Снаг (Звездная тропа орка 1 гл)

Расслабься, парень. Принимай жизнь такой, какая она есть. Беги – когда приходится, сражайся – когда должен, отдыхай – когда можешь.
Р.Джордан

Часть 1
Снаг.

- Как улов?
- Нормально, как всегда зашли в дикий район и наловили три деревни дикарей.
- Без проблем?
- Да какие проблемы. Мы еще с воздуха всех парализовали, потом отобрали экземпляры с подходящими нам параметрами. А остальных убили их же оружием, короче все обставили как междоусобную войну.
- Как товар?
- В принципе вполне хороший товар. В основном крепкие молодые харадцы, и один дунаданец. На праздник воинов подойдут все.
- Дунаданец? А как он попал в дикую деревню харадцев?
- Да не знаю. Он в каком-то механизме сидел, в одной из деревень.
- Все только на праздник? Или есть что-то на продажу?
- Индекс более 100 у восьмерых, у дунаданца более 180, точнее определить нельзя. У нас портативный диагност не может определить. На корабле мы такой аппаратуры не возим, не наш профиль.
- То его значить на продажу.
- Не знаю, у нас слишком маленький запас. Если хотя бы пара тушек нормально не разморозится, тогда придется всех отловленных на праздник сдать.
- Посмотрим. Его в последнюю очередь отдаем, мы за него можем больше получить. Нам даже ему нейросеть ставить не придется, с таким индексом, его заберут и еще драться за него будут.
- Как скажите Ческа Цокахак .

Мне снился кошмар, наверное, пересмотрел фентази, и теперь все это выплескивало во сне мое подсознание. Я куда-то бежал по тускло освещенным коридорам, а на краю видимости периодически показывались существа, больше похожие на орков из знаменитой трилогии Толкина. Проснулся я рывком, даже наверное тело привстало. Но когда сознание вырвалось из цепкого липкого кошмара, оно осознало, что-то вокруг было неправильно. Слышался гул, не похожий на звук кондиционера, и была небольшая вибрация, которую я не мог сопоставить не с чем встреченным мне за свою жизнь. Сверху пробивался тусклый свет, какого-то необычного розоватого цвета.
Во рту пересохло, да и похоже весь организм хотел воды, чувствовалось какое-то обезвоживание.
Я сел и осмотрелся. По спине прошелся холодок. Я находился в маленькой комнате, больше на клетку похожую, или на камеру тюрьмы. Пять стен этой коробки были сделаны из листов железа с гладкими округлыми заклепками. Еще одна была простой решеткой с толстыми, в два пальца толщиной прутьями. Я встал, и оказалось что потолок я мог достать рукой, причем полностью ее не разгибая. Получалось что высота этой коробки была чуть больше двух метров. Сквозь решетку были видны точно такие же камеры. Но внутрь заглянуть было тяжело, в камерах оказалось темно, а в коридоре между ними горел достаточно яркий свет.
Послышался необычный звук, как будто в старых троллейбусах открывается дверь, и раздались гулкие звуки шагов. Волосы встали дыбом, по коридору толкая перед собой висящую в воздухе платформу, шел настоящий орк из трилогии Толкиена. В голове пролетели обрывки сна и я понял что возможно это был не сон, или я еще продолжал спать. Орк остановился напротив моей клетки и глянув на меня что-то рявкнул. Не знаю отчего, от его крика или от страха, но я отскочил в глубину своей клетки, при этом сильно ударившись спиной о противоположную стенку.
Он чуть нагнувшись заглянул внутрь моей клетки, и засмеялся, хотя по моему мнению это было больше похоже на ржание лошади. Прутья клетки резко ушли вверх и он пригнувшись зашел внутрь клетки, заняв почти полностью ее оставшийся объем. Откуда-то сзади он вытащил похожую на пластиковую канистру емкость и сунул ее мне в лицо. Она уже была открыта и булькнувшая жидкость в ней отозвалась требовательным позывом организма. Я буквально выхватил канистру из рук орка и жадно начал пить воду. Не смотря на не опрятный вид канистры, вода внутри была вкусной и чуть прохладной. Наверное лучше сказать, что все параметры воды казались на тот момент идеальными.
Орк внимательно смотрел как я пью, но при этом было такое впечатление что он окаменел. Живыми казались только глаза, которые немного двигались осматривая меня.
Наконец я напился и он забрал канистру, кинув ее на платформу. Взял с неё какой-то прибор. Схватив меня левой рукой, он чуть разворачивал меня, а правой водил прибором вокруг всего тела. Прибор не сильно гудел, но тело ничего не чувствовало от близости прибора. Затем он пискнул, и орк сразу прекратил эту процедуру, быстро положив прибор на платформу. После чего он взял шлем с платформы и сунул его мне в руки. Шлем был сильно похож на шлем летчиков истребителей. Он жестами показал, чтобы я одел его на голову. Я решил не спешить и осмотреть шлем, повертев его в руках, на что орк отреагировал рыком и замахнулся кулаком. Кулак был с мою голову, и судя по общей конституции его тела этот удар вынес бы мне мозг с одного удара, пришлось быстро натянуть его на голову.
Сначала ничего не происходило, но орк что-то нажал сбоку на шлеме и перед глазами, у меня начали мелькать картинки. Скорость смены картинок была очень высокая, и поэтому я даже не успевал понять что видел. Ко всему прочему, я почувствовал, что мое тело расслабилось и я уже лежу на полу, не в силах пошевелится.

- Ну как товар? Отморозился?
- Да Ческа Цокахак, но у троих после углубленного обследования, оказались проблемы со здоровьем. Их у нас не возьмут на праздник, а к кондиции они прейдут только через двадцать-тридцать дней.
- Индекс у них какой?
- Между 100 и 112 все.
- Плохо, придется дунаданца, отдать им на бойню.
- Да Ческа Цокахак, с Лянчером Шоцаком лучше не сорится. Нужны ему сто тушек, и он их должен получить. Его не сильно волнуют их индекс, лишь бы на ринге они могли что-то показать.
- Как пришел, так и ушел, – махнул рукой Ческа, – зато посмотрим на бои нашей молодежи. Да и этих по пять штук можно будет продать как обычных рабов, займись ими и определи, какую специальность они могут получить, а потом поставь им соответствующие нейросети.

