план составлен, – подвел итог Кер. – Предлагаю провести совместную тренировку в условиях, приближенных к боевым. Полковник, Вы можете организовать нам какой-нибудь полигон на планете? Идеально было бы с моделированием городских условий.

- Есть такое место. Это полигон для отработки совместных действий наших экстренных служб. Недавно там проводили учения по борьбе наводнением как раз в условиях города. Так что декорации должны сохраниться. Я сейчас же свяжусь с Кимом Доу и постараюсь решить этот вопрос. На когда договариваться?

- Нам нужно часа два для того, чтобы экипировать и вооружить бойцов. После этого мы готовы стартовать. Крейсер и штурмботы командой освоены, операторы дроидов – готовы. Так что через два с половиной часа мы можем уже быть на полигоне.

- Хорошо, тогда я связываюсь с премьером, а Вы пока готовьте людей. Я скоро буду, так что и мне оставьте скафандр – разомнусь вместе с Вами.

- Тогда ждем на крейсере. Скафандры и вооружение уже там, вчера перевезли со склада. – сказал Кер и все, кроме полковника, направились на крейсер.

***

Полковник Ард Кром подождал, пока его кабинет освободится и набрал номер:

- Приемная премьер-министра – послышался голос

- Дерек, соедини меня с Кимом, – сказал Ард

- Минуточку, господин полковник, соединяю, – сказал секретарь и через мгновение Ард услышал голос премьер-министра Кима Доу: – Слушаю?

- Привет, Ким. Это Ард, есть дело.

- Привет, Ард, говори.

- Помнишь тот полигон, который используют наши аварийщики для тренировок?

- Конечно помню, столько денег уходит на его поддержание, а что?

- Я хочу его на сегодня занять для тренировки. С кем мне решить этот вопрос? Все-таки другое ведомство, я там никого не знаю.

- Сейчас я переговорю. А что за тренировка, вы же на тренажерах занимались?

- Не по связи, Ким. Прилетай, сам посмотришь, там и поговорим. Договаривайся, мы там будем через два часа.

- Хорошо, я сейчас решу этот вопрос.

- Отлично. Тогда через два часа там и увидимся. До встречи. – Полковник отключился. А теперь надо поторопиться и себе подобрать “плюшки” в виде скафандра и вооружения. Тем более, что с Александром была предварительная договоренность, что они смогут оставить их себе (не даром, конечно). Так что, хоть, согласно полученному от Александра перечню, такого добра было много, поторопиться стоило.

***

Выйдя из помещений СБ, все разошлись: Иван и Кер направились на крейсер, Ник Торн и Ун Соли умчались за своими подчиненными. Договорились, что через двадцать минут они будут у входа в выделенный им ангар. Кион также покинул их и ушел в клинику.

- Ну, что скажешь, Кер? -спросил Иван, когда они остались вдвоем.

- А что говорить, Ваня. Все покажет тренировка. Ребята хоть и выучили базы и тренировались на тренажерах, но ты же сам прекрасно понимаешь, что спаянным подразделение становится только после совместных тренировок и парочки боев. А с этим у нас никак.

- Вот и о том же. Ладно, скоро все увидим.

Войдя на крейсер, Иван собрал в кают-компании на инструктаж экипаж крейсера (восемь человек), пилотов штурмботов (восемь человек), операторов дроидов (десять человек) и техническую службу (пять человек).

- Пришло время посмотреть как Вы учились и что из изученного усвоили. Через пятнадцать минут сюда прибудут две команды штурмовиков для участия в совместной тренировке. Часа полтора уйдет на экипировку, после этого мы вылетаем. Координаты места операции я сообщу после вылета.

Легенда тренировки следующая: захват главаря террористов в условиях густонаселенного города. На операцию идут все четыре штурмбота с приданным десантом и средствами усиления в виде легких дроидов.

Исходя их вышесказанного, технической службе проверить техническое состояние средств усиления и штурмботов. Всем остальным тоже проверить все. Задача ясна? Разойдись.

Команда, оживленно переговариваясь, направилась к выходу их кают-компании, а Ивану на нейросеть поступил сигнал от искина корабля, который сообщил что в ангаре перед входом в крейсер собрались команды штурмовиков.

Иван поспешил к входу. Он как раз вышел из шлюза, когда в ангар вошел полковник Ард Кром и улыбаясь направился к нему.

- Все в порядке, я договорился. На сегодня полигон наш.

- Вот и отлично. Я так понимаю, премьер-министр тоже будет присутствовать?

- Да. Мы договорились, что он приедет

- Хорошо. Тогда, полковник, я буду просто наблюдателем. Принимайте командование. Я так понимаю, у Вас было время изучить базы “Штурмовик”, “Оружие” и “Руководство в бою”?

- Да. Четвертый уровень. Еще “Рукопашка”, “Средства усиления”, “Первая помощь”.

- Так Вы еще и дроидами управлять можете?

- В теории да, но, сами понимаете, практики не было.

- Хорошо. Тогда после общей тренировки устрою Вам небольшую личную.

- А вот за это спасибо, майор.

- Хорошо, полковник. Стройте людей.

- Есть. – Полковник, хоть и был в более высоком звании прекрасно понимал, что майор Келлер на две головы выше по практическим знаниям. Потому и принимал такое подчиненное положение, осознавая, что базы базами, но практический опыт ничего не заменит. А консультации майора как специалиста-практика дорогого стоят.

- Отряд становись.

Две команды выстроились в две разные шеренги.

- Отставить. – Остановил построение майор. – Сегодня Вы все будете проходить тренировку как одно подразделение, под руководством полковника Арда Крома. А теперь, командуйте, полковник.

- В одну шеренгу становись. Направо, на крейсер шагом марш.

Иван дал команду искину крейсера и в коридоре зажглись указатели в виде стрелок на полу. Полковник завел подразделение в указанный отсек трюма и дал команду:

- Подразделение, стой. Налево. Вольно.