Шлем был обучающей машиной. Я не мог успеть понять картинки, пробегавшие перед глазами, но постепенно понимал, что эти орки вкачивают в меня какие-то знания. Так как двигаться я тоже не мог, то специально ввел себя в транс и попытался узнать, что за информацию я получал. Почти сразу я понял, что мне запихивают язык орков, рыканье орка, оказывается, было, его речью, хоть и грубой формой, но осмысленной речью.
Затем пошли данные о культуре орков, даже если быть точнее та минимальная часть, которая могла ему, пригодится в первое время. А затем пришла информация, зачем я был нужен оркам. Меня настолько шокировала эта новость, что из транса я просто выпал. Сердце заколотилось, и бухало в груди как набат. Я оказался обычным жертвенным мясом. Меня и еще сотню человек, везли, чтобы убить на ристалище, а потом съесть.
Это напоминало мне испанскую корриду, где быку вроде как бы давали призрачный шанс, но все равно убивали, а потом его мясо продавали в дорогих ресторанах. Но шанс все-таки был. И теперь надо было успокоиться и найти его, если он существовал.
Пришлось долго успокаивать сердцебиение, и постепенно переходить в транс, чтобы опять начинать понимать полученную мозгом информацию, и не теряя времени обрабатывать ее.
На ристалище должно произойти сто боев холодным оружием, где молодые орки, кандидаты в воины, должны были убить своих врагов. Враги набирались каждый год с разных планет и в день Воина, на каждой планете происходило посвящение молодежи. Перед этим молодые орки проходили множество испытаний. И по их результатам избиралась лучшая сотня. А в день Воина они проходили последний экзамен, брали первую кровь врага.
Как оказалось не все проходили этот экзамен, и были случаи, когда избранный не смог победить, и тогда кто-то из оставшихся его товарищей, должен был добить врага. Двенадцать оборотов назад, один гоблин (интересно, прямо Диснейленд на Толкиенскую тему) сократил сотню до восьми десятков, когда его, наконец, убили. Для этого они объединились в тройку, но из-за этого весь их выпуск не мог стать на офицерские должности в Орочьем космическом флоте.
Перспектива была удручающая, она была, но довольно призрачная. Надо было всего лишь убить сотню молодых орков, и тогда ты становился сам орком. Получал гражданство планеты и мог делать что хочешь. Но таких за всю историю не нашлось, ни одного, потому что на ристалище могли одновременно выйти против врага пять воинов. Хотя после этого они становились пожизненно рядовым составом, это было лучше, чем мертвым.
Бои проходили с использованием любого на выбор колюще-режущего оружия. Орки чаще всего использовали палаши, так как они являлись обязательным оружием в их армии. И хотя они в реальном космическом бою никогда его не использовали, по традиции они всегда ходили с ним. Но вот врагам разрешалось любое оружие, даже такое, которое приходилось готовить специально по заказу, лишь бы заказчик знал основные параметры своего оружия. Дальше у жертвенного мяса был месяц подготовиться к бою, и для этого ему предоставляли все условия. Считалось, что победа над сильным и умелым противником сулила хорошую карьеру и местные устроители таких мероприятий не жалели сил для этого. Так записи боев того гоблина до сих пор были самыми популярными и являлись рекламой дня Воина.
Бой холодным оружием не расстраивал меня, хуже если бой был без оружия, сил на каждый бой тратилось бы больше. Выдержать долго с заведомо физически сильным противником несколько боев абсолютно не возможно. А холодное оружие, было мне известно. Так получилось, что я уже лет пятнадцать занимался кендзюцу. По словам моего тренера, я мог бы потягаться за чемпионский пояс не только в стране, но и в мире. Но сколько тренер не уговаривал меня выйти на соревнование даже в области, я отказывался или не мог из-за работы. Так что практика владения мечом была и в перспективе очень неплохая. Осталось только проверить ее, а для этого нужно было приложить все усилия, и еще, чтобы фортуна повернулась к тебе лицом.
Призрачный план избегания попадания в желудки молодых офицеров, или просто орчат сформировался. Привести его в исполнение, было тяжело, и для этого дан, всего один месяц, а точнее тридцать пять дней. Прежде всего, нужно было восстановить свою физическую форму. За последние пару месяцев кабинетно-кондиционерного сидения я набрал несколько лишних килограммов, командировка в Африку наблюдателем не пошла на пользу в физическом плане. А теперь финансовые перспективы, что она сулила, канули в небытие. Жизнь дала крутой поворот, который почти с полной гарантией может закончиться через месяц.
Обучение закончилось резко, просто я понял, что могу двигать руками. Я сел, и аккуратно снял с головы шлем. Наверное, на шлеме был какой-то датчик, так как меньше чем через минуту появился орк.
- Меня зовут Цац Илкаш, я доктор и слежу, как ты выйдешь из заморозки – прорычал он, но теперь его рык был очень даже понятен.
- А меня… – начал отвечать я, но мой голос резал ухо даже мне.
- Молчи! – перебил он, – твой детский писк режет ухо, твое горло не может правильно издавать наши звуки, и второе, мне абсолютно все равно как тебя зовут.
Я усмехнулся. Конечно, какое ему дело до жертвенного мяса.
Он достал свой прибор и начал опять водить им вокруг меня.
- Я могу посмотреть оружие, точнее выбрать его, или мне дадут его только перед выходом на бой? – спокойно начал я, – и еще я бы уже хотел начать тренировки, есть ли у вас спортзал.
Доктор, хотя этот орк и близко не был похож на него, чуть отодвинулся и внимательно посмотрел на меня.
- Ты быстро освоил, информацию, даже для индекса 200 это не так просто.
«Аналог Ай Кью», – пронеслось в голове, но все равно сейчас меня интересовали мои тренировки.
- И ты без истерик принял информацию, что ты забойный гламиг. Я скажу Ческе Цокакахе о твоей просьбе, по крайней мере, он может за тебя запросить премию, если ты покажешь хорошую форму.
- Передай ему, что если он удовлетворит мои пожелания, то я сильно постараюсь, чтобы он получил премию. А еще лучше, если я сам поговорю с ним.
- Я не уверен, что он будет выполнять пожелания снага, но перед смертью, любой снаг может стать Лякушей. Физически ты действительно в хорошей форме, остальной товар, худшего качества.
Он собрал все вещи, включая шлем и вышел из камеры. Через секунду решетка закрылась, оставив меня в маленьком замкнутом пространстве. Просто сидеть мне уже не хотелось, безделье навевало совсем пессимистические мысли, а это могло привести к срыву, который мне не нужен. Встав в полный возможный рост, я начал разминку. Эта была странная разминка, мне постоянно приходилось контролировать свои движения, чтобы не зацепить стенку или потолок.

- Ну что док, что интересного расскажешь.
- Там дунаданец, он конкретно выделяется среди всех. Я давно в этом бизнесе, и еще не видел такого, он вроде как не сильно собирается мириться с тем, что он забойный гламиг.
- И что?
- Он хочет начать тренировки, и уже хочет посмотреть и выбрать себе оружие.
- Выбрать оружие?! Интересно. Вроде эта планета, где мы его подобрали, вышла из диких веков, и они уже убивают своих врагов на расстоянии.
- Ну, у него, скорее всего очень высокий индекс интелекта, он быстро усвоил информационный пакет и уже можно так сказать обработал. Может, стоит его все-таки себе оставить, мы его продадим тысяч за триста-четыреста не меньше.
- А кого вместо него? Этих задохликов? Мы всегда поставляли хороший товар, из-за этого у нас стабильный заработок. И мы не носимся по всей галактике в поисках, где бы что-нибудь урвать, чтобы не сдохнуть от голода или нехватки кислорода.
- Как скажите Ческа Цокахак. А еще он просил встречи с вами, говорил что это может быть к обоюдной выгоде.
- Какая выгода от него?! Он же не с Империй людей, чем он сможет расплатиться. Кстати, какая его камера?
- Двадцать шестая, Ческа Цокахак.
Ческа включил на мониторе данные с внутренних камер и, набрав код, посмотрел на экран. Картинка была удивительная. В узкой камере, едва не касаясь стенок, размахивая руками и ногами, находился человек.
- Что это он там делает?
- Точно не знаю, Ческа Цокахак, но возможно начал готовится к поединку.
- Интересно, ну возьми еще кого-нибудь, и тяните этого гламига сюда.
Через две минуты человек стоял перед ним. По сравнению с орками он был мелковат, но среди людей он бы смотрелся нормально. Где-то чуть больше метра восьмидесяти роста и килограмм 80-90 веса, точнее на глаз определить было тяжело. Его необычная одежда пятнистой расцветки, скрывала это, но он был достаточно широкоплеч, и в принципе мог доставить молодежи проблемы. Проблемы молодых, будущих Шаракешев, его не интересовала, он был бы только рад уменьшению этого поголовья, мешающего вести дела «нормальным» предпринимателям.