Полковник, повинуясь жесту Ивана, стал в строй, а Иван вышел перед строем:

- Добрый день, бойцы. Прежде чем мы продолжим, позвольте сказать несколько слов. – Иван дал команду искину корабля и переборка напротив стоящих в строю десантников начала медленно подниматься, открывая ряды стоящих скафандров. – Как Вы уже знаете из баз знаний, перед вами тяжелые боевые скафандры ШБС-638, что означает Штурмовой Бронированный Скафандр шестого поколения, третий класс защиты и модель номер восемь. Скафандры, находящиеся пере вами, почти одинаковы. Здесь есть четыре модификации: офицерские, командные (или как их называют сержантские), штурмовые и разведывательные. Это всё разновидности одного скафандра, но с соответствующим уклоном. Кто мне скажет, почему такое разделение и в чем оно заключается? Например, Вы, представьтесь.

- Сержант Эрл Кон. Офицерские скафандры обладают системой связи уровня рота-полк, тактическими искинами, повышенным запасом мощности и более сильным вооружением. Командные отличаются системами связи уровня взвод-рота. Разведывательные скафандры обладают более высокой скоростью передвижения и запасом энергии для перемещений, дальностью действия связи. Штурмовые скафандры – обычная стандартная модель. Каждый скафандр имеет систему связи, встроенный реактор, генератор силового поля, реактивные движители, системы навигации, управления огнем, определитель свой-чужой, автоматическую медицинскую аптечку, систему герметизации при повреждении, системы жизнеобеспечения, питания, выведения отходов жизнедеятельности. Автономность скафандра без смены картриджей системы жизнеобеспечение составляет тридцать шесть часов. Предназначен для работы как в условиях атмосферы, так и в вакууме.

- Отличный ответ, все так и есть. Сейчас каждый пройдет вперед и выберет себе скафандр, согласно своей специфике: полковник Кром выбирает себе офицерский, командиры отделений – командные, остальные штурмовые. По условиям договора скафандры, которые вы выбираете, остаются закрепленными за вами и после тренировки и участия в акции. Они становятся собственностью ваших организаций и будут выкуплены. Так что, каждый выбирает себе свой личный скафандр, которым будет пользоваться как минимум до окончания срока службы. Все скафандры, хоть и бывшие в употреблении, но прошли полную диагностику и необходимое обслуживание. Вопросов нет? Разойдись.

Десантники, радостно переговариваясь направились к замершим ровными рядами скафандрам. Полковник последовал вслед за ними также не скрывая радостного предвкушения: еще бы, владеть скафандром, который ему нравился и с которым он был уже “заочно” знаком при помощи тренировочной капсулы. Он подошел к группе из трех офицерских скафандров и остановился перед ними, не зная какой выбрать: скафандры были совершенно одинаковые. Рядом с ним остановился тихо подошедший Иван.

- О чем задумались, Ард?

- Да вот, думаю, какой выбрать…

- А вы посмотрите внимательно, постарайтесь его почувствовать. Такие вещи надо сердцем выбирать. Скафандр в бою ближе всех и от него зависит ваша жизнь и здоровье. Так что постарайтесь сами определиться: закройте глаза, направьте ему поток любви и постарайтесь его почувствовать. Какой скафандр откликнется, ответит – тот и будет вашим. Я серьезно говорю, – добавил Иван, глядя как на него смотрит полковник. – Меня так учил мой первый взводный сержант, кстати он тоже был родом с моей планеты. Так вот, он говорил, что у каждой вещи, а тем более такой сложной как скафандр, есть душа. И если выбрать вещь, душа которой совпадает с вашей, то такая вещь прослужит гораздо дольше и лучше, чем любая другая, выбранная наугад.

Иван немного помолчал и хмуро добавил.

- И я точно так же выбирал себе скафандр. Он спас меня, когда выжить было нереально. Медики еще удивлялись как я выжил, когда попал под плазменный заряд и скафандр полностью расплавился на мне, а у меня даже не было ожогов, а только сильная контузия от близкого разрыва. Медики потом два часа вырезали меня из остатков скафандра – я был как статуя, весь из брони, только шлем уцелел. Вот и думайте после этого, верить мне или нет.

Иван задумавшись отошел в сторону, не заметив, что его слушал не только полковник, но и остальные десантники, которые притихнув стали совсем по другому осматривать и выбирать скафандры.

***

Наконец за час все уже определились со своими скафандрами и даже успели их опробовать. Все были в полном восторге от этих совершенных орудий защиты и убийства. Когда все немного успокоились, Иван, также облачившийся в свой скафандр, правда модели ШБС-939, провел их в другой отсек трюма, где они получили штатное вооружение и боезапас. После этого их провели ан летную палубу к штурмботам и ознакомили с задачей.

- Итак. Слушайте внимательно. Задание следующее: захват главаря террористов. Место проведения: база террористов в центре города. План помещений, количество и структура охраны не известны. Высадка на штурмботах, из средств усиления – легкие дроиды. Командует полковник Кром. Вопросы? Тогда по штурмботам, вылетаем.

Десантники заняли места в штурмботах, а Иван прошел в рубку крейсера и уселся возле Кера.

- Ну как? – спросил его Кер.

- Как дети малые с новыми игрушками, – ответил Иван. – Наверно я тоже был таким. Боже, как же давно это было…

- Мы все через это прошли, – согласился Кер. – Со временем энтузиазм конечно пройдет, да и после НАСТОЯЩИХ боевых действий ты все равно становишься другим, но это у них все еще впереди. Твоя задача по максимуму подготовить их к этому, а пройти через все это они должны уже сами.

- Да все я понимаю, но как-то не по себе. Гораздо проще самому. Ладно. Начинаем.

Иван отправил пилотам и десантникам план предстоящей операции и дал команду на вылет.

- Диспетчер – крейсеру “Решительный”.

- Диспетчер на связи.

- Все системы герметизированы, прошу произвести расстыковку и нужен безопасный коридор для прохода в квадрат 25-37.

- Координаты выхода отправил, воздух из шлюза откачан, есть расстыковка. Удачи, “Решительный”

- Спасибо, Диспетчер.