- Ну, слушаю тебя, чего хотел?
- Мне бы посмотреть, чем бы я мог сражаться, и камеру хоть в два- три раза больше.
- А зачем это мне? Мне платят за доставку мяса на праздник, а за тренировку такого сброда как ты отвечают другие и деньги они за это получают.
- Насколько я узнал, то если я буду экипирован, вы получите больше денег, так сказать компенсацию за экипировку. И еще я больше чем уверен, что у вас должен быть тотализатор, и предлагаю на первый мой бой поставить ставку, на меня.
- С чего бы это мне делать, ведь это проигрыш, зачем мне просто терять свои деньги.
- Если я получу определенную информацию, и дополнительные услуги, то могу ручаться, что, скорее всего я выиграю все одиночные бои.
- С чего это ты такой уверенный?
- У вас в команде есть лучший боец? Я готов с ним сразиться прямо сейчас.
- Если вы мне дадите деревянную палку и нож, то я буду готов, сразится с ним, даже если он будет вооружен настоящим оружием.
Неожиданно все орки, которые были в каюте, рассмеялись. От их почти лошадиного ржания завибрировали переборки каюты.
- Бой будет, – наконец успокоившись, ответил, их главный, – но у нас в зале есть специальные наборы тренировочного оружия, тебя туда отведут, и ты выберешь себе его.
- Так этого гламига в наш зал и вызовете туда Лайцбрингера, вот же дал орк имечко, – чуть не поперхнувшись, начал раздавать указания их главный.
Его повели по коридорам корабля. Я не переставал удивляться ему, ни какие фантастические фильмы не могли передать такого. Свет в коридорах был приглушен, и мне тяжело было осмотреться, но похоже что мои провожатые прекрасно чувствуют себя при таком освещении. Стены коридора были коричневого цвета и гладкие, переходя из отсека в отсек менялась и форма коридоров. Одни были правильной формы, другие круглые, третьи со скошенным потолком, да и высота их постоянно менялась. Попадались как нормальной высоты коридоры, так и такие в которых даже мне приходилось пригибаться, не говоря уже о моих провожатых, которым приходилось сгибаться чуть не вдвое. Наконец меня вывели в большой отсек, где пол был застелен чем-то упругим, но достаточно твердым.
В помещении на балкончиках уже собралось несколько человек, я догадывался, что это просто члены экипажа, которые пришли посмотреть на поединок.
- Вон стойка, выбери себе там что-нибудь, – толкнув к большому стенду, на котором висело большое количество оружия.
Когда я подошел ближе, то оно показалось мне странным. Оружие было похожее на настоящее, но в тоже время как игрушечное из магазина детских игрушек, но очень высокого качества.
- Смотри это имитаторы, ты можешь взять любое более-менее подходящее оружие со стенда и перепрограммировать его параметры под себя – как-то спокойно как учитель ученику, начал рассказывать «доктор», – вот смотри, – он взял булаву с острыми шипами. И нажатием кнопок сделал ее шестигранной и более массивной.
- Так же можно менять ее вес, автоматика сама подберет материал наиболее подходящий к размеру и весу, и ты будешь знать, что параметры твоего оружия будут соответствовать материалу от алмаза до бумаги.
Он нажал кнопку, и булава стала просто огромной, с трудом удержав ее, он медленно опустил ее на пол.
- Сейчас она из легированной стали, и весит порядка сто двадцать килограмм, я вручную уменьшаю ее вес до шестнадцати и получаем ее пластиковую. Естественно, что теперь ею ты сможешь драться, но любой, кто имеет стандартный палаш, нашинкует такую булаву на куски. И компьютер, после столкновения таких оружий автоматически уменьшит его, как это бы было в реальности.
Я увидел два прямых меча и взял один из них в руки. Открыл панель управления, а дальше даже сам не понял как, но начал переделывать оружие. Я точно был уверен что, никогда этого не делал, я даже систему на компьютере с трудом сам ставил. Но похоже, что заветная обучающая шапка помогала мне. Уже через пару минут у меня в руке была стандартная японская катана. Тут даже были опции, чтобы сделать ее «композитной», каковой она была в реальности. Я положил получившееся оружие на пол, и взял второй экземпляр, сделав вакидзаси, младшую сестру первой. Она было легче и короче, но остротой не уступала первой катане. У меня получилась комбинацию дайсё.
Доктор с интересом посмотрел, на изготовленное мной оружие. Взял большую катану, пару раз крутанул ею, а затем скептически положил на место, буркнув что-то про зубочистки.
«Сейчас посмотрим, как ты будешь к ней, относится» – подумал я.
- Так называемые имитаторы, никого убить не могут, при попадании компьютер обрабатывает все удары, а потом выносит результаты, парализует ту или иную часть, или вырубает полностью. У нас стоит эльфийская модель, так что задержки нет вообще, их компьютеры, как это не патриотично, самые лучшие.
- Вот смотри, – он взял со стены что-то похожее на алебарду и резко ударил меня по ноге.
Меня пронзила резкая боль, я сразу–же завалился набок, и постепенно сознание начало гаснуть. Потом уже угасающим взглядом я увидел, как он нажал кнопку, и я вернулся в исходное свое состояние, только что лежал.
- Я «перерубил» глефой тебе ногу, ты упал, затем компьютер, посчитал, что ты теряешь быстро кровь и начал гасить твое сознание, очень реалистично сделано. За один вечер можно испытать смерть раз двадцать, а то и больше. Но потом организм просто устает, и тренажер не допускает тебя к тренировкам.
Так что чем меньше ты в таких поединках умираешь, тем дольше можешь пользоваться тренажером.
Неожиданно в зале поднялся гул, и я увидел входящего в «зал» орка. Он был очень необычен, по сравнению с другими находящимися в зале орками.
Высокий, наверное, чуть меньше двух с половиной метров, но в тоже время немного сухощавый. Его руки были перевиты канатами мышц, хотя кости были сопоставимы по толщине с моими. Из-за этого казалось, что жира у него вообще не было, и под кожей были только мышцы и кости. На лице были интересные татуировки, напоминающие кельтские узоры, или татуировки маори.
Он провел взглядом по моему оружию, и подойдя к стенду взял имитатор. Быстро набрал команды и получил палаш с полуторной заточкой, и длинным порядка метра лезвием, а ручка заканчивалась довольно приличным шаром и шипом. Из второго имитатора он сделал маленький щит в диаметре не больше полуметра, в центре которого торчал широкий шип, могущий не только колоть, но и резать.
В зале выделилась область, очерченная красной широкой полосой, и этот орк вошел в нее, приглашая внутрь и меня.
Я взял свои клинки, и шагнул внутрь «ринга». Вокруг, наверное, собрались все, кто мог, а остальные, скорее всего, смотрели на поединок по видео, я был уверен, что оно у них точно было. Я немного помахал своим оружием, привыкая к нему, а заодно и чуть растягивая и прогревая мышцы. Мой соперник просто наблюдал за мной, приняв базовую защитную стойку.
- Бой – раздалась команда, и почти мгновенно, меч орка метнулся к моему лицу.
«Боец уклоняющийся от удара в лицо или голову уже проиграл» пролетела мысль в голове, а руки в это время сбили меч орка и оба меча рванулись к нему катана в лицо а вакидзаси в ноги. Орк резко разорвал дистанцию, сменив опорную ногу и отбив выпад в лицо щитом. Я продолжил атаку, поменяв цели для мечей местами. Орк опять ушел с линии атаки, парировав оба укола. Чуть развернув корпус, я нанес плоский удар обоими мечами, напоровшись на поперечную защиту, начал наносить удары с разных сторон. Но атака, длившаяся чуть более тридцати секунд не дала никакого результата. Защита орка была идеальной, а сил и дыхалки, еще не хватало, чтобы продолжать атаку в таком, же темпе.
Тут уже я разорвал дистанцию, нанося нижний продольный удар, и не давая противнику прилипнуть ко мне с контратакой. Только сейчас я заметил, как в зале было тихо. До этого постоянный шум от тихого рыка, создавал фон, а теперь после звона встречающихся клинков, стояла какая-то гробовая тишина.
Лицо орка не выражало никаких эмоций, отбив все мои атаки он спокойно начал свою атаку. Его резкие удары, переходящие в уколы, напоминали рваный стиль моего тренера, и не смотря на очень высокую скорость, мне удавалась сбить своими мечами его атаки и в тоже время не дать приблизится для удара щитом. Во время очередной его атаки я решил контратаковать. Жестко поставив катану под его удар сверху, я нырнул под руку, нанеся по запястью рубящий удар вакидзаси, а затем использую силу его же удара, катаной, нанес удар по нижнему ярусу. В это же время я увидел надвигающийся шип щита. Скорость и сила удара была очень большой, подставленный вакидзаси, не смог задержать удар, и шип неотвратимо несся мне в голову. Дальше была темнота.
В глаза ударил свет, и я вскочил, подняв дайсе в защитную стойку. В трех метрах от меня поднимался орк.
В тишине раздался голос их главного.
- Что скажешь Лайцбрингер?
Орк полностью поднялся на ноги и опустив оружие пошел к стенду. Положив своё оружие, он как-то неуклюже почесал правой рукой затылок и взглянув на меня ответил.
- Бой я выиграл, но остался калекой, он отсек мне кисть правой руки и перерубил бедро левой ноги, скорее всего я бы умер от потери крови. Он умер сразу, я пробил его голову насквозь. Далее, сил у него еще мало, несмотря на все его старания, и умения ему просто не хватило дыхания, если бы он мог продолжить атаку в первоначальном темпе еще минуту, я бы обязательно пропустил одну из атак. Мой вывод простой, если дать ему месяц хороших тренировок, то наших пижонов по одному он вырежет всю сотню.
- Тогда ты займешься его тренировками, я дам тебе два процента с каждого его выигрыша в одиночном бою.
- Ческа Цокахак, вы будете ставить на тотализатор?
- Да Лайцбрингер, надеюсь, ты понимаешь, скока ты получишь денег, даже с одного выигрыша.
- Да Ческа Цокахак, этот дунаданец принесет вам большую прибыль, и мне перепадет на мою старость.
- Все занимайся, остальным по местам, тут вам не базар на Чшаше.

Уже через минуты три в отсеке никого не было, остался только я и Лайцбрингер.
- У тебя своя нормальная школа, и в твой тренировочный процесс я вмешиваться не буду. Я с тобой буду проводить только тренировочные бои. Могу показывать отдельные приемы из традиционной школы, естественно свои секреты я показывать не собираюсь, ты для меня пока еще снаг. Сколько времени тебе нужно в день, и в какое время?
- Я хотел бы быть в зале три раза в день по два три часа, такое возможно?
- Какой распорядок?
- Утром разминка, растяжка, отработки боя с тенью, возможно в конце два три боя, после обеда отработка определенных комбинаций атак, и практические бои, а вечером физическая нагрузка, тренажеры, если они есть.
- Применение стимуляторов?
- Я в них не разбираюсь, так что принимать не буду.
- Будешь, я скажу Илкашу, пусть подберет стандартные наборы, для стимуляции мышечной ткани и реакции.
- А в бою можно принимать эти стимуляторы?
- Нет, но он тебе подберет просто стимуляторы для лучшей адаптации, а не краткосрочного действия.
- Иди за мной.
Я пошел за ним, он зашел в один из коридоров отсека, и сразу же остановился около первой двери.
- Здесь будет твоя каюта. Уберешь сам, еду тебе будут приносить, сюда. Устраивайся, у тебя вся ночь впереди, утром я за тобой зайду. И вот еще, надень это, – подал он мне прибор, похожий на половинку очков, монокль только с дужкой крепления за ухом.
- Что это?
- Можно сказать заменитель нейросети, поможет тебе здесь обжиться.
Я вошел в каюту, и она тут же закрылось за мной. В нос ударил чуть приторный запах сырости. Предыдущий хозяин не сильно чтил чистоту и порядок. Я осмотрел каюту, куча грязных вещей громоздилась по углам и под кроватью, створка шкафчика была приоткрыта и оттуда тоже торчали, скомканы вещи.
Пока думал, как это убрать понял, что именно для этого мне и дали монокль. Я закрепил монокль и почти сразу на экране монокля высветилась схема каюты, с пояснительным текстом. Достаточно было сфокусировать зрачок на каком-то предмете через полупрозрачный монокль, и сразу оконтуривая предмет появлялась его описание и назначение. Внизу активировались функциональные клавиши, при помощи которых можно было эксплуатировать данный прибор. Немного поэкспериментировав, я разобрался с этой продвинутой системой дистанционного управления, и теперь уже по новому взглянул на свое “жилище”.
Это была стандартная одноместная каюта совсем прилагающимся к ней. Первым делом я собрал всю одежду что нашел и бросил ее в стиральную машинку, точного название этого аппарата я не знал, но знал, что функции у нее те же. Сразу все не помещалось, и пришлось разделить все это на три кучи, разбирать по виду было не нужно, машина сама как-то отбирал способы стирки разных вещей. Включив кнопку пуска, она показала время работы двенадцать минут, странно, почему предыдущий хозяин не стирал свои вещи, складируя их, процесс стирки не занимал много времени и вообще никаких сил.
Затем в одной из ниш достал дроида уборщика, он как ни странно был в отличном состоянии, и казалось что его вообще никогда не доставали, на нем еще следы упаковочного материала были. Программировался он просто, при помощи все того же монокля, так что проблем с использованием инопланетной техники у меня не возникало.
Только запустив, этого дроида услышал сигнал стирального аппарата, первая партия была готова, и я с интересом достал ее. Она была вычищена, выглажена и запакована. Когда я разорвал упаковку постельного белья, на меня пахнуло озоном. Запах мне понравился. Я заложил следующую партию, а сам начал застилать койку, дроид уже побывал там, и теперь гудел где-то под ней.
Уже через полчаса каюта блестела, все вещи я сложил по отделениям шкафчика, а сам пошел принимать душ, отправив свою одежду в стиральную машину. Когда я вышел из душа, меня уже ждал «доктор».
- Вот принес тебе жрать и стимуляторы. Я тебе синтезировал пару коктейлей. Красненькие для улучшения кровообращения, после них поднимается немного давление и пульс, но это на первоначальном этапе, зато отдышки не будет, да и вообще при нагрузках легче мышцам адаптироваться будет, принимай перед едой, тут полный набор на десять дней, потом они тебе не нужны будут. Здесь для адаптации мышц, зелененькие их перед тренировками применять будешь, минут за десять. А вот эти синеньки, с утра один раз в день, это для концентрации и улучшения реакции. Что еще?!, А вот жратва может и не вкусная, но в ней много всего намешано, тебе как раз подойдет. Порция двойная, три раза в день, так что привыкай, месяц только ее жрать и будешь, а потом может и не придется, тебе ее есть, – он утробно заржал, – тебя может самого жрать будут!