Кер внимательно наблюдал за работой пилотов крейсера, но пока не видел никаких поводов для замечаний. Все происходило спокойно и штатно. Крейсер плавно отстыковался от станции и ускоряясь направился по маршруту.

***

Крейсер набирал скорость а Кер в уме прокручивал задание, разосланное всем участникам операции, пытаясь понять, что не так. Решив, что проще обратиться к первоисточнику, он повернулся к Ивану

- Ваня, я что-то до конца не могу понять смысл задания

Иван в ответ улыбнулся:

- Я так и знал, что ты догадаешься, что что-то не так.

- Очередной тест?

- Конечно, Кер. Хоть они и выучили базы и тренировались в тренажерах, это все не делает их штурмовиками. Полученные таким путем знания не должны мешать думать головой и вникать в задание. Я ведь не зря несколько раз переспрашивал, есть ли вопросы. Они, как минимум, должны были спросить, а как собственно они поймут кто им нужен: фотография или описание. А они понадеялись на свою “крутизну”, мол на месте разберемся. Вот с такими настроениями мы и будем бороться. Поверь мне, гораздо лучше если их сейчас на тренировке обломать, чем если в бою мы понесем совершенно ненужные потери. Было бы у меня время, хоть с пару месяцев, я мог бы их хоть как-то натаскать, а так, надо сразу сбить с них радостную эйфорию и, как ни банально звучит, ткнуть лицом в грязь. Ты кстати, тоже к пилотам присматривайся. Я более чем уверен, что они забудут все чему их учили и никакие противозенитные маневры применять не будут: как же, мирная планета…

Иван помолчал немного и продолжил:

- Мне повезло, я попал в подразделение, где был отличный сержант, который быстро выбил всю дурь из неопытных пацанов. В других подразделениях, где обучали более формально, после первого боевого столкновения потери доходили до 90 процентов, а мы потеряли только 3…

- Ты прав. Я тоже такое видел на флоте. – Кер помолчал, вспоминая свое. – Обломать значит? Раз надо для дела – сделаю.

- Ну хорошо, Кер. Скоро нужный квадрат, пойду на штурмбот – буду наблюдать за высадкой вблизи.

Иван легко поднялся и направился на летную палубу, а Кер с большей тщательностью продолжил наблюдение за действиями пилотов.

***

- Точка разделения, штурмботам старт – послышался голос по тактической сети. Штурмботы легко выскользнули с летной палубы крейсера и устремились к планете. – Ориентировочное время до посадки десять минут.

Полковник Ард Кром сидел на скамье в штурмботе закрепленный страховочными ремнями. Рядом с ним сидел Иван, который сразу дал понять, что он наблюдатель, никаких подсказок от него не будет и решения принимать нужно полковнику самому.

Время до подлета пролетело быстро и наконец штурмботы плавно опустились на большой площади посреди макета города. Из них горохом посыпались штурмовики и сразу рассредоточились занимая оборону. Полковник покинул бот вместе со второй волной и на бегу начал отдавать приказы:

- Первое отделение, направление север, второе – восток, третье – юг, четвертое – запад. Проверить здания по-парно: первые номера проверяют, вторые – страхуют.

Штурмовики бросились перебежками выполнять команды передвигаясь между домами. Площадь опустела, на ней остались только штурмботы, пилоты которых также вышли и начали спокойно рассматривать окружающую их обстановку. Через десять минут начали поступать доклады, которые в основном содержали только одно: чисто, никого нет.

Выждав еще минут пятнадцать, за время которых десантники спокойно вернулись обратно на площадь, Иван дал команду на построение.

Когда все, включая пилотов, построились Иван вышел перед строем и начал “разбор полетов”:

- Задание вы все провалили. Кто мне может рассказать что было сделано неправильно и почему?

Десантники начали недоуменно переглядываться.

- Никто? Значит начнем с самого начала. Пилоты штурмботов, шаг вперед. Начнем с Вас. Скажите, вы такое понятие как противозенитный маневр изучали? Тогда почему приземление было плавным и вальяжным? Вы что, на танцах? Вас, пока Вы таким образом приземлялись, по три раза уже сбили и всю операцию Вы, лично Вы, уже просрали… Теперь следующий момент. Какая задача штурмботов после высадки десанта? Прикрывать десант? А что Вы могли прикрыть с земли? А потом вообще покинули свои корабли, красавцы. Всего один (!) вооруженный враг, пробравшийся сюда, и о штурмботах можно забыть. – Иван повернулся к десантникам. – А Вы что улыбаетесь? Думаете, что вы выглядели лучше? Где охранение средств высадки? Или Вы собрались потом пешком на орбиту возвращаться? Почему дома проверялись не полностью? Заглянуть на первый этаж – это не проверка. Дом проверяется от подвала до крыши и это еще ничего не гарантирует: есть потайные места, подземные ходы, канализационные трубы, в которых может прятаться противник. Пока дом полностью не проверен, никто дальше не двигается, нельзя в тылу оставлять потенциального противника.

Иван помолчал немного, давая возможность осознать десантникам его речь, и продолжил.

- Общая оценка – ужасно. И она началась еще до вылета. Почему никто (!) не спросил как минимум описание или фотографию того, кого мы ищем? Я не зря спрашивал, есть ли вопросы. Вопросов ни у кого не было, как нет и результата. Поймите, знания полученные из баз не отменяют необходимости думать головой. Навыки стрельбы и умение передвигаться в скафандре еще не делает вас специалистом штурмовиком. Вы должны не только это уметь, но и постоянно анализировать обстановку вокруг, думать о путях достижении нужного результата и искать возможность для повышения своей эффективности. Даю пятнадцать минут на обдумывание, потом с предложениями по исправлению ситуации жду командиров отделений. Разойдись.

Иван повернулся, подошел к штурмботу и присел на порог открытого десантного отделения. Через пару минут к нему подошел полковник и присел рядом.

- Да, майор. Давно я таких выволочек не получал.