Неделя прошла в тренировках. Перед тренировкой ко мне заходил Лайцбрингер, а потом просто наблюдал за мной, иногда занимаясь сам, иногда с другими орками. Заканчивалась тренировка всегда учебными боями. Часто к этому времени приходили зрители, пару раз видел даже капитана, но это почему-то смущало только меня.
Между тренировок сидел за информаторием, постоянно смотря все бои, которые удавалось скачать в сети. С праздника воина их было много, но процентов девяносто были бесполезны, молодые орки просто резали беззащитных существ, наличие оружия в руках у жертвы было насмешкой, как они сами им не резались. А вот так называемые общественные поединки, были интересны, там уже часто попадались почти равные противники, и некоторые бои я пересматривал по нескольку раз в замедленной съемке, и у меня после этого появилось не очень хорошее предчувствие.
После одного такого просмотра, я не мог дождаться тренировки, а точнее прихода моего «наставника», у меня накопилось кучу вопросов.
Как всегда, неожиданно открылась дверь, как подходили к каюте остальные я слышал, а вот Лайцбрингера никак не мог, и тот молча посторонился, давая возможность мне выйти.
- Есть пару вопросов, – предлагая войти, начал я.
- В зале задашь.
- Думаю лучше здесь, мне кое-что непонятно в ваших боях.
Тот пожал плечами, но в каюту зашел. Я предложил сесть ему перед экраном информатория, и запустил отобранные мною бои. Он посмотрел их, но прочитать по его лицу или глазам я ничего не смог, он равнодушно, но в то же время внимательно смотрел на происходящее.
- Что вы думаете об этих боях?
- Бой как бой, ничего особенного в них нет.
- Вы ничего в них особенного не заметили?
- Нет.
- Посмотрите вот на этот эпизод, – я выбрал особенно заинтересовавший меня момент одного из боя, – вот здесь один из противников нанося удар в незащищенную голову, резко меняет направление удара и промахивается вообще, после чего проваливается и получает удар в грудь.
- А вот здесь вообще странно, его опорная нога. Неожиданно подламывается, и он просто заваливается и с трудом перекатом уходит с линии атаки, но буквально через минуту, он как будто натыкается на какую-то преграду, останавливая свою атаку и пропуская простой удар в горло. Это прямо договорняк какой-то.
-Договорняк? Что это?
- Это когда соперники уже перед боем договариваются, кто победит, и сначала показывают как бы хороший бой. А потом один из бойцов. Подыгрывая, проигрывает бой.
- Как можно договориться, в таких боях, ведь на кону твоя жизнь?
- Вот и я этого не пойму. Почему такое непонятное поведение проигравшего воина?
- Ну тут все просто, один из соперников псион.
- Кто?
- Псион, ну экстрасенс, у вас, что неизвестны кто такие экстрасенсы?
- Ну, у нас экстрасенсы, это всякие шарлатаны, которые там типа всякие чудеса делают, но не настоящие, а так лишь бы бабла с простаков срубить.
- Ну, у нас все нормально с экстрасенсами, они выявляются с рождения на обычном углубленном обследовании. И они действительно обладают «даром».
- Об этом ты посмотришь после тренировки в сети достаточно этой информации. Так что пошли в зал.

- Ческа Цокахак, через час мы выйдем из гипера.
- Я знаю, пузырь гиперполя уже час как слабеет.
- Что вы решили по поводу дунаданца?
- А что, я думаю выставить его как личный подарок Лянчеру Шоцаку. Покажу его видео, где он проводит бой с тенью, один из ранних, чтобы информация не вышла за пределы корабля. Скажу, что займусь его экипировкой и подготовкой лично, и в знак признательности к постоянному кураторству возьму все расходы за одного воина на себя.
- А если дунаданец перебьет половину этих молокососов?
- Мы выиграем много денег, а Лянчер Шоцак получит известность и укрепит свои позиции во власти, раз смог организовать такие бои.
- Ну не всем нравится, что молодежь погибает на таких праздниках, а дунаданец по расчету компьютера может их до тридцати душ убить, и даже больше.
- Насколько я разбираюсь в политике, главное электорат, имея большое количество сторонников, можно свернуть горы, а простой орк любит хороший бой, а бои будут хорошими, ведь столица сектора не может выставить плохих бойцов, там будут лучшие из молодых щенков.
- Тогда я предлагаю запретить сходить с корабля всем членом экипажа, а компенсировать им разрешением, участвовать в ставках. Уже все знают, что дунаданец, хорош, и можно заработать на нем, а официальное разрешение их только обрадуют. Они без излишнего дерганья пересидят на корабле месяц.
- Так и сделаем, не подумал я, что нельзя было показывать его первый бой с Лайсбрингером.
- Так ни кто и не догадывался, что он продержится против него полторы минуты, и фактически сведет бой в ничью.
- Лайцбрингер победил.
- Да только победу в реальном бою он бы навряд ли отпраздновал, и это поняли все.
- Да, Лайцбрингер, может пять орков с нашего корабля разделать меньше чем за минуту, а тут боец, один на один и такое… А сейчас он вообще начал его побеждать в двух боях из трех.
- Надо бы напрячь Лайцбрингера, чтобы оружие заказал для дунаданца.
- Да я ему скажу, он может точно определить, что там напрограммировал человек.