- Поймите, Ард. Это нужно было сделать, если мы хотим сохранить этих мальчишек. По другому нельзя.

- Да я могу это понять, но все равно обидно. Я не пацан какой, сам понимаешь…

- Ард. Если Вы заметили, критике подверглись не Вы лично, а действие ВСЕГО подразделения. Я специально не заострял внимание на общем руководстве, хотя команды отданные Вами лично и были в основном правильными. Хромало именно ИСПОЛНЕНИЕ, причем у всех. Так что лично Вам обижаться как раз не стоило, а вот обратить внимание на недоработки – нужно обязательно. Но ничего, если все получится, то мы построим свой полигон, там я и буду всех дрючить до кровавого пота, пока не будет все идеально получаться. Как сказал у нас один полководец, тяжело в учении – легко в бою.

- Золотые слова

- Вот и я том же. А еще у него есть другое высказывание: каждый солдат должен знать свой маневр. Это к тому, что во время боя бойцы должны выполнять свою работу автоматически, не задумываясь о том, что за чем следует. Вы же не даете для ходьбы команду переставить вначале левую, а потом правую ногу? Вот и мы будем добиваться автоматизма. Ну все, время для размышлений истекло, давайте работать. Стройте людей.

Полковник встал и пошел отдавать команду на построение. Иван посидел еще с полминуты, встал и направился к построившейся шеренге.

- Итак. Давайте начнем с начала, но с небольшим отличием. Я сейчас перевожу скафандры и оружие в тренировочный режим. – Иван дал соответствующую команду по тактической сети и углу тактического дисплея скафандра появился значок “тренировка”. – Что это значит? Это значит, что вооружение заблокировано и вместо выстрела производится импульс маркером и при попадании в скафандр, фиксируется соответствующее попадание. Если щит уже “просел”, то данный участок “повреждается”. Если попадание в ногу, то данная нога скафандра перестает действовать и блокируется в текущем положении, если в шлем, то он становится черным и скафандр полностью блокируется. Понятно? Так вот. Я остаюсь здесь, а Вы взлетаете и повторяете все сначала, с одним отличием – Вашим противником буду я. Да, чуть не забыл, все попадания фиксируются и потом можно посмотреть, кто кому и куда попал. Если вопросов нет, то начинаем.

***

Но сразу начать не получилось, так как к ним подошел Ким. Он издали наблюдал за происходящим и, заметив что появилась пауза, решил присоединиться для получения детальных объяснений.

- Добрый день, Иван. Привет, Ард. Что-то ты выглядишь не радостным. – спросил он, подходя ближе.

- Тренируемся, Ким. Отрабатываем высадку и захват плацдарма, а Иван нас поправляет.

- Да, господин премьер-министр, обычный учебный процесс. Кстати, нам бы где-то место под тренировочный полигон выделить, чтобы можно было оборудовать по всем правилам, а то здесь мы можем только самые простые элементы отрабатывать. К кому нужно обратиться?

- Обсудить вопрос можно со мной, я потом подниму этот вопрос на собрании правительства. Какой участок нужен и какие к нему требования? Тем более, как я понимаю, мы его тоже сможем использовать для подготовки своих специалистов?

- Конечно. Для этого и будет создаваться. А по требованиям – желательно уединенное удаленное место, лучше если на острове, чтобы случайных пострадавших не было. А по габаритам – все зависит от желания. Минимум – квадрат со стороной километра три, максимум – без ограничений.

- Хорошо. Мы обсудим этот вопрос на ближайшем заседании. Я сообщу Вам варианты, а Вы выберите лучший.

- Хорошо. Тогда, если Вы не против, мы продолжим, а то времени мало, а намечено еще много.

- Да-да, конечно, господин майор. Был рад Вас видеть. Я с вашего позволения задержу на пару слов полковника?

- Конечно, господин премьер-министр, до свидания. – Ответил Иван и направился к штурмовикам, стоящим возле ботов.

- Ну что , Ард, ты что думаешь по этому поводу?

- Что могу сказать, Ким. Облажались мы по полной на этой тренировке, несмотря на выученные базы и тренировки в капсулах. Ты только представь, я, оперативник службы безопасности с огромным опытом, так радовался новым игрушкам, что забыл уточнить приметы объекта, которого мы должны найти и захватить!!! Да, какие-то знания и умения у нас есть – по крайней мере никто по ошибке никого не пристрелил, и это уже хорошо. Но без отработки совместных действий на практике, пока полный ужас. Так что майор прав на сто процентов – не готовы мы пока к самостоятельной работе. Индивидуально каждый из нас стоит нескольких обычных солдат, но вместе мы пока просто толпа, как бы неприятно было это говорить. Вот такие дела, Ким.

- Майор сказал, что это нормальный учебный процесс.

- Да. Мне он тоже такое сказал, после того как все что думает высказал. Говорит, что так и было задумано, чтобы нас на землю опустить. Теперь я понимаю, что он прав и это было нужно сделать, но как обидно – даже не могу тебе передать.

- Ладно, не раскисай. Тебе еще тренироваться надо.

- Хорошо. Я тогда побежал, а когда освобожусь – встретимся. – Полковник повернулся и скорым шагом отправился к штурмботам. Через несколько минут штурмботы взлетели, чтобы через минут двадцать опять начать высадку.

***

Следующие шесть часов превратились для десантников в самый настоящий ад.

При первом заходе штурмбот, на котором летел полковник, тряхнуло и голос искина заявил: “Попадание плазменного разряда в правый двигатель. Двигатель выведен из строя.” После чего свет в салоне погас и на тактическом дисплее все первое отделение окрасилось в красный цвет как погибшие. Через пять минут точно также погасло второе отделение, потом третье и четвертое. Высадка была провалена.

Когда боты приземлились на площади и все уныло вылезли на улицу, их встретил Иван и спросил:

- Теперь понятно, как можно сорвать высадку и последующий бой?

- Понятно. Просто сбить садящиеся корабли.