Месяц прошел очень быстро, мне постоянно казалось, что времени не хватает, и фактически все свободное время я начал посвящать медитации и тренировкам. Наличие псионов, сильно сократили мои шансы, и пришлось немного изменять свои тренировки, теперь все свои атаки нужно было проводить с условием, что могло случиться что-нибудь неординарное и совсем не в мою пользу.
Оказалось, что псионы были повсеместным, и почти обычным явлением, единственно, что предрасположенность к определенному дару просматривалось у основных рас, так у орков это был телекинез, иногда из-за смешения рас бывали случаи обладания и другим даром, так например Лайцбрингер обладал предвидением, и мог видеть будущее на одну минуту вперед. Это я вычислил сам, постоянно проводя с ним поединки, потратив на победу над ним одну неделю. Сейчас зная его секрет, я без проблем побеждал его, и после очередной чистой победы над ним, он отвел меня в сторону и просто сказал:
- Надеюсь, у тебя нет привычки, рассказывать всем секреты других.
- Ты про…,- но он зашипев, прикрыл мой рот руками.
- Да именно про это…
- Нет, никогда не имел такой привычки, да и не могу я предать я человека, который столько для меня сделал.
- Я не человек.
- Пусть будет существо, пока к другим понятиям я не привык.
- Надеюсь, что ты тот кем кажешься. И еще у меня для тебя подарок.
Тут он достал сумку, больше напоминающую чехол от рыбацких снастей, расстегнув, достал сверток, и передал его мне. Я развернул сверток из какой-то мягкой ткани и увидел это. Это был полный набор, катана, вакидзаси и танто вместе с ножнами и катанакакэ под них. Все оружие было сделано в одном стиле и являлось настоящим дайсё. Я достал катану и начал осматривать ее структуру, полировку и заточку, похоже что она была сделана в стиле «Орикаэси саммай», не самой лучшей, но одной из лучших конструкций.
- Откуда у тебя такое оружие?
- Его сделали для тебя, это подарок Чески Цокахака, он собирается делать ставки, и не желает, что бы досадные мелочи помешали ему заработать.
- Сделали?! Но какой мастер смог сделать его за три недели?
- Вообще-то его сделали за два часа, с помощью промышленного синтезатора.
- Так он обычный, – сразу расстроился я.
- Как сказать, мне пришлось долго программировать технологию изготовления, хоть у меня и был программный образец. Этот синтезатор никак не мог понять, что меч должен состоять из трех видов вещества.
- Обычно такой меч состоит из трех видов стали.
- В этих мечах почти привычная для тебя сталь. Режущая кромка из стали с алмазной сеткой, она специально сделана под углом, чтобы рассекать как бритва, натачивать ее можно только при помощи специального станка, но он тебе может и не понадобится, или понадобится не скоро. Остальные две части сделаны из стали со специальными добавками, чтобы получить, то, что ты напрограммировал для тренажера. Я смотрел спецификации, интересное решение, если посидеть подумать, то на этой основе можно и себе сделать что-то подобное. Так что теперь бой с тенью, ты будешь проводить с этим оружием.
- Спасибо сенсей.
- Что?
- Спасибо учитель.
- А слово с твоего варварского языка. А вот ты пару раз выбирал другое оружие, и я на всякий случай сделал и его. Достал он из сумки другой сверток.
Там оказалось два ниндзято черного цвета. Мне даже интересно стало, как Лайцбрингер угадал любимый цвет этих мечей, ведь тренажер не показывал цветов мечей.
- Цвет, почему вы сделали их черными?
- Мне показалось, что для них этот цвет самый подходящий. Такое впечатление, что они как бы сделаны из хороших благородных мечей, но не для честного поединка, а для подлого убийства, что ли, не могу точно сказать, но мне хотелось их сделать черными. Если тебе не нравится, то любой дроид уберет это зачернение.
- Не надо, это истинный цвет этих мечей, эти мечи любят работать ночью и в тишине, блеск и звон им не к чему.
Последняя неделя прошла в напряженных тренировках. Все тренировки стали единообразными. Бой с тенью, потом бои на тренажерах, но теперь я не всегда дрался с Лайцбрингером. Он постоянно приводил орков из штурмового отряда, или экипажа корабля, иногда выставляя против меня сразу пятерых, при этом сам, входя в пятерку. В последние два дня мне удавалось выигрывать два боя из десяти у такой пятерки. Я считал это большим успехом, выиграть у опытных воинов, даже один раз было почти невозможно, а по словам Илкаша, только Лайцбрингеру удавалось выигрывать такие бои. Но не смотря на все успехи, мандраж не покидал меня. Одно дело биться на тренажере и совсем другое дело в реальности, где даже самый слабый просчет приведет к гибели.
Эти молодые воины, не смотря на всю свою молодость, с детства занимались фехтованием, и это сотня была самой лучшей в секторе, от ее успеха зависела карьера всех выпускников этого года, они были лучшие из десятка тысяч, которые подготавливали военные академии сектора Мергац, Орочье конфедерации.

- Что скажешь про дунаданца?
- Ческа Цокахак, я думаю, что у него все шансы, остаться в живых.
- Даже так?
- В этом выпуске мало псионов, и не один из них не попал в сотню, только это может его остановить. Обучающие базы на арене отключены там работают только индивидуальные наработки.
- И какова вероятность, что он перебьет сотню этих шакалят?
- Компьютер таких данных не даст, но пятьдесят процентов у него точно есть.
- Пятьдесят на пятьдесят…. Шанс очень хорош, но зачем рисковать, я сделаю ставки на него на все одиночные бои, а потом просто буду наслаждаться боями.
- Это ваше право, Ческа Цокахак.
- А ты хочешь сделать ставку на его полную победу?
- Это реальный шанс, если поставить ее перед первым боем, то она будет один к десяти тысячам.
- Не знаю, Лайцбрингер, может я и поставлю небольшую сумму, но все ставить не буду. А сам ты ставить будешь? Ты вроде не любишь тотализатор.
- Я ставить буду, я буду считать, что выигрыш в тотализатор, это моя зарплата за подготовку дунаданца.
- Ладно, спрашивать не буду, как ты поставишь, тайна ставки священна у орка!
- Хотя я примерно понял, как ты поставишь, но предупрежу, никогда человек не побеждал сотню орков, надеюсь, этого никогда и не будет, я все, же патриот своей расы.