- Отлично. Первый урок выучили? Начинаем с начала.

Во второй раз до места садки долетели два бота и высадили десант, который был выведен огнем Ивана за полчаса.

Наконец, с четвертой попытки была выведена схема подлета ботами с разных направлений на минимальной высоте, вжимаясь в любые складки местности.

В конечном итоге на шестом заходе удалось зацепить Ивана и, пользуясь заблокированной скафандром ногой, выиграть наконец хоть одну партию. У десантников, видящих свой прогресс, наконец появились улыбки, да и Иван стал немного мягче.

- Итак, – сказал он, собрав в очередной раз всех. – У нас наметились некоторые успехи и, чтобы их закрепить, меняем правила игры. Первое и второе отделения – высадка, третье и четвертое – защита. Потом меняются местами. Я играю роль объекта. По местам, начали.

Вот тут и началось веселье. Силы защитников и атакующих были равны, досталось всем. Такое развлечение продлилось еще часов шесть, после которых Иван дал команду возвращаться на крейсер. В целом итогами тренировки он остался доволен, так как начала нарабатываться слаженность подразделения.

***

Крейсер под управлением пока бессменно дежурящего Тонка выбирался из астероидного поля, а мы с Кьяри сидели в каюте и неспешно разговаривали. Что и говорить, поработали мы в эти четыре дня на славу: и большой объем работы выполнили, и сделали задел на будущее. Позади нас оставались только большой транспортник и автоматические крейсера охраны.

- Скажи, Кьяри, у меня все таки до конца не складывается картинка по вашей цивилизации…

- А что не так?

- Понимаешь, и у нас на Земле, и здесь в Содружестве, есть теория, что развитие такого общества как у Вас невозможно в принципе. Что цивилизацию вперед движут именно конкуренция, соперничество, войны, наконец. Я конечно знаком с вашей историей вкратце, но, насколько я видел, войн как таковых у вас не было, разделения на страны с их вечной конкуренцией – тоже. Религий и связанных с ними религиозных войн тоже нет. Буквально все кричит о том, что такого быть не может, а оно есть. Вот мне и непонятно: как такое может быть?

- А что еще ты о нашей цивилизации знаешь?

- Честно говоря очень мало: ориентировочный возраст чуть больше пяти тысяч лет, достаточно ровное развитие, монокультура. В общем знаю, что толком ничего не знаю.

- Тогда, если тебе действительно интересно, слушай. Но сначала ответь мне на один вопрос: язык, на котором мы сейчас разговариваем, ты давно знаешь?

- Еще и полгода нет, а что?

- В том то и дело, что это сразу заметно по акценту. Сразу видно, что знание языка тебе вложили, а практики не было. Сейчас уже ничего, по поначалу… Так вот, Саша, для нас это очень заметно, так как это наш родной язык.

Александр был несколько озадачен такой информацией:

- Как так может быть? Это ведь официальный язык Содружества, а вы находитесь от Содружества очень далеко..

- Чтобы это понять, я расскажу тебе легенду. Слушай.

Много тысяч лет назад, наш народ расселился на огромной территории. Это были умные, гордые, агрессивные люди. Они постоянно стремились куда-то вдаль, искали что-то новое. Они постоянно искали новое, изучали новые законы вселенной, опровергали старые – постоянно совершенствовались и развивались.

Всем управляли кланы: они заключали союзы, вели войны, в лабораториях создавались новые формы жизни. Они считали, что без борьбы нет развития для цивилизации. Вся жизнь была подчинена строгим правилам: когда воевать, когда отдыхать, когда строить, когда разрушать, но главным, было стремление вперед, к развитию, все должно было служить только этой цели

Так проходили века, тысячелетия, люди расселились практически везде, где были обитаемые планеты с подходящими условиями. Там же, где условия были не очень подходящими, они их исправляли: меняли орбиты планет, создавали атмосферу, модифицировали флору и фауну, создавали новые расы. Это было золотое время, время силы и казалось, что оно никогда не пройдет.

Они заблуждались. Около шести тысяч лет назад, а именно пять тысяч семьсот сорок два года назад, началась новая война. Что там именно произошло, мы уже точно не узнаем, но мир рухнул: все воевали со всеми, пока не уничтожили друг друга в этой бессмысленной войне. Скорее всего какой-то боевой вирус вырвался на свободу и поразил всех, кроме тех, кто находился в самых отдаленных местах.

Одним из таких мест, оказалась научная база, на которой находилось двести девяносто семь человек. Мужчины и женщины, которые остались последними, не зараженными вирусом, представителями нашей цивилизации. Так как на станции было ограниченное количество запасов, а подвоза новых, в связи со сложившимися обстоятельствами, не предвиделось, было принято решение погрузиться на корабль, найти пригодную к жизни планету и постараться начать все с начала.

Такую планету они вскоре нашли и обнаружили там колонию, которую начали создавать перед самой войной: первыми транспортными кораблями привезли около десяти тысяч колонистов и минимальный набор оборудования для создания колонии. Планировалось, что со следующими кораблями прибудет промышленное, добывающее и медицинское оборудование вместе c соответствующими специалистами. Не сложилось, война перечеркнула все планы. Кораблей больше не было и колония осталась без возможности полноценно развиваться. Вот в такой мир и попали ученые, которых встретили с распростертыми объятиями.

Учитывая, что опытных (да в принципе никаких) производственников у них не было, все технологии и производственные процессы пришлось изобретать заново, начиная с добычи руды и выплавки простого металла. Привычных 3Д-принтеров и расходных материалов к ним не было, а как можно было произвести что-либо по другому наследники погибшей цивилизации забыли уже много тысячелетий назад. Остро стоял вопрос практически со всем: начиная от наличия необходимых механизмов, заканчивая расходными материалами. Те же генераторы энергии, поставленные с первыми кораблями, могли служить до пяти ста лет, но при условии полноценного и своевременного технического обслуживания.

С чем пока не было проблем, так это с семенами и сельскохозяйственным инвентарем – учитывая мягкий умеренный климат, в этой колонии планировалось развивать растениеводство, так что хотя бы голод колонистам не грозил. Первыми привезли как раз строителей и работников сельского хозяйства, которые должны были заложить основу колонии.

Так вот, когда ученые высадились на планету, колонисты еще не знали о том, к чему привела последняя война и что произошло с остальными. Когда все колонисты осознали, что привычного мира уже нет и не будет, и что они оказались пленниками приютившей их планеты, были сделаны выводы и принят свод законов, запрещавший войны и провозглашавший целью возврат к звездам, для чего все силы колонии были направлены для сохранения и приумножения накопленных знаний. Для этого пришлось создавать свою научную школу по многим направлениям и с нуля по новому открывать законы мироздания – слишком уж фрагментарными оказались известные им знания.

Конечно, за прошедшие века были отступники, которые нарушали запреты и начинали войны, в которых гибли люди, книги, оборудование и которые отбрасывали этот мир назад в развитии. После победы над ними, их имена предавали забвению, как врагов цивилизации – настолько сильным оказался у выживших шок от последствий последней межзвездной войны. Шутка ли, чтобы выжить в изоляции, пройти все этапы от деградации до развития и выйти в ближний космос, потомкам звездной цивилизации понадобилось больше пяти тысяч лет

К тому же, они прекрасно осознавали, что кроме них наверняка остались выжившие на других планетах и рано или поздно им придется с ними встретиться. И какой будет встреча с братьями по разуму никто предполагать не мог, потому и думали сразу и о военном применении разрабатываемых технологий. Ученые работали над “многоцелевыми” технологиями, которые можно было использовать и в мирное время, и как оружие, а специально выделенные и обученные люди учились его применять.

Поэтому, когда их систему “открыли” пираты и попытались устроить террор, после первой волны растерянности, местные жители смогли взять себя в руки и дать достойный отпор нападавшим. Но при отражении атаки была уничтожена научная станция, на которой находилось много перспективных ученых. Наука опять понесла невосполнимые потери и была отброшена назад. И это накануне создания своего гипердвигателя.

С пиратами, в конечном итоге, справились, но контакты с “внешниками” поддерживать не горели желанием. Те пролетали транзитом через их систему и не рисковали связываться с местными. Только в последние лет десять ситуация сдвинулась с мертвой точки, но дело шло еще ни шатко, ни валко – “внешники” вербовали людей на работу, станция оказывала услуги по незначительному ремонту – сказывалось все-таки различие в технологиях. И дело не в разнице поколений техники. Как раз во Фронтире и зафронтирном пространстве, где находился Торвен, это не имело никакого значения. Разница была в принципах и подходах к созданию техники: разное топливо, несовместимые системы и так далее. Скажу больше, некоторые решения у “отсталых, диких торвенцев” были гораздо более тщательно продуманными, чем у представителей “технически продвинутого Содружества”. Взять то же управление гравиполями, которое применялось в производстве: представители Содружества печатали лист брони на 3Д принтере, а торвенцы отливали под давлением в форме, сформированной гравиполями, что было на порядок быстрее.

Так что сотрудничество с “внешниками”, которые размещали небольшие заказы на местном орбитальном заводе, потихоньку налаживалось. А потом и я туда прилетел.

Вот такую историю, если пересказать вкратце, поведала мне Кьяри.

- Так что получается? Вы и есть легендарные Джоре?

- Скорее их потомки. Правда, в легенде говорилось, что на этой научной базе и в колонии жили представители только одного, нашего народа, поэтому у нас и не было отклонений от основной генетической линии, как наверняка есть в других местах.

- Ну хорошо. Допустим. А язык? Он же должен был измениться за пять тысяч лет?

- Конечно, должен был и немного изменился, хоть за этим и следили. Просто мы уже достаточно давно общаемся с “внешниками” и смогли, даже не подкорректировать свой язык, а выделить его в галактический диалект, как язык иностранцев. А учитывая, что основа одна, то и изучение идет достаточно просто и быстро.

- Ну что ж, пока более менее становится все понятно. А что легенда говорит об Аграфах, которые кричат что они единственные наследники-потомки Джоре и потому имеют исключительные права на их наследие?

- Я конечно точно не скажу, но наши предки создали много разных рас, беря свою за основу. Скорее всего и Аграфы относятся к таким же расам. Расы создавались исходя из конкретных задач, которые стояли перед создателями: у кого то развивали псионические возможности, у кого-то приспосабливаемость, кто-то был устойчив к перегрузкам и повышенной силе тяжести. Поэтому все существующие расы являются нашими братьями и наследниками наших общих предков. Все имеют право на их наследие.

- С этим все согласны, кроме Аграфов, которые возомнили себя выше остальных. Кстати, меня смущает еще один момент: запреты-запретами, но агрессию нужно куда-то девать? Ее же просто так словами не унять? Тем более, что ты сама говорила, что народ в основном был гордый и агрессивный.

- С этим конечно же были огромные проблемы. Достаточно сказать, что через десять лет в колонии началась война за технические ресурсы, которых с каждым годом оставалось все меньше и меньше. Война была жаркой, никто не хотел друг-другу уступать. Население колонии уменьшилось больше чем в два раза! Кроме людей погибло большое количество книг и сделанных уже в колонии записей: стараясь сохранить знания, ученые пытались организовать библиотеку и все жители записывали то, что они помнили из обучающих программ и баз знаний. Но огромное количество таких записей было уничтожено как раз в ходе войны, а то, что осталось, содержало отрывочные и неупорядоченные знания. Потому то мы и проходили путь обратно к звездам так долго: вначале потеряли технологии, а потом огромную часть населения и накопленные знания.

А с агрессивностью все было просто: так получилось, что самые агрессивные чаще всего гибли во время войн, которые, кстати, и начинали Такой себе естественный отбор наоборот. Сейчас самые агрессивные идут служить в органы правопорядка, становятся спортсменами и так далее. Там, где нужны именно такие качества. То есть мы стараемся направить эту агрессию в мирное русло.