- Ческа Цокахак, завтра начало праздника, каков распорядок?
- Остаешься на корабле только ты один, остальным увольнительные, их возвращение на корабль только после моего возвращения. Я убываю через три часа вместе с Лайцбрингером и его ребятами и этим дунаданцем, остальные убывают за два часа до начала праздника, чтобы у них было, как можно меньше времени разболтать обо всем, я специально нанял еще два шатла, чтобы смогли уехать все одновременно. Тебе нужно расписать всех желающих по шатлам. Вот скремблер, свои ставки, если захочешь, будешь ставить через меня, но учти, идет запаздывание в две минуты. Вроде все, будет тяжелый денек, но думаю, что мы можем взять с этого хороший барыш, и прикупить хороший корабль.

Ночь я провел в общей казарме, вместе с остальными кто был приготовлен как жертвенное мясо, но наверное только я один верил, что могу выйти отсюда живым. Все были одеты в однообразные оранжевые комбинезоны, и только я выделялся своей пятнистой униформой, оставшейся на мне с Земли.
Атмосфера была удручающей, все знали, зачем они здесь, и никто уже не питал надежд. Их пытались тренировать, но у них самих цели выжить не было, они уже были мертвецами. Получилось, что ночь я провел в компании с мертвецами.
Некоторых я знал, я часто приезжал в их деревушку в джунглях и покупал у них фрукты, в тот день я тоже приехал за фруктами, и оказался теперь здесь. Я пытался с ними поговорить, подбодрить, но похоже достучаться до них уже было невозможно. Махнув рукой, я выбрал себе матрас у стены и лег спать, завтра предстоял тяжелый день.
Утро началось с суеты, нас всех подняли и погнали из барака к зданию арены, затем загнали внутрь и начали сортировать. Нас заводили в небольшие камеры со скамейками и закрывали за нами дверь, одна из стен была стеклянной и выходила на поле арены, получалось, что мы могли видеть все бои из своих комнат. Арена была разделена входами на трибуны, и такие же комнаты напротив еще были пусты. Как я понял, там должны были находиться молодые орки. После сортировки в комнаты зашли какие-то маленькие существа с зеленоватой и чешуйчатой как у ящериц кожей, и принесли легкий завтрак и оружие. Мое оружие тянуло аж два таких существа. Я успел позавтракать и даже начал дремать, когда, наконец, на трибунах началось движение. Еще через полчаса кабинки напротив, заняли кандидаты в посвящение. Заиграла музыка больше напоминавшая марши Второй Мировой войны. И трибуны начали заполняться еще быстрей. Гвалт и ор заполнявшую чашу арены не давали дремать, и я занялся подготовкой к бою, проверяя свои мечи, закрепляя их на ремне портупеи.
Наконец заиграли фанфары, и после них чей-то очень грубый рычащий голос толкнул речь. Весь его долгий монолог сводился к тому, что вот он какой крутой и смог организовать праздник, где их молодежь покажет, достойна ли она стать воинами их народа. И вот, наконец, начались бои.
Оказывается, стеклянные стенки уходили в сторону и из маленьких комнат ты сразу попадал на арену. Первые бои больше было похоже на простое убийство, жертвенное мясо просто пятилось, выставив перед собой оружие, и их убивали чуть не с первого удара. Затем выбегало четыре маленьких существа, и утягивали поверженного в камеру к орку, который убил их, а за ними довольный заходил уже и он сам.
Неожиданно открылась моя дверь. Я даже от неожиданности не понял, что настало мое время, и немного задержался внутри комнаты. Что послужило сигналом двум здоровенным существам, появившимся в дверях с противоположной стороны. Но я не дал им удовольствия выпихнуть меня на арену и вышел сам. На середине меня ждал мой соперник, вооруженный палашом и довольно длинным стилетом. Он занял боевую стойку, готовый начать бой. Я встал от него в пяти метрах и спокойно вытянул свои дайсё. По арене пронеслась команда. А через три секунды бой уже закончился. Я стоял ближе к противоположным трибунам, а у меня за спиной лежал быстро остывающий труп орка, с отрубленной рукой и головой. Я осмотрел мечи, и не обнаружив на них крови, засунул их в ножны, развернулся и направился к своей комнате, за мной тянули тело орка. Зачем ему находиться именно в моей комнате я не понял, но в чужой монастырь со своими устоями я не лез.
Трибуны на миг замолкшие ревели, и казалось что стеклянная стенка закрывшаяся после того как занесли тело, не выдержит и разлетится на мелкие осколки. Никаких особых эмоций я не ощущал, хотя это было первое существо, которое я убил, но возможно медитация, моя цель выжить и накачка Лайцбрингера, не давали волю эмоциям, и меня просто вырубило в сон.
Разбудили меня эти мелкие существа, принесшие мне какой-то напиток, хлеба и мяса. На арене стоял гул, но бои смотрели без особого энтузиазма, на арене происходило простое убийство, мясо свою жизнь защищать не хотело, а это значило, чтобы мне выжить, нужно было убить еще девяносто девять молодых орков.
- Сколько еще боев осталось?
- Через три боя перерыв, после него вы опять будете драться, – ответил один из зеленомордых.
- А вы, какой расы?
- Мы гоблины, снаги.
- А орки и гоблины не одно и то же?
- Нет, – буркнул он, и быстро вышел из комнаты.
Перерыв был небольшим, но во время перерыва ко мне зашел Лайцбрингер.
- Сейчас ты выйдешь на арену, и в эту комнату больше не вернешься, так что советую взять все свое оружие, и можешь даже прихватить его, – кивнул он на тело.
- Спасибо сенсей.
- Не за что Юрий.
Он развернулся и ушел, а я остался стоять, он первый раз за все время назвал меня по имени. В это время заиграли фанфары, и моя перегородка ушла в сторону. Я взял всю свою сумку и вышел на арену. Бой продолжать я решил основным оружием, поэтому сумку кинул в двух шагах от своей комнаты. Гоблины уже тащили тело на арену, постоянно ранняя то голову то руку. Наконец им удалось его вытянуть и уложить у стены, они быстро юркнули в комнату и дверь в нее закрылась.
А потом началось…

Комментировать