***

После возвращения на крейсер, Иван выстроил в ангаре всех принимавших участие в тренировке.

- Ну что ж, сегодня Вы неплохо потрудились. Есть еще проблемные места, которые мы будем шлифовать, но в целом я доволен. Сейчас приводите оборудование и оружие в идеальное состояние, получаете на складе чистые комбинезоны, душ и жду вас в столовой. На все у вас два часа времени, план крейсера с указанием доступных мест и кодами доступа всем отправлен. Время пошло, разойдись.

Десантники скорым шагом отправились в оружейную для чистки и сдачи оружия, а Иван вызвал Кера.

- Привет, Кер. Свободен? Надо поговорить. Можешь минут через двадцать-тридцать подойти ко мне в каюту?

- Хорошо, Иван, через тридцать минут буду.

Иван прошел в оружейку, поставил свой скафандр на место, вернул оружие в пирамиду и направился в свою каюту. По пути дал дроидам команду вычистить и провести обслуживание оружия и скафандра. Он специально не дал десантникам такой возможности, обоснованно посчитав, что небольшая практика по обслуживанию, столь важного для выживания собственной тушки оборудования, им совершенно не повредит. Когда из-за двери каюты раздался вызов, Иван как раз одевался после принятого душа.

- Заходи Кер, располагайся, – дал команду на открытие двери Иван. – Чего-нибудь выпьешь? Впрочем сам хозяйничай.

- Рассказывай, – сказал Кер, устраиваясь в кресле со стаканом сока в руках.- Как все прошло, какие впечатления, мысли?

- А что рассказывать. – сказал Иван тоже усаживаясь в кресло, со стаканом травяного чая. – Поначалу, как я и предполагал, народ несколько растерялся. Но потом, когда включились в процесс и подключили голову, все пошло неплохо. А у тебя как?

- Устроил виртуальное сражение: они все против меня одного. Так сказать количество против качества. – усмехнулся Кер. – В конце уже неплохо получилось, даже победили меня раз пять. Так что тоже все нормально. Можем считать, что в радиусе пяти систем круче нас никого нет. Я так понимаю, у тебя по этому поводу появились мысли?

- Есть такое дело. Я тут, пока летели на крейсер, вот о чем подумал. Пока мы зайдем на станцию, пока народ утром соберется после увольнительной, пока вылетим… Короче, давай вызовем сюда Киона и сразу двинем на операцию: во-первых, раньше начнем – раньше закончим, во-вторых, будет больше времени на планирование и разведку, в-третьих, не будет никакого, даже теоретического, шанса на утечку информации. Времени то у нас все меньше и меньше: через три, максимум четыре дня, Александр прилетит с кораблями уже под загрузку, а у нас ничего не готово. А кроме проведения операции надо время для организации торговли. Кион конечно порешает эти вопросы, но, опять же, ему тоже надо на это время. И есть у меня какое-то чувство, что командир не зря спешит – что-то он замыслил, потому и несется вперед и нас подганяет.

- Ну что ж, мысль неплохая. А Кион как доберется?

- Ганс на яхте подкинет.

- Логично. А с полковником как? Мы же решили его к этой операции не привлекать?

- А это на его усмотрение. Захочет – поучаствует, а нет – значит нет. В любом случае, обратно вернется с нами на крейсере.

- Хорошо, пусть будет так, – сказал Кер, набирая Киона.

***

Яхта с Кионом прилетела через час, а еще через пятнадцать минут Кион и весь командный состав собрались на совещание в тактическом центре.

- Итак, господа. На повестке дня у нас стоит проведение операции на Кейнри. Я предлагаю, раз уж все собрались здесь, не терять время и выдвигаться прямо сейчас. Полковник, согласно нашей договоренности, Ваше личное участие в операции только по желанию. Но, в любом случае, яхта, которая привезли Киона, уже улетела, так что побудете в роли пассажира и зрителя.

- Я так не согласен. Не хочу быть зрителем, я участвую.

- Вот и отлично. – Иван вызвал пилотов: – Курс на Кейнри. Выходим в системе под маскполями, а там посмотрим.

- Есть курс на Кейнри. Ориентировочно через пять часов будем на месте.

- Отлично. А теперь давайте думать, как нам лучше справиться с заданием. Кион, Вам слово. Расскажите все, что знаете о клиенте.

После того, как Кион рассказал все, что он знал о Даке Шедве, его образе жизни, привычках, совещание продлилось тридцать минут. Предварительный план был прост: штурмбот, под покровом ночи, высаживает возле города отделение десантников, из родившихся и выросших в столице. На задание бойцы идут в гражданской одежде, из оружия только легкие парализаторы скрытого ношения и рации. Они отлично знают местность и могут спокойно ходить по городу. Как только они уточняют местонахождение клиента и схему его охраны, разведчики подают сигнал и только тогда начинается основная операция. О предстоящей операции решили объявить после ужина, дав бойцам спокойно поесть.

Когда после ужина десантники собрались в кают-компании, Иван вышел и сказал:

- Ну что ж, бойцы. Сегодня Вы хорошо потрудились, завтра продолжим закрепление практического материала. Поднимите руки, кто родился на Кейнри. Так, хорошо. Мне надо десять добровольцев, которые хорошо знают столицу.

Отобрав из добровольцев десять человек, Иван попросил их пройти на инструктаж, а остальным порекомендовал отправиться отдыхать: день был длинным, насыщенным событиями. И если сегодня в качестве противника были свои же, то завтра в них могли стрелять уже по-настоящему. Повредить скафандр вряд ли смогут, но поцарапать – вполне. И такие события лучше встречать отдохнувшим.

Инструктаж также не занял много времени: люд оказались понятливыми, тем более, что конкретно к Даку Шедву у них были личные счеты. Слишком много крови попортил своим соотечественникам этот криминальный магнат. На всякий случай прогнав добровольцев на детекторе лжи, Иван заменил двоих, так как слишком высок у них был уровень агрессии по отношению к разрабатываемому клиенту. На єтой волне они могли сорваться, погубив все дело. Им пообещали, когда все закончится, дать возможность привести приговор суда в исполнение, а для этого клиент должен был не просто дожить, но, очень желательно, в здравой памяти и в достаточной целостности.

Когда все подготовительные работы были завершены, до выхода из прыжка оставалось полтора часа и Иван, поставив будильник, прилег отдохнуть в медкапсулу.

***

Через час бодрый и свежий Иван покинул “гостеприимную“ медицинскую капсулу и направился в рубку. Кер уже был там и махнул рукой в сторону свободного кресла второго оператора управления огнем.

Удобно устроившись в кресле, Иван подключился к информационным разъемам, запросил данные от искина и начал их изучать. До выхода их гипера оставалось десять минут, все системы в норме, состояние щитов 100 процентов, реактор выдает всю положенную мощность.

Немного отвлекшись, Иван вспомнил, в каком виде был это крейсер, когда они вытащили его с корабельной свалки. От него оставалось процентов шестьдесят – передняя часть корабля без реакторов, двигателей и зенитного вооружения. Судя по всему, крейсер словил противокорабельную торпеду типа “Слон-М” или в разговорном варианте – “Убийца линкоров”. Попадания одной такой торпеды хватало для выведения из строя гораздо более серьезного противника, чем просто тяжелый крейсер. Скорее всего, торпеду удалось взорвать на подлете, иначе от крейсера осталось бы только разлетающееся раскаленное облако плазмы, а так оторвало только корму.

Судя по всему, это произошло почти в начале сражения, так как остальное вооружение оставалось на удивление целым. Выведенный из строя корабль, без единого эрга энергии и действующего вооружения, никто не стал добивать. Поэтому все тяжелое вооружение было в идеальном состоянии, именно поэтому Александр и принял решение его восстанавливать. Недостающее взяли с двух однотипных кораблей, которые находились в гораздо более плачевном состоянии – там только и выжили рубки, реакторы и, почему-то, двигатели.

Иван вспомнил, как поначалу они все спорили по поводу что лучше: восстанавливать корабли по изначальному проекту или сразу же их модернизировать. Иван с Кером настаивали на восстановлении, а Александр с Тонком на модернизации. В конечном итоге, пришли к компромиссу: вначале надо “нарастить жирок” и построить свой, пусть небольшой, но достаточно крепкий флот. И только потом, когда все начнет работать, займутся более глубоким развитием. Тогда же решили, что корабли продавать не будут – по крайней мере пока. Тем более, что им надо обеспечить достаточную охрану для торгового флота, который также планировали создавать не маленьким.

Иван сидел и размышлял: за прошедшее время вроде немало сделали, но как-то медленно все движется. А сколько еще дел впереди? Которые даже еще и не начинали.

Люди, банальная нехватка людей. Александр конечно заключил договор с местными, но пока они выйдут на нормальный режим работы? Да и смогут ли они стать по-настоящему своими?

Вот, казалось бы, Кер. Нормальный, понимающий мужик, который во флоте оттрубил в два раза больше, чем лет Ивану. Умный, рассуждающий, опытный. Но не наш. Примет ли он нашу сторону, если придется столкнуться с империей?

Или Кион. Бизнесмен, не военный, ну и что? Если прижмут его бизнес-интересы вспомнит ли он о том, из какой задницы его вытащили и отряхнули?

Ганс. Вроде как землянин, но никогда не видевший Земли. Да, воспитание было скорее в традициях Земли, а не Содружества, но все-равно что-то проглядывает неродное…

Кто из нашего экипажа поставит НАШИ интересы, против империи, бизнеса, любви. Для Ивана не было секретом развитие романа между Гансом и Иртой. С одной стороны личные отношения это хорошо, к тому же речь действительно идет о чувствах, а не о прагматичном расчете. Тем более при дальнейших раскладах появлялось ольше вариантов развития событий, причем не в нашу пользу.

Благополучно и добросовестно привитая паранойя буквально кричала и не давала спокойно относиться к окружающим. Это, конечно же, хорошее качество для военной службы, но как же это напрягает, когда ты пытаешься просто отвлечься и немного отдохнуть.

Как же Ивану не хватало его бойцов, с которыми они прошли “и огонь, и воду и медные трубы”. Иван долго подбирал их в свое подразделение, старался выбирать земляков в самом точном понимании этого слова. Из двадцати бойцов, пятнадцать были из бывшего Союза, а пятеро родились и выросли уже здесь у выходцев с Земли. Но тем не менее, несмотря на место рождения, они получили правильное воспитания и Иван не колеблясь доверял им прикрытие его спины.

Перед отлетом на корабельную свалку, Иван с разрешения Александра связался со своими подчиненными по гиперсвязи и уговорил их расторгнуть договор с Флотом и прибыть на Ахту, куда они планировали прибыть через две недели.

***

Иван даже не догадывался, но примерно такие же мысли бродили в голове у Александра. Он прекрасно понимал, что делая ставку, например, только на торвенцев, он привязывает себя к их политике, а этого он очень сильно не хотел. Он хотел иметь достаточную автономность, которая позволит ему самому выбирать свой курс, а не подчиняться обстоятельствам.

Именно поэтому он не дарил нейросети и импланты, а заключал контракт, который надо отработать или вернуть полную стоимость. Еще с Земли он вынес правило: в большинстве своем подчиненные неблагодарны и не ценят “бесплатной” помощи. Бесплатной разумеется для себя. И это не последствие жизни в Союзе, который обесценил понятия частной собственности и приучил работяг к халяве, к понятиям: все вокруг колхозное, все вокруг мое. Нет, люди всегда и везде одинаковы и если могут за что-то не платить – они будут стараться всеми силами прокинуть “доверчивого лоха”.

Поэтому надо разнообразить контингент своих подчиненных, смешать торвенцев, землян и имперцев, которых пригласили Кер с Тонком. Это создаст определенное равновесие системы и, в случае чего, из подчинения выйдет не больше трети подчиненных.